Показать сообщение отдельно
Старый 25.10.2007, 16:38   #7
Consyltant
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Заветное желание

Заветное желание

«Как меня все это достало». Поезд мчался сквозь туннель метро. В тусклом свете по стенам ветвились облезлые и закаменевшие, словно мои нервы, канаты проводов. Ежедневная тоскливая кишка столичной подземки.
«Как можно так жить». Обычный будний день, обычный вагон, обычная борьба за каждый глоток воздуха. Народу столько, что можно поджать ноги и повиснуть в воздухе, оказавшись зажатым соседями по несчастью. У каждого свое любимое место в преисподней, лично я всегда пытаюсь протолкаться к противоположным от входа дверям в начале вагона. Сегодня мне это удалось, повезло! Меня распластали по стеклу, на котором еще можно было прочитать полустершуюся надпись «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ». Руки зафиксированы чужими задницами где-то внизу. Между моим телом и металлическим телом вагона не осталось и миллиметра свободного пространства, словно между камнями египетских пирамид.
«Как же я вас всех ненавижу!» Легкие горят, я просто физически не могу сделать вдох. Хриплю и беспомощно хватаю ртом воздух. Много раз читал про людей погибших в толпе во время давки. Теперь я могу оказаться одним из них. Страх и паника катятся по телу огненной волной кислородного голода и заставляют биться за жизнь как никогда. Каким-то диким усилием мне удается руками, ногами, головой, отжаться от стекла. Воздух на треть вдоха врывается в легкие, но даже этого жалкого глотка хватает чтобы меня опьянить. Еще, еще, я противостою многотонному человеческому прессу. Я поворачиваю голову, мне кажется, будто за спиной действительно бесчувственный механизм и встречаюсь глазами с бритоголовым отморозком. Он зло улыбается и бьет меня лбом в висок.
Боль смывает все. Меня снова впечатывают на место. Голова бьется теперь уже о стекло и перед глазами взрывается калейдоскоп мерцающих звезд. Я не могу ни дышать ни двинуться, но чувствую как тело начинает кружиться в тошнотворном круговороте, с бешеной скоростью. Все вокруг сливается в неразличимое серое пятно. Я падаю. Куда-то вниз. Последняя мысль, что там пол, там можно дышать. И я отрубился!

Есть сны, которые запоминаются на долго, которые смакуешь восстанавливая в памяти мельчайшие зыбкие детали и подробности. Это был именно такой сон, однозначно. Так омерзительно начавшийся и от этого все его дальнейшие события оказались еще слаще.
Я упал на грязный пол и разбился вдребезги, в ничто. Как это бывало в детских снах, когда память о рождении из небытия еще свежа. И уже в следующее мгновение собрался снова. И все оказалось по другому, точнее это я стал другим, совершенно другим существом. Безумное ощущение силы и возможности ее применить. Вокруг сплошные ноги, сумки, юбки, плащи. Одно молниеносное движение когтистыми лапами, всеми четырьмя одновременно и мир словно раскалывается. Там вверху, где располагаются глотки, неожиданно раздается многоголосый вой. А здесь внизу все утопает в крови и отрубленных конечностях.
Я с удивлением смотрю, как безногие люди болтают окровавленными культями в воздухе, но не падают, так прочно их держат соседи. Хватаю верхними руками за пояс толстяка и прижав к полу рву на части. Наверное так выглядит со стороны вулкан. Сначала корка застывшей магмы проваливается вовнутрь, а затем оттуда бьет поток раскаленной лавы. Сегодня в вагоне метро разверзся кровавый вулкан. Вот теперь люди начала падать прямо на меня, словно на лопасти вертолета. Мои руки как кухонный комбайн с огромной скорость шинковали все что попадало в пределы досягаемости. Кровавый фонтан ударил в потолок вагона и брызгами осел на лицах людей, которых неудержимо влекло к его основанию. Дикие крики продолжались секунд десять и сменились гробовым молчанием. Кончились люди.

Я наконец встал на ноги и посмотрел на свое отражение в стекле. Впечатляет. Четырехрукий демон не иначе. Все как полагается: крылья, хвост с жалом и чешуйчатое тело, целиком покрытое кровью, начиная с копыт и заканчивая головным гребнем. Я себе очень понравился! Народ тоже не остался равнодушным. Услышав дружный вопль ужаса, я наконец оторвался от самолюбования. Оставшиеся в живых столпились в конце вагона, наше шоу продолжается. Я почувствовал, что моя первоначальная ярость немного стихла. Моя кровожадная страсть насытилась ужасом жертв и я снова могу мыслить. НЕТ, я все еще их ненавижу. Эта ненависть является самой сутью моего существа, но теперь она стала подобна медленному огню.
Увидев, что я обратил на них внимание, загнанные в угол пассажиры в страхе замерли. Я не смог удержаться от хохмы: «В случае опасности, что нужно сделать? Правильно! Выдернуть шнур, выдавить стекло, покинуть вагон поезда». Вот это голос - рокочущий с переливами, полный угрозы и злобы, а у них никакой реакции, даже обидно. В теле снова забурлила ярость и я заревел. Этот звук рождался из самой глубины моего тела и, сотрясая каждую его демоническую клеточку, вырывался наружу диким, леденящим душу воем. Я почувствовал, как он бьется в замкнутом пространстве вагоне, как хлещет сжавшихся в единый безмозглый ком людей, как ищет выхода. И в этот момент большое окно разлетелось вдребезги. Тоннель всосал в себя мой крик. Я просто физически это почувствовал. И вместо него ворвался ветер и механический вой снаружи.
Я увидел, как на образовавшееся отверстие с надеждой уставилось два десятка пар глаз и снова заревел: «Чтоооо!». Неужели они собираются сбежать от меня. Но стоило сделать шаг, как люди единым движением, словно косяк океанских рыбок, рванули к окну. Отталкивая друг друга они неуклюже выпрыгивали в темноту. Каждый в страхе оглядывался на меня, ожидая, что я в последнее мгновение схвачу его и разорву на куски.
Я хохотал. Яростный поток воздуха подхватывал и играл их телами как кусками мяса. Он со страшной силой разбивал их о стены. Кидал под колеса поезда и закручивал в торнадо кровавые волны. Он дарил им крылья, позволяя взмыть над крышей поезда, и насаживал на бетонные переборки. Я хохотал. Они боялись меня, боялись больше чем смерти.
Ветер трепетал мои крылья, тщетно пытаясь утянуть еще одну жертву. Я стоял в проеме окна, уцепившись когтями за стенки и смотрел на мельтешащие обезображенные фигурки до тех пор, пока они не скрылись из виду за поворотом. Оказалось, что мое зрение позволяет легко и четко видеть в темноте.
Это было приятно. Но этого мало! Я увидел, что к стеклам соседних вагонов буквально прилипли пассажиры с ужасом и конечно интересом наблюдая за происходящем в этом вагоне. Я снова захохотал и уцепившись двумя руками за верхний край окна закинул свое дьявольски гибкое тело на крышу поезда. Мгновенно сложил начавшие парусить крылья и, отталкиваясь всем шестью конечностями, рванул вперед.
Ветер вторил моему реву и поэтому было не слышно людских криков. А они наверняка кричали. Двигаясь вперед я пробивал когтями обшивку потолка, этого нельзя было не заметить. И дойдя до середины я со всей силы ударил головой в крышу. Костяной гребень с легкостью пробил метал и моя голова очутилась внутри нового вагона: «Привет!».

Я проснулся. Впервые за долгое время я проснулся легко и радостно. Чувство свежести и силы меня даже не удивило. Я просто наслаждался давно забытыми ощущениями. Как будто сняли давно тяготивший меня груз и теперь возможно все. Захотелось вскочить с кровати одним рывком, как я это делал когда-то. Я улыбнулся и словно разогнувшаяся пружина выбросил свое тело вверх, оттолкнулся руками и приземлился на ноги рядом с кроватью. Точнее рядом с ее руинами.
Неизвестный вандал разнес ее на куски. Деревянные и металлические детали оказались разбросаны по всей комнате. Синтетические волокна подушек и одеяла окровавленными комками устилали пол. Я не позволял себе анализировать то, что видели мои глаза, я просто смотрел на царящее вокруг разрушение, кровавую дорожку ведущую от моей кровати к некогда застекленному балкону, на уродливую дыру выходящую на улицу на уровне седьмого этажа. Я смотрел на все это и не позволял ни одной мысли коснуться сознания, потому что если это случиться, то …
  Ответить с цитированием