Показать сообщение отдельно
Старый 11.05.2006, 00:30   #21
Макс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Накропал еще один рассказ... довольно странный...

Записки сумасшедшего.

Ауууууууу… Лююююююдиииииии… Тишина. Ну и что прикажете делать? И на кой вообще я послушался своего внутреннего друга? Сходи, проверь, может, там все померли. И что? Все так и есть. Вон лежат в рядочек около стенки. И пациенты и санитары. И головы их рядом лежат. И крови много. Ой, мамочки! Так я, выходит, один остался? И что делать теперь? Орать благим матом? Ну, уж нет. О, вон еще один живой идет. С топором. Окровавленным. Что-то мне это не нравиться. Может во взгляде у него слишком много злобы? И еще как-то меня нервирует его внешний вид – порванная в трех местах, окровавленная смирительная рубашка. В точно такой же меня сюда привезли. Правда та порванной не была. И окровавленной. Что же все-таки здесь произошло? Ладно, сейчас спросим.
- Привет друг. – начнем повежливее, вдруг он из буйных. – Ты не знаешь, что здесь произошло?
- !!!! – “друг” красноречиво промолчал и замахнулся топором.
- Неее… если я тебе мешаю, я посторонюсь. Но не надо пожалуйста махать такими тяжелыми предметами. – с трудом уворачиваюсь от тяжелого пожарного топора.
Я, конечно, понимаю – трудное детство и все такое, но зачем на меня то кидаться. Так ведь и покалечить можно. Себя. О, что я и предполагал – поскользнулся в крови и упал. Естественно головой на холодный плитчатый пол. Хм… а затылок у него крепкий. Даже не треснул. Треснула плитка. А этот только сознание потерял. Значит, мне надо отойти подальше пока он не проснулся. Только вот накрою его чем-нибудь – еще простудиться. Из чего бы… О. Вот возьму-ка я этот халатик. Доктору Васькову он уже ни к чему, а мне пригодиться. Так. Теперь укроем этого субъекта, а сами потихоньку переберемся вон в тот коридорчик. Там столовая должна быть, если я правильно помню – меня не выпускали уже целую неделю. А сейчас вот выпустили. Нет, конечно, мне этого не сообщили. Наверное, хотели сделать сюрприз – знали ведь, что я каждый вечер дверную ручку дергаю. Зачем? А просто так – от скуки. А сегодня дернул – дверь и открылась. Вот такой сюрприз и вышел.
“Это, наверное, этот парень с топором его устроил. – мой ехидный внутренний друг. Спутник детства. – Отблагодарить надо его.”
“Да ладно. Я его уже отблагодарил – спас от простуды.”
“Ну, ну… Значит это ты считаешь равноценной платой за свободу передвижения?”
“Нет, конечно. Надо бы его покормить еще. Он голодный, наверное. От того и на меня с топором кинулся. Наверняка поесть хотел попросить.”
“Скорее всего, так. Ты ведь когда голодный тоже раздражительный бываешь. Кстати, нас кормили или как?”
“Кормили. Только утром.”
“Значит надо поесть. Не то можем проголодаться.”
“Хорошо.”
Столовая. Это просто рай для голодного человека. Здесь подают просто удивительно вкусные блюда. Одна каша чего стоит. Ой. И тут мертвые. Да что ж это такое твориться? Может эпидемия?
“Ага. – поддержал мои размышления друг. - Типа от нее люди просто головы от горя лишаются. Точнее они скатываются у них с плеч, и остаются на полу. Хм… а что будет если они начнут кататься?”
Моя рука помимо моей воли подхватила с пола голову поварихи и кинула в кучку из голов, которая собралась в дальнем углу. Та развалилась, и головы весело раскатились по всему помещению столовой. Весело однако. Но пора пойти посмотреть чего есть поесть. Похихикивая над получившимся каламбуром, я направился на кухню. Вот он – мечта всех, кто здесь работает и лечится. Большой котёл стоял посреди кухни, наполненный до краев красным киселем. Интересно, а почему нас не известили, что на ужин будет подан кисель? Да еще и ягодный, похоже – вон, что то круглое плавает. Ну-ка, попробуем… тьфу, что за гадость? Противный солоновато-медный вкус. Такой кисель никто пить не стал бы. Ну… по крайней мере никто не слишком голодный. Я его тоже пить не стал – с детства не переношу такой вкус. Интересно, а есть еще, чем можно поживиться? Слазаем-ка в холодильник… Ничего. А если… так там тоже. Ну, хоть что-нибудь пожевать… В общем, немного порылся и отыскал буханку хлеба. Пойду половину отдам этому странному парню.
“Только осторожно. – снова мой друг и советчик. - Долг-долгом, но он не слишком привлекательно выглядит.”
“Как будто мы с тобой выглядим лучше? Подумаешь в крови. Подумаешь, рубаха порвана. Ну и что? Что нам из-за этого теперь его сторониться? Может ему общения не хватает. Ты об этом подумал?”
“Ладно, добряк. Я тебя предупредил. Что то в нем странное есть… но что не пойму.”
“Я тебя всю жизнь слушаю, теперь послушай меня – этот парень нам ничем не угрожает.”
“Ну да. Кроме своего небольшого топорика.”
“Все. Я тебя больше не хочу слышать!!”
“Ну, как знаешь.”
Вернувшись в тот коридор, в котором оставил человек, я не нашел его на месте. Похоже, парень очнулся и решил меня поискать. Ну что ж… а я тем временем поищу его. Ну и еще кого-нибудь живого. А хлеб вкусный оказывается.
“Угу… когда больше есть нечего.”
“Сгинь, кому сказал!”
“Ладно-ладно. Вот только предупрежу тебя, что цепочка кровавых следов тянется воооон в тот коридор. Вполне возможно, что наш “друг” ушел в том направлении. Так же я настоятельно рекомендую тебе пойти в тот коридор, что находиться в той стороне.”
“Но это же в противоположном направлении.”
“Конечно. Сейчас тебе встречаться с ним не с руки. К тому же что-то подсказывает мне, что ты его еще увидишь. Только будь готов к этой встрече и поосторожней.”
“Так. Опять?!”
“Все-все. Но прошу тебя – будь осторожней. Я же не только о тебе забочусь. Это и мое тело тоже.”
Ну, вот что с него возьмешь? Запихивая на ходу в рот остатки булки, я направился в указанный внутренним другом коридор. Ссоры ссорами, но он еще никогда меня не обманывал. Недоговаривал – да. Но не обманывал. Выйдя в коридор, я в нерешительности остановился. И что теперь? В конце решетка, которая явно закрыта, а по бокам двери. Множество дверей. И на каждой таблички. Значит, попробуем войти в каждую. Подойдя к первой слева, читаю табличку. “Доктор Иващенко В.А. Психиатр.”. Знаем, бывали. Приветливый мужичок. Всегда интересуется как самочувствие. Выслушает все твои жалобы и посочувствует. После его приемов на душе так тепло становиться. Дернем ручку. Хм… Странно… А ручки то и нет. Только большая дырка, проделанная явно острым предметом. Как будто прорубили. Что-то мне это напоминает. Ладно, не буду заморачивать себе голову.
“Было бы чего заморачивать.”
“Замолкни!”
“Усе. Понял, раскаялся и замолчал.”
Юморист. Открываю дверь и осматриваю открывшееся помещение. Ничего не изменилось со времени моего последнего посещения. Все тот же шкаф, забитый различными успокоительными препаратами. Вся та же кушетка, что стоит у дальней стенки. Помниться я последний раз еле встал с нее – меня очень сильно разморило. Уж очень доктор Иващенко любит объяснять то, как он поставил тот или иной диагноз. И, конечно же, массивный стол около окна. Мне всегда казалось, что за этим столом сидел Сталин. Или Берия.
“Ты хоть сам иногда понимаешь, о чем думаешь?”
“Нет. Но это и не надо. Для этого у меня есть ты.”
“Но ты ведь сказал мне молчать. – ехидная бестия. – И как же я буду тебе разъяснять то, о чем ты думаешь?”
“Все равно – это твои заботы. К тому же я не понял – с какого перепугу ты снова объявился? Тебе было велено молчать?”
“Да.”
“Вот и молчи.”
По привычке, направившись, было к кушетке, я остановился и озадачено потер затылок. Хм… И что делать? О. Знаю – посмотрим, что у доктора было в бумагах. Помниться он любил все записывать. Так… Подойдя к столу, пытаюсь открыть ящик. Не получается. Дергаю сильнее. Ящик не открывается.
“Закрыт наверное.” – сочувственно вздыхает друг.
“Как будто я не мог догадаться сам.” – пытаюсь съехидничать.
“Конечно, мог. Но ждать еще пол дня… У нас нет столько времени.”
“Я что тормоз, по-твоему?!”
“Нет, конечно. Ты просто имеешь обыкновение медленно думать. Да и доходит до тебя в другой раз как до жирафа.”
“Смотри – договоришься.”
“И что мне будет?”
“Придумаю!”
“О. Ну раз придумаешь тогда мне лучше замолкнуть. Чтоб не сбивать твой и без того редкий мыслительный процесс.”
“Замолкни!”
“Усе. Отключаюсь. Пока.”
До чего же вредное создание. Что бы с ним такого сделать, чтобы он замолчал надолго? Хм… Пожалуй, только голову себе отрубить…
“Но-но-но! Мне твоя голова еще нужна!”
Оставив в покое ящик, я переключился на бумаги, что лежали на столе. Угу… Похоже это досье на больных. О, а это про меня! Ну-ка, ну-ка…

Дыченко Геннадий Евгеньевич. 1976 года рождения.
Мягкий, меланхоличный характер. Особое мировосприятие. Страдает острым раздвоением личности. Так же в последнее время стали проявляться частые депрессии. Появились всплески неконтролируемой ярости, особенно остро протекающие при голодном состоянии. Рекомендуется временная изоляция, во избежание нежелательных инцидентов. Усиленная терапия. Частые обследования.


Мдааа… Ничего интересного. Доктор Иващенко все это мне уже говорил. Интересный старикан. Считает, что от пациентов нельзя ничего утаивать и проводить их лечение следует в атмосфере доверия. В общем, добрый дядюшка.
“Был.”
“Что?”
“Я говорю - возможно, уже его нет.”
“И почему ты так считаешь?”
“Он мог нарваться на нашего голодного приятеля.”
“Мдаааа… Вполне возможно. Ну что ж… пусть земля ему будет пухом.”
Просмотрев остальные бумаги, я удостоверился, что больше ничего интересного здесь нет. Пора переходить к следующей двери. Вышел в коридор и подошел к следующей. “Кладовка.” Ладно. Сейчас посмотрим.
“Только не дергай, а постучи.”
“И зачем? Я что – псих?”
“Если ты здесь, то другие тебя им уже считают. Так что если ты постучишь, низкая планка твоего рейтинга не опустится по причине того, что она и так ниже плинтуса.”
“Хорошо. Допустим я – псих. Но с чего ты взял, что следует постучать, а не дергать?”
“Ты можешь напугать человека.”
“Кого?!”
“Человека. И не спрашивай меня больше – все равно объяснить не смогу.”
“Ну ладно.”
Вот действительно, самое непонятное свойство моего друга было то, что он чувствует людей на расстоянии. Может точно сказать, сколько их и что делают. Вот только жаль, что большее ему не доступно. Ладно, подумаем потом. Я протянул руку и легонько постучал. За дверь раздался сначала истеричный вскрик, а потом кто-то завозился.
- Кто там? – спросил, чуть подрагивающий женский голос.
- Я. – ну действительно – не рассказывать же ей всю историю, стоя за дверью.
- Кто – я? – голос нервно хихикнул.
- Маньяк. – пробую пошутить.
За дверью вскрикнули, и наступила тишина. Я постучал еще раз. Никого.
“Неудачная шутка. – констатирует друг. – Ты когда-нибудь будешь думать, прежде чем говорить?”
“Нет и ты знаешь почему.”
“Не знаю. Поясни.”
“Потому что на это у меня есть ты.”
“У меня стойкое ощущение дежавю.”
“Чего?”
“Ладно, не обращай внимания. Лучше иди к следующей двери. Из-за твоих шуточек нам здесь не откроют.”
Что ж… Слушаюсь друга и перехожу к следующей двери. “Туалет.” Нееееет. Сюда я не пойду. Что я там забыл? Хотя от окружающего вида другие почему-то сразу хотят именно сюда. Странно это. Хорошо – оставим эту дверь. Следующая – “Процедурный кабинет”.
“Нам сегодня назначены какие-нибудь процедуры?” – озадачено спрашивает друг.
“Нет.”
“Тогда и заходить не надо.”
Идем дальше. “Доктор Капер М. И. Терапевт.” Открываю дверь. Кровииииищиииии… Много в общем. И сама она валяется и голова у нее под боком. Тихонько закрываю дверь. На фиг. Следующая дверь - “Комната отдыха.”. Зайдем-ка. О, и тут наш голодный побывал. Вся комната, так же как и столовая была залита кровью и завалена трупами. Причем здесь они располагались довольно таки оригинально. Особенно нашему другу удались две композиции. Первая это те, кто смотрел телевизор. Они так и остались сидеть. Вот только головы их покоились уже не на плечах, а на коленях. Одна упала на пол. Я ее поднял и положил на свободное место. Какое то время любовался полученным результатом, и перешел к другой группе. Они играли в шашки. Забавно – все фишки были сметены на пол, а вместо них располагались две головы играющих. Они смотрели друг на друга пустыми глазами. Нет. Мне определенно нравиться композиция у телевизора.
“А у нашего друга есть оказывается чувство прекрасного. – задумчив проговорил мой внутренний друг. – При встрече не забудь попросить у него автограф. Если выживешь, конечно.”
“Замолчи! И вообще…”
Закончить мне не дал истошный визг, раздавшийся в коридоре. Затем послышался звук ударов топора о дерево.
“Похоже, дровосек нашел живого. Точнее – живую.” – задумчиво и слегка встревожено пробормотал друг.
Что ж… Выхожу в коридор и вижу, как наш недавний знакомый вовсю размахивает топором, прорубаясь сквозь дверь кладовки. А на той стороне визжит, не переставая, явно испуганная женщина. Хм… может помочь? Только кому? Парню?
“А девушке не хочешь помочь?”
“А чем я ей помогу?”
“Ну, хотя бы отвлечешь этого с топором.”
“И как я это сделаю?”
“Вот и подумай. Тебе необходима практика.”
Подумай… Нет, чтобы сказать нормальным языком – что я должен делать. Значит отвлечь… Попробуем…
Парень уже практически прорубился сквозь такую хлипкую преграду. Интересно, а почему он вообще так долго возился? Ааааа… Девушка зря времени в кладовке не теряла. Накидала перед дверью, какой то хлам, чем и затормозила продвижение “дровосека”. А сейчас забилась в угол и визжит. Когда я подошел к парню сзади он как раз закончил разбрасывать в стороны какие-то коробки. Так. Теперь отвлечем. Похлопал его по плечу, когда он уже готов был ударить девушку своим топором. Резко развернувшись, “дровосек” ударил. Уже привычно увернувшись от тяжелого пожарного топора, я с интересом наблюдал, как парень пытается вытащить свой инвентарь из дверного косяка, куда он, инвентарь, очень глубоко вошел. Что ж… пришлось легонько дать ему по рукам, чтобы не таскал в них всякую гадость. Озадаченный “дровосек” с недоумением посмотрел на собственные конечности и, пожав плечами, виновато отошел в сторонку.
“Интересно – откуда они такого придурка выкопали? – задумчиво проговорил друг. - Когда в руках было оружие, он порешил практически всех в психушке, но как только оружия лишился – сразу вид как у побитой собаки. Странно.”
“Да ладно тебе. Может у человека проблемы.”
“То, что у него проблемы видно невооруженным глазом. Но вот то, что проблемы у тебя ты поймешь только тогда, когда то место, которым ты думаешь, окажется на полу.”
“Замолкни, а?”
“Ладно, но я тебя предупредил.”
Девушка тем временем девушка замолчала и круглыми глазами наблюдала за нашей небольшой потасовкой. Белый халат. Шапочка. Похоже это медсестра.
- Как вы? – задаю первое, что пришло на ум.
- Н-нормально… а… а вы кто? – слегка запинаясь спросила она.
- Зовут меня Геннадий. Я здесь лечусь… точнее, лечился. До сегодняшнего дня. – странно. Она что – не узнала меня? – Простите, но вы разве меня не узнаете? Я тот, кто стучался в дверь.
- Аааа… Так это были вы? И… И вы т… тоже маньяк?! – в её глазах снова вспыхнул ужас.
- Нет. Это я тогда неудачно пошутил. Как вас зовут? – что ж… попробуем подружиться.
- Н-надежда. Можно просто – Надя. – девушка несмело улыбнулась.
“Просто удивительно! Еще недавно её чуть не прибили, и уже сейчас она болтает с одним из пациентов сего заведения и, похоже, не боится! Её, кажется, не смущает даже то, что тот, кто её хотел убить стоит рядом и не связан! Воистину женский ум – загадка для ученых!”
“Слушай, замолчи. Мешаешь разговаривать.”
“А тебе все мешает. Ладно, уж. Замолкаю.”
- Очень приятно, а меня можете называть Гена. – вежливо улыбаюсь.
“А мне можно тебя Геной называть?”
“Нет.”
“А почему?”
“Потому что ты тоже Гена.”
“Наглая клевета! С тобой у меня нет ничего общего!”
“Вот и замолчи.”
- Ну а ты парень. – повернулся я к “дровосеку”. – Как тебя зовут?
- Мкхдпфгчбвхдбых! – веско промямлил топороносец.
- Эмоционально однако… Ладно. Будешь у нас Бых. Чем не имечко?
- Ага. – хихикнула Надя. – Самое то!
- Так народ. Куда теперь? – надо определиться, что нам делать.
“Сухари сушить. Сидеть на месте и не дергаться. И желательно не спускать глаз с этого Быха.”
“Нет. Так дело не пойдет. Надо что-то другое придумать. А если мы попробуем отсюда убраться?”
“А на фига? Нам и здесь комфортно.”
“Я вот тут подумал…”
“Браво! Ты наконец-то подумал сам!”
“Замолчи и послушай. Я подумал, что если сюда кто-нибудь придет, и все это увидит… что он подумает в первую очередь, после того, как встретит здесь нас? Вполне живых и невредимых? Плюс еще и двое – пациенты этого заведения?”
“Мдааа… в кои то веки у тебя в голове правильные мысли отыскались. Значит, валить нам надо. Желательно одним.”
“А куда мы спутников денем?”
“Не знаю. Придумай что-нибудь. У тебя как я смотрю мозги включились.”
- Есть идея уйти, пока нас здесь не застукали. – говорю то, что пришло мне на ум только что.
- Но зачем? – удивленно спрашивает Надя. – Я уже вызвала милицию, скоро они подъедут. Нужно ли еще что-нибудь делать?
“Все! Мы трупы!”
“Спокойно. Может, еще не все потеряно.”
- Надежда послушайте меня. Не смотрите, что я являюсь психом – от такой жизни свихнется каждый. Представьте, что подумают милиционеры, когда приедут сюда и увидят здесь горы трупов и нас, свободно разгуливающих среди этого беспорядка? Правильно – они решат, что сделали это мы.
- Н-но ведь это сделал он! – озадаченная девушка обвиняющее показала пальчиком на Быха.
- Брям! – подтвердил “дровосек”.
- А почему мы разгуливаем в его обществе и вполне живы, вместо того, чтобы валяться сейчас где-нибудь с отрубленной головой?
- Н-да… Умеете вы убеждать Геннадий.
- Тогда – вперед. – я подошел к двери и с трудом выдернул застрявший в косяке топор. Он может еще пригодиться.
“В качестве веского аргумента в споре.”
“Помолчи.”
“Хорошо. Я смотрю у тебя мозги на место вставать начали.”
“Не городи ерунды.”
“Я говорю что вижу.”
“Вот и помолчи. Лучше обдумай, что увидел и поведай мне свои размышления.”
“Эксплуататор! Хорошо.”
- Надя вы знаете, где здесь можно выйти без проблем?
- Да. Через главный ход, а как же еще? – девушка озадачено посмотрела на меня.
- А вы вообще знаете, где располагается эта больница?
- В смысле?
- Ну, в какой она местности? В городе? Простите, что спрашиваю, но меня сюда привезли на скорой помощи, и я не имел возможности видеть весь путь. А когда вышел, заметил только, что неподалеку находиться лес.
- Да здесь рядом есть лес. И вообще больница располагается в двухстах километрах от города.
- Значит, если убежим – сможем легко затеряться. – похоже мои мозги действительно разтормозились. – Есть идея скрыться в лесу.
- А… а потом куда? – Надежда даже запнулась.
- Не знаю. Попробуем добраться до города.
- А как? – девушка определенно не хотела ничего понимать.
- Ножками, ножками.
“Прекрати её мучить. Скажи по нормальному.”
“А что я ей скажу? Что сам ни фига не знаю? Или быть может, ты мне что-нибудь посоветуешь?”
“Ну… если ты меня послушаешь…”
“Для начала скажи.”
“Для начала вам надо переодеться. Нельзя же идти в лес в твоей пижаме, её легком халате и тем более в окровавленной смирительной рубашке.”
“Предлагаешь найти другую одежду?”
“Для начала – да.”
- Надь, послушай, а как давно ты вызвала милицию? – думаю, нам придется поторопиться.
- Где пол часа назад. – девушка на миг задумалась. – из города на большой скорости ехать примерно полтора часа… но думаю они будут здесь часа через пол.
- Хм… придется поторопиться. Где здесь раздевалка?
- Прямо вон по тому коридору и вниз по лестнице. Там будет поворот.
- Тогда пошли.
“Мда… не думал, что скажу это, но ты действительно приходишь в себя.”
“Помолчи и дай подумать.”
“В таком случае – повинуюсь с радостью.”
“Хохмач...”
Пройдя в указанном направлении и спустившись по лестнице, мы зашли в небольшой закуток. Мдааа… странно тут у них. Я то думал тут и раздевалка будет под стать зданию – большая и удобная. Или небольшая. Но, во всяком случае, она должна быть удобной. Это мне так казалось. Действительность оказалась далека от картин воображения. Скромная раздевалка. Несколько шкафчиков и вешалок. Все, естественно, было закрыто за небольшой решеткой – для того, чтобы не украли. По моим выкладкам. Вот где пригодился топорик, позаимствованный у “дровосека”. Пара ударов и замки, что и так держались на добром слове, окончательно упали на пол.
Получив доступ к вещам, Надежда тут же принялась все рассматривать и примеривать. Все женское естественно. Мужское она оставила нам с Быхом. Я поковырялся в вещах и нашел более-менее подходящую куртку и брюки. Никак не могу понять – откуда они здесь взялись. Ну да ладно. Кое-как облачившись, я критически посмотрел на себя в большое зеркало, что висело на стене.
“Красавец!”
“Замолкни. Или ты что-нибудь надумал?”
“И да, и нет. Поспрашивай у девушки – нет ли здесь неподалеку поселений.”
“Да откуда она может знать!”
“А ты все равно поспрашивай – раз на раз не приходиться. Может и знает что-нибудь.”
“Ну, хорошо. Что-нибудь еще?”
“Не-а. Ты прекрасно справляешься сам.”
“Дожили. В кой то веки ты не назвал меня тупым или еще чем-то в этом роде. Может действительно я выздоравливать начал?”
“Я тебе об этом уже, сколько времени талдычу. Ладно, не буду больше мешать.”
“Алиллуя! Неужели ты сам решил замолкнуть?!”
“Не хохми – у тебя плохо выходит. Замолчу на время. Все. Конец связи.”
Отключился стервец. Ну и как я буду действовать сейчас? Хорошо. Попытаемся порасспрашивать Надю.
- Надь, а есть тут неподалеку какие-нибудь селения? – невинный вопрос. Праздное любопытство.
- Вроде есть. – девушка даже перестала примерять вещи и в сомнении наморщила лоб. – Вроде деревенька какая-то. Не помню – то ли Большие Хвыщи, то ли Болищи… Ну в общем есть. А что?
- Да так. – как будто в сомнении пожимаю плечами. – Думаю – может туда вначале дойти. Всяко ближе, чем до города.
- Можно и туда. Вот только… - Надя резко погрустнела. – Меня ведь искать будут. Среди трупов не найдут и подумают что-нибудь не хорошее.
- А подумать, что ты сегодня не выходила на работу, могут?
- Нет. Сегодня как раз мое дежурство. Это вчера я с Танькой поменялась – на полставки подработать. А сегодня весь день – мой. Да и муж знает, куда я поехала.
- Не огорчайся. Хочешь – оставайся здесь. – предлагаю с надеждой. – Запрись в какой-нибудь комнате и сделай вид, что сидишь там уже давно.
- А можно? – в глазах девушки загорается огонек надежды.
- Можно. Но только помоги нам вначале выйти отсюда. И я хочу тебя попросить – не говори, что мы сбежали. Хорошо?
- Про тебя бы я не сказала… - Надя с сомнением посмотрела на меня. – Ты еще более-менее нормальный. А вот он. – её пальчик уперся в грудь Быху. – Он может наделать бед. Может, оставишь его здесь? Предварительно связав?
- Нет. – отрицательно качаю головой. – Его здесь оставлять нельзя. Его ведь убьют.
- Поделом! – голос девушки становиться резким. – Поделом ему! Это ведь он… из-за него… трупов полно. Он виноват!
- Он не понимает что творит. – пытаюсь мягко успокоить её. – Вот ты бы стала убивать собаку, что не наделала тебе на ковер? Вот видишь. А ведь он по развитию больше всего похож на собаку. Смертельно опасную, но все же собаку. – улыбаюсь недоверчиво смотрящей на меня девушке.
“Во нагородил – даже мне этого топороносца жалко стало.”
“Помолчи. Или у тебя есть следующие указания?”
“Сваливать пора, а не лясы точить.”
“Неприятности?”
“К дому подъехало несколько человек.”
“Почему ты так решил?”
“Слишком быстро они передвигались. А сложив два и два я получил результат. Думаю это милиция.”
“Тогда поторопимся.”
- Надя я только что узнал, что к нам подоспела полиция. Посему я должен попросить вас как можно быстрее показать выход отсюда. Желательно не парадный.
Девушка недоуменно посмотрела на меня, но все же послушалась и повела нас куда-то вниз. У самой двери я спохватился и, хлопнув себя по лбу – забыли одеть Быха – метнулся назад. Схватил, что попалось под руку, а это оказался спортивный костюм, вернулся обратно, и мы продолжили свой путь. Вот интересно, а куда ведет этот проход? Спросил у Нади, и она ответила. Эту больницу строили еще до войны. Естественно во время нападения немцев её использовали как пункт первой помощи, а чтобы тайно перевозить сюда раненых прорыли тайный лаз. Со временем, когда война уже закончилась, его укрепили и стали использовать как некий служебный выход. Использовали соответственно не слишком легально. Честно говоря, я так и не понял – как можно не легально использовать психиатрическую больницу. В общем, такая вот история. Выход этот выходит за ограждения и оканчивается у небольшой речки, что протекает прямо под стеной.
Мдааа… интересно в общем… Когда мы вышли на свежий воздух, я уже более-менее представлял куда двигаться дальше. Деревенька, в которую я собирался, находилась от силы в нескольких десятках километров отсюда. Значит, приблизительно за день-два доберусь. Доберемся. Не надо забывать и про Быха. Куда его пристроить?
“В этом лесочке прикопать. А что? Топор у тебя. Он безоружен. Вполне справишься.”
“Угу. И те, кто будут нас искать, найдя его хладный труп, точно уверяться в том, что сбежало именно НЕСОЛЬКО больных. Причем оба опасны.”
“Мдяяя… Молодец! Начинаешь нормально мыслить. Скоро глядишь – совсем нормальным станешь!”
“Замолчи.”
“Угу. Хорошо то есть.”
“Что-нибудь еще?”
“Неподалеку человек.”
“Как далеко?”
“За углом.”
- Так народ ведем себя тихо – у нас гости. Надя спрячься к нам за спину – тебя не должны видеть с нами. Если ты конечно хочешь вернуться. – девушка безропотно перешла к нам за спины. – Бых. Проследи за Надеждой.
- Буль! – отрапортовал “дровосек”.
“Долго еще?”
“Пара метров.”
Держа наготове топор, я пригнулся и на цыпочках двинулся в сторону угла. Вот и он. Осторожно выглянув, заметил, как в направлении этого же угла движется молодой парень в милицейской форме. Они что – обходят стену дозором?
“А это забавно выглядит. Приехавшая по вызову милиция, вначале обходит с дозором территорию, а уже потом кидается помогать тем, кто попал в беду.”
“Помолчи. Ты сбиваешь меня с мысли.”
“Хорошо. Мыслитель.”
Я притаился за углом, готовый в любой момент легонько тюкнуть парня топором. Не убить – нет. Только оглушить. Послышался звук расстегиваемой молнии и тихое журчание. Да он же до ветру сюда забрался! Додумать я не успел – сзади послышался, тихий хрип, который заставил меня обернуться. Бых душил девушку! Вот наглец!
“Отцепи его от нее быстрее!”
“Как?!”
“У тебя что – от удивления мозги заклинило?! У кого топор?!”
Подбежав к “дровосеку”, я со всего размаху опустил топор на его макушку. Брызнуло во все стороны горячим и красным, а от головы парня осталось только небольшой пенек шеи.
Руки трупа бессильно разжались, и Надежда упала на колени. Я нагнулся к ней, чтобы помочь ей встать, как она вскинула голову и посмотрев куда то мне за спину круглыми глазами завизжала.
- Неееееет!!!!
Обернувшись, я успел лишь увидеть как выстрелил нацеленный мне в лицо пистолет и услышать горький шепот друга.
“Допрыгался.”
И наступила темнота…

Вот так вот... хм... я был признателен еслиб мне разьсянили какой у меня диагноз... :roll: или сказали - продолжать ли мне дальше или нет... :?
  Ответить с цитированием