Показать сообщение отдельно
Старый 04.11.2009, 01:01   #79
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Ливонский орден. Часть шестая.

В 1231 году к Великому магистру Ордена Немецкого Госпиталя Девы Марии в Иерусалиме прибыли послы от Меченосцев. Надо заметить, что Германа Зальца в этот момент дел было по горло. Ну, сами считайте. Великий магистр пытался вернуть своему ордену земли в Венгерском королевстве (Бурзенлянд), отнятые "злым" королём Андреем. Раз. Договаривался о посылке новых подкреплений в Пруссию. Два. В стиле Трюфальдино из Бергамо балансировал между двумя смертельными врагами - императором Фридрихом II и папой Григорием, умудряясь оставаться лучшим самым "искренним" другом обоих владык. Три. Имитировал деятельность на главном (в теории) крестоносном направлении - в Святой земле. Четыре. Убеждал различных богатых феодалов (вроде графа Ангмуса Тирольского), что пожертвовав ордену свои земли, вместо того, чтобы отдавать их в руки законных наследников, дарители получат полное отпущение грехов и бронь в Раю. Пять. Вобщем дел было по горло.
Нет, не то чтобы Зальцу совсем не заинтересовала возможность получить контроль над новыми обширными землями. Просто условия объединения, предложенные послами ливонского магистра фон Вольквина, не устраивали Зальцу категорически. По сути ливонцы надеялись получить финансовую и военную поддержку Тевтонского ордена, заплатив за это всего лишь чисто формальным призанием власти Великого магистра. Подобный трюк мог бы сработать в отношении каких-нибудь "лохов-ляхов" или славного Владимира Полоцкого, не далеко ушедшего от Конрада Мазовецкого в том, что касалось мозгов, но теперь Меченосцы имели дело с такими же прохиндеями как и они сами. Герман фон Зальца, хорошо осведомлённый о затруднениях ливонских братьев, предпочёл отказать им, надеясь, что вскоре обстоятельства сделают Меченосцев более сговорчивыми. Великому магистру нужна была реальная, а не номинальная власть над Ливонским орденом. Его расчёты оказались верными.
В 1234 году немцы потерпели сокрушительное поражение под Дорпатом(Тарту) на р. Омовже от Ярослава Всеволодовича. Само по себе это поражение, сопровождавшееся значительными и, как я недавно объяснил, трудно восполнимыми потерями среди братьев рыцарей, ещё не могло бросить Орден на колени, но зато сделало Меченосцев ещё более зависимыми от пришлых пилигримов из Германии. А на эту публику, в отличие от "кадрового состава" военного ордена, трудно было положиться. Дисциплинка хромала.
Летом 1236 года в Ливонию прибыла очередная кампания компания "сезонных" крестоносцев-любителей из Голштинии. Для этой компании регулярные крестовые походы в недалёкую Прибалтику были хорошим летним развлечением, ну, вроде сафари, пейнтбола или экстремального туризма. Только чуть более кровавым. Времени до конца охотничьего сезона оставалось мало (лето заканчивалось) и они, едва ступив на берег, потребовали от магистра Вольквина немедленного похода на проклятых нехристей. И поскорее!
Магистр оказался в затруднительном положении. Срывать "охотничий сезон" он не имел права, иначе никто к ним сюда больше не приедет. Все туземные жители Ливонии были уже покорены, а истреблять собственных вилланов показалось стремным даже для "псов-рыцарей". Идти в набег на русских после той кровавой бани, что те позапрошлом годе устроили им на Омовже, не хотелось. Датчан в Ливонии уже почти не осталось, да и христиане-католики, всё же... В конце-концов магистр выбрал самого слабого из всех возможных противников - литовцев. Это стало роковой ошибкой.
Надменные рыцари никогда не смотрели на находившихся по сути в каменном веке литовцев (наконечники для стрел те делали из купленных или украденных на Руси насошников) в качестве достойного противника. Не проведя никакой разведки, весёлое крестоносное войско вторглось в Самогитию (северо-западная Литва) и, не встречая никакого сопротивления, начали жечь литовские деревушки. Местное население попряталось по лесам, ожидая пока перепившаяся и нагруженная добычей гоп-компания не устремится в обратный путь. На реке Шауляй (Сауле) они подстерегли Меченосцев с голштинцами и преградили им путь (22 сентября 1236 года). Опытный Вольквин потребовал от рыцарей спешиться, хорошо понимая сколь уязвимо конное войско на переправе. Голштинцы отказались идти в бой пешком, утверждая, что это урон их рыцарской чести. Пришлось переправляться верхом. Когда тяжело нагруженные добычей рыцари находились посередине реки, глубоко увязая в речном иле, на них навалились литовцы под командованием тогда ещё почти неизвестного за пределами своей крохотной страны Миндовга. Дело кончилось полным разгромом католиков. Вольквин и большая часть рыцарей погибла. Сопровождавшие рыцарей кнехты из числа покорённых ливов сумели спастись вплавь, бросив своих немецких господ ещё в начале сражения. Это была настоящая катастрофа. Даже если учесть, что из 48 знатных рыцарей павших на Сауле часть была из Голштинии, потери Ордена, чья полная численность в те годы явно не слишком превышала сто полноправных членов, были чудовищными. Да и крестоносному "туризму" в Прибалтике был нанесён ощутимый урон.
Уцелевшие вожди Меченосцев отправили двух своих высокопоставленных братьев к тевтонцам за помощью. Теперь объединение орденов стало для ливонцев настоятельной необходимостью, и они были согласны на куда более суровые условия. Сначала их просьбу рассмотрели на Малом Капитуле в Марбурге. Капитул перенаправид обоих послов на Великий Капитул Ордена. Великий Капитул перенаправил бедняг к Великому Магистру Зальце в Вену, где тот гостил у своего друга императора Фридриха II. Венское совещание также не пришло к определённому решению и отправило Меченосцев к папе Григорию, лучшему другу фон Зальцы (эх, ну и умел же тот дружить!). Там разыгралась настоящая комедия.
Итак. Май 1237 года, папская резиденция в окрестностях Рима. Герман фон Зальца и оба совершенно замотанных посла Меченосцев подают папе прошение об объединении орденов. Папа и Великий магистр выходят из комнаты "посоветоваться" и оставляют послов Ливонии в одиночестве. Вскоре их и нескольких свидетелей зовут к папе. Тот уже сидит на троне во всём блеске своего величия и повелевает Меченосцам преклонить колени. Послы, ожидавшие очередной бюрократической возни и затягиваний, недоумевая подчиняются наместнику бога на земле. Затем папа сказал, что снимает с них все прежние клятвы и велел разоблачаться. "Согласны ли вы следовать уставу Ордена Немецких госпитальеров?" - вопросил их понтифик. Голые и мёрзнущие рыцари поспешно согласились. Тогда слуги одели на них уже заготовленные загодя мантии Тевтонского ордена с черным крестом на белом фоне (в отличие от привычных ливонцам креста и меча). "Отныне вы и все ваши братья - члены Тевтонского ордена" - объявили им.
Совершенно обалдевшие от невероятной стремительности процедуры, замотавшиеся по инстанциям послы попросту забыли или не успели (им, так понимаю, и слова-то там вставить не дали) спросить, а на каких собственно условиях произошло объединение? Когда они наконец осмелились спросить об этом папу и магистра, им ответили, что без всяких условий. Ливонский орден теперь часть Тевтонского и условия тут теперь ставить фон Зальце. Вдобавок папа потребовал от Меченосцев возвращения Дании Эстонии, которую Орден у них под шумок захапал 10 лет назад. Папа был озабочен раздором между двумя основными силами католической экспансии в Ливонии, каковой постоянно срывал планы святого престола по организации крестового похода на Русь. Надо думать, что именно Эстонией фон Зальца расплатился с понтификом за его участие в этой комедии. Расплатился за счёт ливонцев.
Казалось бы фон Зальца мог праздновать полную победу. Однако, как нетрудно заметить, юридическую силу заключённого таким странным образом союза легко было поставить под сомнение. "Без всяких условий" можно было трактовать по разному, что впоследствии и делали. Но это, пока что, было в будущем. Сейчас Орден нуждался в незамедлительной помощи. Спор о том является ли Ливонский орден часть Тевтоского или только его вассалом продолжался до 16 века, а в историографии продолжается до сих пор.
Следующий мой пост будет посвящён организации крестового похода на Русь в 1237-1242 годах. Поход этот носил широкий характер и Невская битва, равно как и Ледовое побоище, эпизоды одной войны.
  Ответить с цитированием