Показать сообщение отдельно
Старый 03.11.2009, 19:58   #1
Quilp
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Гибель Шамшуддина-2

Было ранее утро. Первые лучи восходящего солнца осветили каменные стены Великого Города Ур. В это время, миновав тяжелую каменную арку Главных Ворот, из города вышли двое. Дорога, которую выбрали путники, вела, петляя и путаясь в невысоких песчаных холмах, на север, к Великому Евфрату. Впереди, широко шагая, шел мужчина лет сорока, смуглый, высокий и чрезвычайно худощавый. Был он одет в свободный кафтан, на плече болталась холщовая сумка. Задумчивый, неподвижный взгляд его был устремлен под ноги, изредка лишь, словно внезапно вспомнив что-то, он, резко обернувшись, вскидывал глаза на свою спутницу – молодую девушку, бесшумно ступавшую чуть позади. Они шли уже довольно долго и длинные тени их успели стать заметно короче, когда девушка заговорила.
- Амен, ты не в себе, - тихим голосом сказала она, изящным движением тонкой руки прикрывая глаза от поднимавшегося на востоке солнца. – Я хочу вернуться.
- Ава, поверь мне! Я обязан этому человеку и не могу подвести его! – человек не остановился и не обернулся, нельзя было увидеть выражения лица его, но в голосе слышалась мольба.
Над дорогой снова воцарилось безмолвие. Город давно скрылся из глаз, когда путники, свернув, пошли к северу-западу. Еле заметная тропинка довольно скоро вывела их к полуразвалившейся хижине. Перед входом росло несколько чахлых деревцев. Не доходя до них нескольких шагов, мужчина остановился. Словно в нерешительности обернулся он в сторону недавно оставленного города. Лицо с остро выступающими скулами было встревожено и бледно.
- Поверь мне, сестра! Я не могу поступить иначе, - с теми же умоляющими интонациями в голосе произнес он.
- Я верю тебе, - девушка подошла и взяла его руку.
Они вошли. Когда глаза немного привыкли к окружившему их сумраку, можно стало осмотреться. Обстановка была более чем скромная. Грубо сделанный из широких досок стол расположился у единственного узенького окошечка. Больше собственно ничего и не было. В углу прикрытый плащом лежал кто-то. Подойдя ближе, они увидели того, к кому шли.
На совершенно белом без кровинки лице застыло выражение невыразимой муки. Сквозь кожу явственно проступили кости черепа. Глаза больного были мутны, на лбу выступили крупные капли пота. Он, видимо, не сознавал где находится и кто рядом с ним. На вошедших он не обратил не малейшего внимания. Ужасно костлявые руки были в постоянном движении, они хаотично двигались по покрывавшей его ткани, сжимали и мяли ее.
Амен медленным движением снял свою сумку, опустился на колени возле ложа больного, и, аккуратно расставляя, принялся извлекать ее содержимое. Здесь были какие-то склянки, травы, порошки и большой тяжелый кубок. Девушка вышла наружу. Утренний воздух был свеж, в ясном небе только начинал заниматься новый день. В хижине чувствовала она себя неуютно, в сердце была какая-то непонятная тревога.
- Ава! - тихо позвал ее брат.
Она снова вошла в хижину. Предчувствие беды и неясный беспричинный страх снова захлестнули словно волной. Брат стоял, склонившись над больным. Инструменты уже были убраны. Уложенная сумка лежала на столе. Возле ложа остался только кубок - теперь он был полон.
- Ты готова? – так же тихо спросил он ее.
Ответом ему был молчаливый кивок.
Одной рукой Амен взял руку сестры, в другой холодно блеснул тонкий острый нож. Быстрым движением он провел им по ладони девушки. Тут же нагнулся, схватил и поднял стоявший на полу кубок. Нож оставил после себя тонкий след. Несколько капелек крови упало в кубок.
-Спасибо, сестра, - странным сдавленным голосом произнес мужчина.
Он отошел к столу все еще сжимая нож. Поставил кубок. В тусклом свете единственного окошка окровавленное лезвие вспыхнуло, бросив красноватый отсвет на лицо человека. Таким же быстрым движением он полоснул свою руку. Снова в кубок капала человеческая кровь, а Амен что-то тихо, нараспев читал над ним. Несколько побледневшая Ава стояла поодаль, у стены, рядом с дверным проемом. Она ждала, когда брат закончит ритуал и можно будет вернуться в город, а пока прикладывала к ране чистую тряпицу.
Амен обернулся и долго и внимательно смотрел на сестру. Потом он быстро подошел к ложу больного, вылил содержимое кубка ему в рот и громко и отчетливо произнес несколько слов на непонятном языке. Резкая судорога свела лежащее тело. Больной заметался, забился, изо рта его вдруг хлынула кровь. Он еще раз содрогнулось и все стихло.
Ава, с ужасом смотревшая на происходящее, отступила назад, к выходу из хижины. Но вот фигура в углу зашевелилась и начала подниматься. Крик ужаса застрял в горле девушки, когда она взглянула в лицо больному. На нее смотрели, полыхая нечеловеческой злобой, два совершенно красных глаза, в которых пульсировал узкий и черный змеиный зрачок. Глаза эти вспыхнули, девушка вскрикнула, пошатнулась, словно от удара, и медленно спустилась по стене на пол. Страшные глаза остановились на ее брате. Раздался низкий, исходящий словно из-под земли голос.
- Ты выполнил свою часть договора. Ты свободен, - демон схватил колдуна за руку и тот, исказившись в лице, упал на колено. Спустя несколько мгновений, слегка покачиваясь, Амен уже поднимался и смотрел на свою ладонь. Лицо его несколько прояснело, повернувшись вслед удаляющемуся демону, он низко поклонился.
Надо были идти. Чтобы завершить переход, демон должен был попасть в Ур. Оставаться здесь дольше было небезопасно. Мужчина надел свою сумку и обвел тусклым взором помещение. Взгляд его упал на тело сестры. Но в глазах человека нельзя было прочесть ничего – они были пусты и равнодушны. Заметив откатившийся в угол кубок, мужчина подошел, поднял его, обтер полой халата и положил в свою сумку. Не оборачиваясь более, вышел и зашагал по тропинке обратно и скоро уже вышел на дорогу. Взглянув по направлению города, он не заметил никого и зашагал в сторону реки.
Демон вошел в Главные ворота и медленно, разворачиваясь всем корпусом, осмотрелся. Людей не было видно. Тонкая улыбка скользнула на безжизненном лице его. Тяжело шагая, он направился по широкой и прямой как стрела улице к центру города.
Он успел сделать лишь несколько шагов, когда впереди показалась двигавшаяся навстречу человеческая фигура. В глазах демона загорелся нехороший огонек, змеиные зрачки его сузились. Вдруг демон остановился. От шедшей впереди фигуры исходило такое ощущение силы, что в теперешнем, своем состоянии он почел бы за лучшее не рисковать и не связываться.
Прежде всего, для завершения ритуала необходимо было попасть в Главный Храм. Но этот человек… Он стоял на пути. Он мешал. В демоне шевельнулась тяжкая злоба. Камни мостовой мелко задрожали, когда, отбросив сомнения, демон двинулся навстречу.
Верховный Маг Шумера Креол был не в духе. Вчера он был в гостях у мага и своего близкого друга Шамшуддина. Они долго говорили и выпили много вина. Сегодня все раздражало Верховного Мага. Он шел по улице, ведшей к Главным Воротам, и хмуро поглядывал на окружающий мир из-под припухших полуопущенных век. Внезапно он что-то почувствовал. Бросив вперед мгновенно ставший острым взгляд, он увидел приближающегося демона.
- Чрево Тиамат! – проревел Креол, - Хастур! Что ты забыл здесь, Лэнгово отродье?!
Демон атаковал, атаковал мощно, губительно. Ближайшие дома превратились в руины, мостовая под ногами – в крошку, когда он швырнул в Креола первые заклинания. Воздух мгновенно наполнился пылью – практически ничего не было видно, но Креол успел блокировать решительные чары и сам в свою очередь контратаковал демона, швырнув в него поражающее заклятье. Применять подобные чары в пределах Великого Города Ур было запрещено, но удар Креола был направлен за стены, в арку ворот через которые демон вошел в город, к тому же жизни простых людишек никогда особенно не волновали Креола и будучи Верховным Магом он мог себе позволить не обращать внимания на некоторые правила. В любом случае демона надо было каким-то образом остановить. Вложив всю свою мощь и сегодняшнюю злобу, он швырнул в демона тяжкое заклятие. Земля вздрогнула от глухого удара, что-то, разрывая воздух, рванулось в сторону пришельца из Лэнга, опаленные камни вихрем разлетелись в стороны.
Шамшуддин чувствовал себя неважно. Прошлым вечером он немного не рассчитал своих сил и теперь проклинал все и вся. Было душно и он всю ночь проворочался без сна. Взошло солнце, но и утренняя свежесть не принесла ему облегчения. Одевшись, Шамшуддин решил прогуляться за городскими стенами. Возвращаясь в город, он чувствовал себя гораздо лучше. Теперь ничто не помешает ему заснуть. Перед ним в ворота вошел человек. Что-то не понравилось в нем магу и он, стараясь не привлекать внимания, двинулся следом. Подойдя к воротам и увидев, что незнакомец остановился, маг тоже встал в тени ворот. Оглядываясь, чтобы узнать причину остановки, Шамшуддин вдруг заметил Креола. В следующее же мгновение, казалось, сам воздух взвыл вокруг него. Все мгновенно стало на свои места. Шамшуддин понял, что это за незнакомец и что в нем ему так не понравилось. Первым делом надо было как-то пробраться к Креолу и помочь ему. Сейчас положение Шамшуддина было не только небезопасно, но и невыгодно – он не мог атаковать демона так, чтобы не задеть Креола. Тут вдруг он понял, что и Креол, лишенный возможности видеть что-либо из-за окутавшего всю нижнюю часть города пылевого облака, может его задеть. Шамшуддин похолодел – он-то знал, насколько опасным может быть Креол. Надо было уходить. Сейчас же. Немедленно. Магу требовалось всего лишь одно мгновение, но и его у него не оказалось.
В последний момент в разрыве между густыми клубами пыли Креол увидел Шамшуддина. Казалось, маг был чем-то чрезвычайно удивлен. Креол что-то крикнул, но сделать уже ничего не мог.
Чудовищная сила разметала камень города, снесла часть городской стены, от арки ворот остались лишь руины.
Миновав останки демона, Креол поспешил к тому месту, где стоял Шамшуддин. Напрасно.
- Тут уже нечего собирать, - скрипнув зубами, подумал Креол, - А скажут, что вот, мол, опять! Как всегда! Надо будет что-нибудь сочинить… Придется сказать, что демон одолел доблестного Шамшуддина.

PS: просьба воспринимать данный сюжет как шутку

Последний раз редактировалось Quilp, 04.11.2009 в 04:00.
  Ответить с цитированием