Показать сообщение отдельно
Старый 19.10.2007, 10:31   #35
old_guest
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Тестовый вариант 3й главы (неполный). Просто, не исключено, теперь с недельку не появлюсь в онлайне

Мельин. Славный город Империи. В нем есть все: широкие площади и узенькие - не то что телеги, две лошадки с трудом разойдутся. Величественные дворцы, шикарные дома аристократов - и вовсе уж неприличные соломенные хижины на окраинах. Святые аскеты, почти полностью подчинившие слабую плоть могучему духу - и недорогие, полные славного пива и вполне съедобной снеди трактиры, "веселые дома" с не менее веселыми девицами, дорогие гостиницы, в номерах которых вполне можно отрабатывать конные бои. Справедливости ради - только с мечами, булавами или саблями, для арбалетов или ристалищных копий все же тесновато.
Но главное, чем жив Мельин - его славные люди. Мельинцы - они...они тоже очень разные, под стать городу. Мастеровые, купеческие, воинские, воровские гильдии, общины гномов, эльфов, орков... Мельинцы славно умеют веселиться, но они - великолепные, упорные работники, не бросающие слов на ветер и несделанных дел на полпути. Из них выходят неплохие воры, славные плотники, достойные каменщики и купцы, неплохие мастера золотых дел и даже (в былое время) члены Серой лиги.
И, конечно же, отличные легионеры. Некоторые из командиров нынешней армии Империи - уроженцы Черного Города, беднейшей части Мельина. Такие, например, как легат Аврамий. Именно мужество простых имперцев, и не в последнюю очередь - мельинцев, дважды удержало этот мир от вселенской катастрофы. Отступился Спаситель, не сбылось пророчество Илэйны о Двух Братьях. Отступились и твари Разлома...
Мельинцев иногда трудно понять. Только недавно с ворот убрали надписи вроде "для ельфов, данков и гнумов вхот толька с биркай!" Согласно указу Старого Императора (погибшего при штурме Нерга Гвина называли именно так, не "прежним" или "предыдущим"), все граждане Империи, будь это люди или орки с гоблинами, получили равные права. Впрочем, иные заведения до сих пор не пускают к себе нелюдей...и пользуются за счет этого нешуточной популярностью. Правда, и на них сказались приметы нового времени: оказалось, нанять вышибалами двух здоровенных орков за харчи и минимальную плату - куда дешевле, чем добропорядочных здоровяков из местных. Да и в эффективности двое зеленокожих с легкостью давали сотню очков вперед четверке штатных вышибал из людей.
Да, мельинцы не любят нелюдь - но вот на плохое слово об Императрице Агате, "грязной данке", реагируют почти единообразно, словно в Империи действует соответствующий закон. Удар в челюсть, затем - поддых, ну а там, после подножки, легкомысленный критик Ее Величества убеждается, что в Мельине отличные сапожники, делающие очень, очень прочную обувь. Гораздо более прочную, чем человеческие ребра. Некоторые, из числа ветеранов Ягодной Дуги и битвы у башни Нерга, еще пытаются разъяснить, что этих сопляков, недоносков, у коих язык повернулся выговорить этакую гадость, уже на компост пустили бы, не будь Императрицы. Но и они заканчивают свою речь вышеописанным: удар в зубы, потом - в "солнышко"...
И еще в Империи не любят магов. Но тоже не всех - куда ж без травников, лекарей, погодников. Только "одноцветных" - магов семи Орденов, война с которыми дорого обошлась славному городу. И опять же, далеко не всех магов мельинцы ненавидят. Тем двоим, что сейчас направляются к высокому, кроваво-алому зданию, бояться нечего. Невысокому, худощавому человеку в оранжевом плаще, чье лицо изобиловало старыми шрамами и свежими морщинами, добрые жители города будут рады в любое время: он - самый лучший лекарь, спасший не одну сотню жизней. Возможно, и не одну тысячу. Нечего бояться и немолодой, но довольно красивой женщине в голубом плаще. Разве что того, что ожидает их в башне Красного Арка...
- Юная Сежес волнуется? - слегка усмехнулся Гахлан, бывший гроссмейстер одного из орденов всемогущей Радуги. - В конце концов...
- Да, Гахлан, да, - отозвалась лучшая волшебница Мельина, одна из трех наиболее приближенных к трону людей. Гораздо более опасная, чем двое остальных - легат Клавдий, главнокомандующий имперской армией, и Кер-Тинор, командир дворцовой стражи. Даже ему, Вольному, несравненному бойцу, в столкновении с Сежес, буде таковое случится, не прожить и двух мгновений. - То, что мы нашли вчера в первой башне Арка - почти бесценно. Методики отбора и обучения одаренных, системы заклинаний, пособия по магофизике и магоматике для аспирантуры и докторантуры...
- ...и способы связи с теми, кто умеет ходить между мирами...
- А толку-то от них? - раздраженно отмахнулась волшебница. Гораздо более раздраженно, чем ей полагалось бы. Отчего же все-таки Сежес, обретшая в последней войне невероятную силу и тайные знания, постоянно оглядывается по сторонам, хмурится, еле заметно шевелит руками, посылая вперед одно сторожевое заклятье за другим? - С Долиной поговорить не удается...полное впечатление, что они там просто взяли и куда-то переместились. Причем все вместе, да еще прихватив с собой дома, огороды, ратушу, горы и местное солнце. С мессиром Игнациусом тоже - и знаешь, Гахлан, я совершенно не желаю его здесь видеть.Случись что - он нас обоих в порошок сотрет вместе с половиной Мельина. И сам при этом останется чистеньким, и весь в белом. На белом коне, чтоб их обоих в Разломе утопило!
- Боишься его, да? - усмехнулся лекарь в оранжевом плаще. Нет, будь при нем его магия - этот добрый дедушка стоил бы в бою самой Сежес...но магии при нем как раз и нет. Принеся клятву верности Старому Императору, он позволил волшебнице замкнуть его силу. И та отнюдь не спешит вернуть Гахлану возможность творить чары. - Что ж, вполне объяснимо. Я, признаться...
- Да помню я, Гахлан, помню, - отмахнулась волшебница, вновь раздраженно глядя вперед. На сей раз - в скромную алую дверь красной башни. Еще несколько шагов - и она останется за спиной. - Когда мессиру довелось посетить совет гроссмейстеров и предложить "взаимовыгодное сотрудничество", после его ухода один оранжевый старикашка ощутимо стучал зубами. Даже громче, чем я.
Как известно, в славном Мельине, столице Империи, было 14 башен семи Орденов Радуги. Не все из них сохранились - башни Кутула и Флавиза во время известных событий толпа сровняла с землей, предварительно закопав туда обезображенные трупы магов башен. Не все представляли из себя хоть какую-то ценность - например, в башнях Всебесцветного Нерга теперь разве что склад удобрений устраивать. Ну а в башнях Голубого Лива и вовсе делать нечего - гроссмейстер Лива Сежес во время оно приказала ничегошеньки важнее тупой канцелярской переписки в столице не хранить. Коллеги по Ордену - они, знаете, такие затейники, да и Серой Лиге палец в рот не клади.
Башни Арка - исключение. Ворвавшихся сюда первыми воинов Лиги просто и немудрено испепелило рванувшееся со всех сторон пламя. Последовавших за ними горожан, пьяных от невозможной победы и крови магов - тоже. И следующих. После чего добрые мельинцы решили, что коварных магов лучше убивать где-нибудь в другом месте. Легко было предположить, что просто так никто не станет тратиться на столь мощные и опасные чары. Значит, они охраняют нечто важное - что и подтвердилось в первой башне Арка.
На очереди вторая. По некоторым намекам, в ней хранилась текущая переписка Ордена, данные о "коллегах", подробности их общения с Долиной - именно Арк теснее всего общался с птенцами архимага Игнациуса. И именно Арк первым узнал о "тварях с Границы" - тех самых козлоногих. Удайся им безумный, невероятный план, овладей Красный Орден всеми тремя великими мечами - Алмазным, Деревянным и мечом Хозяина Ливня...
Впадать в размышления в подобных местах очень вредно. Да, гроссмейстерам Радуги нечего было бояться защитных чар коллег - но это была не единственная опасность. Две статуи в
просторных плащах золотисто-шафранной расцветки у входа в главную башню вдруг ожили. Они с невероятной скоростью и нечеловеческой точностью встали за спиной Гахлана и Сежес. А их недлинные парные мечи заняли позицию еще опасней - у горла и со спины напротив сердца волшебников.
- Благородные гости да войдут в залу. Только очень осторожно и медленно, - произнес "опекун" Гахлана, которого Сежес мигом поименовала Левый. Правым стала статуя за ее собственной спиной.
Зал башни Арка был просторным, не меньшим, чем зал Малых Церемоний в императорском дворце. Арк не стеснялся играть с пространством и был не прочь показать свое могущество в центре Империи. И в этом зале их ждало пять персон. Реваз, Фалдар - гроссмейстеры, сражавшиеся на стороне баронов и Нерга. Иоанн Равнодушный - один из гроссмейстеров Кутула, давно отдалившийся от каких бы то ни было дело Ордена. Еще 1 волшебник из Флавиза - он был Сежес решительно неизвестен. И - красный плащ Арка! Невероятно!
Пятый гость был в таком же золотистом балахоне, как и напавшие на колдунов. И в точно таком же скрывавшем лицо капюшоне.
- Предательница Сежес! Сегодня совет гроссмейстеров решит твою жалкую участь. Мудрый Гахлан! Займи подобающее тебе место среди собратьев. Твои прошлые грехи прощены, ты вновь один из нас, и сегодня обретешь свои прежние силы и новых друзей! - провозгласил красный. - А вы, друзья, - обратился он к охранникам, - можете отпустить их. Оранжевый волшебник - наш друг, а голубая, - презрительно, - она не сможет колдовать здесь без моего разрешения.
По всей видимости, Правый и Левый переглянулись с тем самым пятым гостем. Во всяком случае отпустили Сежес только после еле заметного кивка Пятого, подтвердившего слова Илмета.
Илмет! Да, конечно, выкормыш одного из командоров Арка. Но как же силен, мерзавец - будто бы и сам стал командором. И полон н е з д е ш н е й силы. И овладел всей магией башни - да, хозяева подобных мест могли ненадолго "запретить" творить черы некоторым гостям. Не зря же башни были, кроме прочего, тюрьмой для занимавшихся "незаконной волшбой".
- Ты говорил о другом, Илмет, - взметнул брови Гахлан. Он отнюдь не торопился на "подобающее место". - Мы должны встретиться, обсудить все то, что случилось, честно глядя друг другу в глаза, мы должны выработать общее...
- И я не обманул, почтенный мэтр, - немедленно отозвался красный волшебник. - Учитель, прошу Вас...я столько слышал о Вас в годы обучения, Вас всегда ставили в пример как наиболее достойного волшебника, Ваш авторитет... Пожалуйста, встаньте рядом с нами. Неужели отступница, лишившая Вас драгоценнейшего из даров - Вашего Искусства - не заслуживает мучительной смерти?
- Извини, сынок, - сгорбился старый маг. И почему-то завел руку назад, мучительно выгнув брови. - Я уже стар, меня каждый вечер страшно мучает радикулит, ломит кости. Я всего-то и хочу, что умереть честным человеком...человеком, да. Пусть просто лекарем. Вновь стать гроссмейстером Ордена, да еще ценой жизни юной Сежес...ты просто позволь мне немного постоять здесь, перед тем, как приказать своим ищейкам то, что нужно, хорошо?
На секунду Илмет вроде бы заколебался. Взгляд дернулся, рука легла на эфес недлинного меча уж просто по привычке - так растерявшийся писарь хватается за любимое стило, а воин - за привычное оружие. Потом...потом Илмет словно получил подзатыльник от кого-то, постоянно находившегося за левым плечом. И решительно нахмурился.
- Как пожелаете, мэтр, - сухо бросил волшебник. И обратился уже к коллегам, - итак, слушается дело...
- Стой, Илмет, - вдруг отрубил Иоанн. Он вроде бы никуда и не смотрел, толстый одутловатый меланхолик с вьющимися черными волосами - но почему-то внимание всего "совета гроссмейстеров" обратилось на Пятого. - Объясни одну вещь: кто это такой?
- Наш союзник, - ни мгновения не замедлил с ответом Илмет. - С его помощью мы восстановим мощь Орденов и откроем путь к новым знаниям...к жизни, что может длиться почти вечно...к путям под звездами к новым, неизведанным мирам.
- Илмет, - отмахнулся волшебник, - давай я сам отвечу на свой вопрос.
Не было ни жеста, ни слова, ни взгляда - толстяк владел майнд-кастингом на самом высоком уровне. Просто подул легкий ветер...сорвавший капюшон Пятого верней всякого урагана. Судя по изумленным лицам магов, то же произошло и с Правым и Левым.
Пятый оказался весьма примечательной персоной. Высокий, на две головы выше человека, уродливое лицо, голова...очень напоминала голову змеи на столь же тонкой шее. Змеиные глаза - только не желтые, полные зеленого пламени. Почему-то Сежес сразу поняла: этот Пятый - дуотт, именно так его описывал Императрице Фесс, Кэр Лаэда, мэтр волшебник Долины.
- Нелюдь, - кивнул Иоанн. - Но это еще пустяки, лично я придерживаюсь на сей счет широких взглядов. Все мы дети Творца...но скажи, Илмет, не они ли были в союзе с орденом Нерга? Или, уважаемый, Вы ответите сами?
Пятый ответил. Зеленая молния, извергшаяся из его посоха, с невероятной скоростью влепилась в Иоанна. Он окутался фиолетовым пламенем, в котором бесследно исчезло колдовство чужого...но, видимо, не совсем бесследно. Иоанн Равнодушный медленно, лицом вперед, стал падать на камни Арка...
  Ответить с цитированием