Тема: Фанфики
Показать сообщение отдельно
Старый 04.02.2006, 01:00   #73
Rgal_the_beast
Птица Лэнга
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию

Последний концерт Лиорена Барда

Четвертый Маршал серых Ригеллион Одноглазый осадил Владеку. Его армия - шестьдесят тысяч солдат - гиганской амёбой расползлась вокруг города. Первые атаки были относительно легко отбиты - оборонные системы работы самого Драво Стузиана сдержали напор пехоты серых, а поголовье вемпиров резко поуменьшилось после небольшого обстрела сербрянной картечью из дальнобойных орудий. Правильная осада должна была принести свои плоды - войска Квиллиона Дубля были уже на подходе, да и Руорк Машинист ненадолго от него отставал - но Ригеллион Одноглазый не желал помощи. Он давно устал быть Четвертым Маршалом. Лучший полководец серых был честолюбив и жаждал славы. Астрамарий Целебор Краш приводил его в бешенство самим фактом своего существования.

"Неужели, - спрашивал себя бывалый вояка, - я хуже какой-то твари из Лэнга с палаческими замашками? А эти болваны Руорк и Квиллион - они сильнее меня как колдуны, но я-то несомненно лучший полководец, чем эти двое - трус и полуавтомат!" Да и Асанте Шторм не лучше. Я-то помню его первую кличку - Асанте Пират! И вот каждый - каждый из них стоит выше меня!"

Эти мысли буквально разъедали душу колдуна, а неприступная столица Рокуша заслоняла полнеба, словно издеваясь над ним и его армией. Этого унижения маршал Ригеллион вынести уже не мог. Он решил уничтожить Владеку. Лично. Не считаясь с потерями. И вот тогда... да, тогда-то Владыка Бестельглосуд Хаос наконец оценит его по достоинству...

Атака должна была начаться через час после захода солнца, а пока серые вовсю снаряжались. Мушкетёры и егеря чистили ружья, артиллеристы проверяли пушки, колдуны повторяли заклинания - войска готовились к штурму. Маршал со своим штабом в очередной раз просматривал план будущей битвы, когда в палатку вбежал один из его адьютантов.

- Беда, повелитель Ригеллион, - выдохнул он. - здесь Лиорен Бард!
- И что с того? - скептически спросил один из генералов. - Что ты орёшь, как будто Хобокен ожил?

Все захохотали, и никто не заметил, что маршала буквально передернуло - старый солдат втайне восхищался легендарным полководцем. Мысленно пообещав себе, что после штурма одним шутником в его армии станет меньше, Ригеллион Одноглазый ледяным голосом приказал:

- Лиорену Барду дозволено находиться в нашем лагере. Ты что, считаешь его угрозой? Объяснись.
- Он... поёт! - пробормотал офицер.
- Я не запрещал ему петь - всё так же холодно сообщил маршал. - Или он поёт о свадьбе владыки Искашмира и повелительницы Руахи?
- Нет, повелитель... но вы сами послушайте! - уже в отчаянии выкрикнул адьютант. - Послушайте, и вы поймёте!
- Ну что ж... - проворчал командующий, - послушаем, - и, жестом приказав офицерам следовать за собой, вышел из палатки.

Совсем недалеко от штабной палатки был сооружен небольшой помост. С него, как правило, обьявлялись приказы и распоряжения маршала, но сейчас он использовался для гораздо более мирных целей. На этой необычной сцене стоял беловолосый человек в белом плаще - Лиорен Бард, последний колдун-музыкант Серой Земли. Огромная толпа - не меньше четверти армии - окружала помост, причём все эти люди старались вести себя как можно тише: Лиорен Бард пел. Специальное заклинание доносило его негромкий приятный голос до каждого, кто желал его слышать. Не только рядовые солдаты, но и колдуны всех рангов дружно затаили дыхание, прислушиваясь к тем самым словам, которые совсем недавно звучали в корчме «Хвост Вешапи». Многие украдкой вздыхали, с опаской поглядывая по сторонам - всё-таки старая вера была под запретом...

- Ну? - всё так же холодно произнес маршал, не особенно прислушиваясь к тихому голосу певца. - Что тебя так напугало?
- Вы... послушайте несколько его песен, повелитель Ригеллион, - неуверенно отозвался офицер. - Я не могу объяснить... вы сами увидите...
- Три песни. И если я ничего не увижу, ты отправишься в Лэнг - отрезал Ригеллион Одноглазый. - Ну хорошо, послушаем...

Волшебные пилуки Лиорена Барда как раз замолчали. Старый певец собирался исполнить несколько новых песен, написанных им буквально в последние дни...

Лиорен Бард был далеко не глуп, он прекрасно понимал, что Совет Двенадцати позволяет ему петь - до поры. Понимал он и то, что если его песни войдут в слишком уж большой резонанс с официальной политикой серых, подобному попустительству быстро придёт конец. Да, он понимал это... но не мог молчать. Настоящий бард, послушный только своему сердцу, он всегда старался помочь своим землякам, открыть им глаза, сделать их лучше, чище. И сейчас - старый певец чувствовал это - он должен был высказать этим тысячам солдат всё, что накипело у него на душе. Путь Лиорена Барда пролегал через Ларию и Рокуш. Он, за всю свою жизнь не причинивший никому вреда, страдал, видя все жестокости, творимые серыми. Убитые дети, изнасилованные женщины, разрушенные дома... Сердце старика болело при виде этих страшных картин, и болело отнюдь не фигурально. Именно поэтому вместо того, чтобы не спеша идти на юг, искать новых слушателей, он помчался на запад, к Владеке, чтобы... чтобы устроить солдатам Ригеллиона Одноглазого небольшой концерт. И вот сейчас певец собирался с силами. Он уже успел исполнить несколько песен, в том числе и переведенную им на язык серых песню о гибели Султана Огня*. Многие солдаты были очень впечатлены - во время предыдущих штурмов Логмир Двурукий показал, что его имя не зря знает весь Закатон. Известие о том, что им предстоит сразиться с великим героем, в одиночку победившим ужасного зверобога серых, мягко говоря, не обрадовало...

*Логмир всё же спел Лиорену Барду свою песню. Если верить этому поэтическому произведению, труднее всего Логмиру было не дать несчастной ящерице сбежать от неминуемой гибели.

Но сейчас Лиорен Бард, последний бродячий певец Серой Земли собрался исполнить свою песню, написанную совем недавно. Музыкант внимательно оглядел своих слушателей и негромко запел, а магические пилуки еле слышно аккомпонировали ему. Он пел о прекрасном острове, родине могущественных чародеев и трудолюбивых крестьян, о величественой Двуглавой Башне и древних статуях, украшающих Иххарий - столицу Серой Земли, и о древних временах, когда серые были желанными гостями в любой стране. Сейчас всё изменилось - столица уже давно выглядит как огромный склад кирпичей, великолепные статуи заменены на изваяния демонов Лэнга, а Двуглавая Башня совсем недавно разрушена - это стало поводом к началу войны. Главным "украшением" некогда прекрасного города стал портал в Лэнг. Память о старом времени сохранилась только в песнях, да на древних картинах. Единственный свидетель тех времён - Тивилдорм Призрак - как-то не горит желанием рассказывать о старом городе... хотя кто знает, для безобидного певца он мог и сделать исключение. По крайней мере, пел Лиорен Бард так, словно это он шагал по древним улицам и видел вокруг только радостные лица...

Певец замолчал, и немедленно раздался настоящий гром аплодисментов. Слушатели отчянно хлопали не щадя ладоней, по лицам многих солдат и колдунов катились слёзы, но Ригеллион Одноглазый оставался равнодушным, как и его штаб. Дослушав песню, Четвёртый Маршал презрительно фыркнул, и, пристально глядя на съёжившегося адьютанта, демонстративно загнул один палец.

Когда аплодисменты утихли, Лиорен Бард аккуратно достал из чехла свою старую флейту, жестом заставил заиграть магические пилуки, глубоко вздохнул - и в воздухе снова раздалась мелодичная трель. Мягкая, приятная мелодия разлилась вокруг. В музыке отчётливо слышались крики птиц, журчание ручьёв, детский смех... Это были звуки, которые раздаются в обычный летний день в маленькой деревне. Перед глазами слушателей возникли аккуратные домики, сгрудившиеся на опушке леса и мирно работающие в поле люди. Вдруг мелодия изменилась: одна из пилук глухо, угрожающе зарокотала словно барабан, вторая издала тонкий, жалобный звук - десятки солдат в серых мундирах вторглись в идиллическую картину. Дома встыхнули, крестьяне бросились врассыпную. Кто-то попытался убежать, кто-то схватился за топор - но серые фигуры безжалостно смели эту жалкую попытку споротивления. Раздалось несколько отчаянных, захлёбывающихся женских вскриков, детский плач... и серые фигуры исчезли, оставив после себя безжизненное пепелище и мёртвые тела. Хотя певец не произнёс ни слова, по рядам его слушателей прокатилась дрожь. Привычные, не раз пережитые картины войны неожиданно показались солдатам совсем не такими весёлыми, как прежде. Магия Лиорена Барда заставила каждого увидеть гибель своей родной деревни - и свою собственную смерть.

Ригеллион Одноглазый нахмурился. Его офицеры были не так спокойны - за спиной маршала раздался возмущённый шепот. Единственный, кто расслабился, был тот самый адьютант, который поднял тревогу. Перспектива оказаться в Лэнге явно миновала, и офицер смог наконец спокойно вздохнуть.

- Повелитель Ригеллион, - прозвучал за спиной маршала хриплый шепот командира егерей, - быть может, мне стоит... прекратить это... выступление?
- Нет. - коротко буркнул маршал. - я сказал "три песни". Послушаем до конца. Но на всякий случай приготовься.

Старый бард тем временем перевёл дух и, снова бержно спрятав флейту в футляр, запел. После первых же слов единственный глаз маршала буквально полез на лоб - это была песня... о нём! Да-да, о Четвёртом Маршале Серой Земли Ригеллионе Одноглазом, о его огромной армии, безжалостно сминающей любое сопротивление, о доблестных солдатах и колдунах, послушных его воле... И о его врагах, не желающих покориться своей судьбе, готовых погибнуть, но не сдаться. Старый солдат не любил лести, но Лиорен Бард и не льстил: он пел только правду, поэтому Ригелион с удовольствием слушал, как его полки топчут чужую землю, неся новый порядок. Наконец, Лиорен Бард запел о жалобных кличах с городских стен, о том, как обречённые люди кричат: "Вернись, Хобокен, защити нас!" И - тут глаза музыканта ярко блеснули, и простая песня зазвучала заклятием - он придёт! Придёт и разгонит серых крыс своим легендарным крюком, и никто - никто не сможет устоять перед Железным Маршалом! Это будет последний бой Ригеллиона Одноглазого - он умрёт в этом сражении!..

Выстрел из нарезного егерского ружья попал прямо в сердце певца. Кровавое пятно начало быстро расползаться по белому плащу - но голос Лиорена Барда не утих. Он пел свою последнюю песню - и все колдуны Рари не смогли бы помешать ему допеть её до конца. Тем более, что спеть осталось всего несколько строк - о том, что уничтожив Ригеллиона Хобокен не остановится - он разгромит все армии своих злейших врагов, и тогда наконец обретёт покой. А вернётся Бокаверде Хобокен... сейчас!

Последние слова Лиорен еле выдохнул - и упал замертво. Его сердце перестало биться. Замолчавшие магические пилуки с коротким стуком упали на помост рядом со своим хозяином.

...Далеко на западе Астрамарий Целебор Краш выронил свой ужасный меч и упал. Когда его подняли, доспехи и шлем оказались пустыми. И в тот же миг во Владеке медленно шевельнулась статуя Бокаверде Хобокена. Железный Маршал вернулся.

P.S. Предупреждаю всех: я не знаю, что случится с Лиореном Бардом, кто такой Астрамарий Целебор Краш и как будет проходить осада Владеки. Всё, что написано - просто полёт фантазии. А то новую книгу теперь ждать долго...
Rgal_the_beast вне форума   Ответить с цитированием