Показать сообщение отдельно
Старый 09.10.2009, 20:20   #45
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Shurix Посмотреть сообщение
Хм. Альтернатива, это конечно хорошо, но тем не менее надо видеть не только позитивные, но и негативные стороны. К примеру Диалонд нет гарантий, что Александр в условиях отсутствия "нашествия" хана Батыя достиг того величия, нежели в условиях постоянной угрозы то с Запада, то с Востока. Опасности они знаете ли закаляют характер. Это раз. Два угроза с Запада, если бы товарищи рыцари были бы ну хотя бы чуточку поумнее и не настолько самоуверенны, то у моего тезки шансов отбиться от них в чистом поле - шиш да маленько.
То есть позитивную роль татарского ига вы видите в закалке характера Александра Ярославича? Закалка характера? Некоторые люди в ней не нуждаются - они от природы такие. Ну где по вашему Александр успел так закалить свой характер к 1240-му г, когда он в 20 лет разбил Биргера на Неве? А вообще трудностей ему и без всяких татар хватило бы. Времена были тяжёлые. Это раз. Два - до татарского нашествия крестоносцы были для русских князей несерьёзным соперником. Много раз мы вторгались в начале 13 века в Ливонию, и каждый раз немцы могли лишь отсиживаться за стенами своих крепостей (замки наши предки и в самом деле не умели толком осаждать), бессильно взирая на разорение своих земель и откупаясь от русских золотом. В тех редких случаях, когда они осмеливались выйти против русских "в чистое поле" их с завидным постоянством ожидал страшный разгром. Так, например в 1234 году, за 8 лет до Ледового побоища отец Александра Невского, князь Ярослав Всеволодович, нанёс немцам сокрушительное поражение недалеко от Тарту. Другим расклад сил стал уже после Батыева разгрома, когда большая часть профессиональных дружин северных русских князей пала на реке Сити. Стоп машина. Об этом я вскоре достаточно подробно расскажу в своём следующем посте посвящённом Ливонскому ордену.
Цитата:
Сообщение от Shurix Посмотреть сообщение
А в целом, идея организации Руси под дланью Новгорода, а не Москвы интересна. Но тем не менее, почему-то в свое время Иван 3 с треском разбил новгородцев несмотря на их численное превосходство, как в живой силе, так и в артиллерии. Теория пассионарности, от которой вас тошнит, это объясняет. А как это объясните вы? Да кстати все тезисы о бездарности новгородцев и хитроумии москвичей прекрасно укладываются в эту теорию.
Что касается победы Москвы над Новгородом то все мои тезисы о несопоставимых силах дряхлой боярской республики и молодой набиравшей силу Москвы вполне укладываются в теорию пассионарности. Расхождения у нас с товарищем Гумилёвым наступают, когда дело доходит до объяснения причин всего этого. Гумилёв видит причину в "плевках из космоса". Я и мои закостеневшие в предубеждениях коллеги-историки, как более приземлённые люди, лишённые поэтического полёта души, видим причину во всякой неинтересной фигне. В отсутствии у новгородцев мощного феодального сословия профессиональных солдат. В разложении и обнищании в Новгороде XV столетия класса свободных ремесленников - основу прежних ополчений новгородцев.В усилившейся до крайнего предела вражде между 50 членами новгородской "федерации"(это я о 50 новгородских улицах, там что ни улица - то считай своё отдельное государство со своей печатью). Во вражде между сословиями, которая была ещё сильнее. В своё время я отдельно исследовал этот вопрос ( эпоха Ивана III вообще моя основная специализация) и потому сейчас еле сдерживаюсь, что бы не вывалить на вас поток оффтопной информации. Ограничусь битвой на Шелони - ведь вы её имели в виду, когда говорили о подавляющем численном превосходстве новгородцев над москвичами? Точно её, потому что в целом численность войск Москвы и Новгорода в кампании 1471 года была примерно равной. Ивану Великому тогда удалось поднять против Новгорода и Псков и Ростов и даже извечную соперницу Москвы - Тверь. Но, противореча военным обычаям того времени, Иван, будучи настоящим военным гением, разделил свои войска на несколько колонн,( ну вроде как у немцев в 1941 - группа армий "Центр", "Юг", "Север" ) выделил стратегический резерв под собственным командованием, и вторгся в Новгородскую землю сразу на четырёх(!) основных направлениях. Подобная стратегия ведения войны на столетия опережала своё время и была чрезвычайно характерна для кампаний Ивана против Казани, Литвы и Новгорода. Но подобная стратегия была эффективной лишь при точнейшей координации действий всех групп войск. При потомках Ивана Третьего, неспособных осуществлять такой сложный контроль подобных кампаний мы больше не видим. Такие кампании - удел Мастера. Даже в 1812году Наполеон, первоначально вторгавшийся в Россию несколькими колоннами, одна из которых должна была идти на Петербург, быстро понял опасности такого метода и уже на ходу, будучи в России, изменил план компании, стянув все свои армии в один кулак.
Главный недостаток этого метода заключался в дроблении сил. Ваш противник может стянуть все свои силы в одну большую армию и рагромить ваши рати по частям. Это было очевидное решение, и потому нас не должно удивлять, что самые разные люди, в самое разное время воевавшие против Ивана III, избирали для борьбы с ним именно этот способ. Марфа Борецкая в 1471-м или величайший литовский полководец XVI столетия Констанин Острожский в 1500-м, рассуждали примерно одинаково. Обоих ждали страшные поражения. Иван III, виртуозно управлял своими войсками (как ему это удавалось при тогдашних несовершенных коммуникациях понятия не имею). Каждая его рать готова была прийти на помощь другой, и причина побед Москвы на Шелони в1471-м и спустя 30 лет на Ведроши - одна и та же.
Марфа Борецкая, собрав огромную 40 тысячную рать и поручив командование ею своему сыну Дмитрию, решила сначала обрушить эту мощь на союзников Москвы - псковичей. Их рать, построенная по тому же принципу, что и новгородская, была самой слабой, начинать следовало с неё.
Иван III, имевший превосходную разведку, понял всю опасность грозившую 12 тысячному псковскому войску, которое в тот момент осаждало Порхов, и принял незамедлительные меры. Ближайшей к Порхову московской ратью было войско Даниила Холмского, своего рода авангард москвичей, далеко вторгшийся в пределы Новгородской земли. Холмский уже успел взять Старую Русу, и нанести новгородцам два чувствительных поражения на южных берегах озера Ильмень и на реке Коростыне. Лишь незначительность его сил (4500 человек) удерживала лихого московского воеводу от того, чтобы не идти на север к Новгороду. Понимая, что с таким войском Новгород не взять, Холмский отошёл назад к Старой Русе и собирался осадить крепость Демон, в ожидании прибытия самого великого князя с основными войсками, который уже был на подходе. Тут его и настигло предписание государя срочно бросать осаду и двигаться на юго-запад к Порхову на спасение псковичей. Конное, а потому более подвижное, войско Холмского могло ещё успеть опередить Дмитрия Борецкого и соединившись с псковичами дать новгородцам бой. Так изначально планировалось Иваном III, но Холмский, будучи этаким Суворовым XV века, рассудил иначе. Впрочев Иван Великий, в отличие от Сталина всегда жаловал инициатвных командиров.
Итак, июль 1471 г. Путь новгородцев к Порхову лежал по северному берегу реки Шелони. Их огромное войско было сильно растянуто, впереди шли пешие полки простых горожан, такие же полки прикрывали армию с тыла. Элитные конные дружины бояр и полк новгородского архиепископа располагались в самом безопасном, как им казалось, месте - в центре. Параллельно новгородцам, но по южному берегу шло маленькое войско москвичей (советую вам посмотреть на карту) . Внезапно, слегка опередивший Борецкого Холмский, стремительно переправляется через реку и обрушивается на передовой полк новгородцев. Пеший авангард сдержал первый удар, но с большим трудом. Было ясно, что они вот вот побегут. Предводители Передового полка послали просить о помощи боярскую конницу, но струсивший и растерявшийся Дмитрий Борецкий впал в какой-то ступор и ничего не делал. Архиепископский полк, так вообще заявил, что владыка их посылал воевать против псковичей, с москвичами же у них приказа нет воевать. Тут, прямо в разгар сражения, образовалось типичное новгородское вече, с характеррной борьбой партий, которое стало демократическим путём решать, что же делать. Простые новгородцы( "меньшие"), которых бояре насильно завербовали в войско на затеянную ими войну с Москвой стали "вопить" на "больших", обвиняя их в предательстве и требуя, чтобы те атаковали москвичей. "Большие" также в долгу не остались. Разгорелась горячая дискуссия. И в этот момент засадный полк, который хитрый Холмский ещё загодя скрытно переправил через реку, внезапно атаковал всю эту говорильню из леса. Среди "депутатов" возникла паника и тут кто-то крикнул - "Татары!" Удивительно, но новгородцы никогда, даже во время страшного Батыева нашествия, не сталкивавшиеся с татарами на поле боя, всегда испытывали перед ними какой-то иррациональный, панический ужас. Всё войско новгородцев в паническом страхе бежало с поля боя, не в силах понять ни того что москвичей во много раз меньше, ни того, что никаких татар тут не было и в помине (небольшой отряд служилых татар шёл в другой колонне - со Стригой-Оболенским и находился за сотни километров от Шелони). В толпе бегущих новгородцы безжалостно разили друг друга в спины. Взаимные счёты новгородцев, жителей не единого города, множества беспрестанно грызущихся между собою улиц, оказались даже сильнее страха. Каждый бегущий рассуждал так - "Если я погибну сейчас от рук татари москвичей, то пусть хоть вон тот гад с соседней улицы умрёт раньше меня!" Бояре же поспешили сдаться в плен зная, что у них есть чем откупиться. Зря. В руки москвичей попал подписанный боярами с Казимиром IV договор о переходе Новгорода под власть польского короля. Это была уже государственная измена. Четверо предводителей новгородцев во главе с самим Д. Борецким, чьи подписи стояли под предательским договором, были казнены Иваном III несколько дней спустя. Государь не соблазнился посуленным ему богатым выкупом. А вот тысячи простых новгородцев, которые попали в плен на Шелони, Иван Великий попросту отпустил по домам, заявив, что простые граждане Новгорода ему не враги, их обманули злые бояре. Так, кстати, зародилась легенда "о добром царе" столь характерная для России в последующие века.
А вот насчёт преимущества новгородцев в артиллерии - не знаю откуда вы это взяли. Никаких пушек в битве на Шелони не было. Полевая артиллерия вообще в то время практически не применялась в Восточной Европе, всем хватило печального опыта Витовта в битве на Ворскле в 1398 году. Не те условия, слишком неповоротлива, колесных пушек-то ещё не было. Вновь полевую артиллерию введёт в оборот тот же Иван Великий в 1480 г. во время битв за переправы на Угре. Другое дело артилерия осадная или те пушки, что напротив стояли на стенах крепостей. Новгород подготовился тогда к осаде и имел неплохой пушечный наряд. Но им и тут не повезло - большую часть пушек перепортил величайший саботажник XV века Упадыш, платный агент вездесущего Ивана III.
P.S. Если вопрос противостояния Москвы и Новгорода и в самом деле интересует вас, Shurix, то предлагаю вам создать под это отдельную тему. Я немало лет посвятил исследованию этого вопроса и у меня найдётся, что рассказать.
  Ответить с цитированием