Показать сообщение отдельно
Старый 02.11.2007, 01:25   #2
Игорь
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

То что можно зделать за сутки, и похоже я опять первый, ну, читайте , оценивайте:
Лабиринт
Сознание медленно приходило к истерзанному телу. Киммер очнулся и тут же закашлялся, здешний воздух оставлял желать лучшего – словно его, прежде чем пустить сюда обработали с хлоркой, и он немилосердно жег легкие. Парень наконец осознал, что уже очнулся и начал оглядываться. Местность впечатляла. Он лежал в коридоре, который с натяжкой можно поименовать как канализационный, только, похоже, им не пользовались лет двадцать. Стены столь чудного места почти не были видны под слоем мха и какой-то фосфоресцирующей плесенью, от которой было чуть пользы, хоть и пахла отвратительно. На полу, примерно по щиколотку, иногда и доходя до колена, лежал хлам – одежда, оружие, драгоценности и многое другое, вот только изувеченное до состояние непригодности. Все это оставляло странное впечатление. Блуждающий взгляд Киммера, наконец, упал на себя. Ещё одна не самая приятная новость заставила подкатиться тот горький комок в горле к самому рту – его обчистили, причём капитально, на нем не осталось даже одежды! Кто из его врагов был способен на такую подлость, он представить не мог. Сожалением кольнуло понимание того, что его ребята – те, кому он верил безоговорочно и мог спокойно подставить спину, его подвели. Он с трудом подавил желание окунуться в спасительной истерике – он потерял всё!
Обычная брезгливость не дала мне сидеть на месте, а место было ещё то! Секунд десять решал в какую сторону пойти, обе стороны были одинаково отвратительны. Решил идти вправо – налево я в последнее время стал ходить слишком часто. Впрочем, это к делу не относиться. Коридор кончился развилкой раньше, чем я успел устать или подумать о однообразности «пейзажа». Выбор опять за мной. Я на секунду замер, смотря налево – там, вроде, коридор был почище, но здравомыслие победило - если все время направо, вернуться, если что, можно не беспокоясь о возвращений назад. И опять потек подо мной уже начавший надоедать маршрут. Ноги шли, казалось, на автопилоте. Я иду уже часа три, но желание присесть или голода так и не возникает. У меня начинают появляться смутные подозрения, что меня так издевательски убивают, но прежде чем я смог обдумать эту абсурдную мысль как следует, мой уши уловили чуждый здесь звук – плач. Насколько я разбирался в человеческих чувствах, он был искренним. Он раздавался из очередного ответвления этих переплетённых коридоров. Мне было близко, и что главнее, мне было всё равно куда идти. Я решил узнать, мне стало интересно.
Когда я подошел, она еще рыдала и не могла заметить, даже если рядом промарширует колонна, таких как я. Сначала она показалась мне ребёнком, но когда я погладил её по спине, на меня упал взор девушки, сначала многое просто было незаметно. Она была в то же положений, что и я, в том смысле, что на ней было надето не больше чем на мне. Я немного растерялся, да и что можно сделать в такой ситуаций? Поговорить разве, что.
- Как тебя зовут?
И вновь тот же взгляд, только теперь в нем начали проглядывать чувства. Помимо понятного удивления там была насторожившая меня враждебность – так смотрит волк на того за кем он будет охотиться завтра. Несколько мгновений раздумий породили наконец ответ:
- Селена. Что ты тут делаешь?
- Тебе это так важно? Тебя сильно утешит то, что я не знаю?
- Никто не знает, – и снова долгое размышление – ты мне поможешь?
В её взоре была такая мольба, что ответить «нет» я просто не мог.
- Помогу. Если тебе это интересно меня зовут Киммер.
Когда я понял причину её слёз, то не мог сдержать жалости к ней. Её правая нога которую я просто не замечал, была в капкане. В медвежьем капкане. Было удивительно, но он не перерубил ей ногу. Когда попытка снять капкан не увенчалась успехом Селена осталась безучастной, и тогда я просто взял её на руки и просто стал нести, в её глазах сквозь слёзы, показалось удивление.
- Тебе куда? – спокойно уточнил я.
- Дальше. Я покажу. – она отвечала точными и рублеными фразами. Когда я на секунду отвлёкся и посмотрел на неё, мне показалось что терзает её не только физическая боль и сейчас она стала только сильнее.
Сколько я прошёл со своей неразговорчивой ношей сказать не смогу. Дорога сливалась для меня в одно сплошное карабканье через встречающиеся иногда горы мусора. Пару раз я останавливался чтоб перевести дух. Я уставал быстрее, чем можно было подумать, но упасть от усталости у меня просто не получалось. Мне не хотелось ронять её и этим принести ещё большие страдания. Поймите меня правильно, до альтруиста мне далеко, да и репутация вполне позволяла просто развернуться и уйти предварительно избавив её от страданий – попросту свернув ей шею. Моя основная «профессия» состояла в том чтоб обыгрывать всяких идиотов, а иногда вежливо уходить со всеми деньгами просто показав свой «Кольт», а ингда и стреляя из него, даром ли я – Ким Туз, но бросить человека на такую без сомнения подлую смерть я не смог, даже будучи редкостным свинтусом по отношению к девкам. Можете смеяться – совесть не позволила.
Моя подопечная говорила очень мало, только направления, а то и просто ограничиваясь взмахом руки. Казалось, ей стыдно со мной говорить. Со временем я просто начал выходить из себя – мы не могли придти, туда куда стремилась Селена, и пожалуй я. Куда она плелась с капканом, понятно стало только когда мы пришли. И увидев ЭТО мне стало понятно, почему она не говорила ни слова про это место, это почти невозможно описать, но я попробую – это была комната, скорее всего центр лабиринта. Пол здесь был чистый и его украшали черно-белые символы которым самое место было на знаменах королевств и царств, здесь они были нарисованы на полу. После того как был сделан первый шаг стены мгновенно потерялись во тьме, и только здешний воздух, да яркое пятно в отдалений были здесь светом. Я неся на руках Селену пошел к свету, она не была против, только сжалась и приготовилась к тому что будет. Может, она уже была здесь? Возможно, но сейчас это неважно.
Когда я дошёл то осознал, что здесь было единственным светом здесь – на изящном постаменте покрытый древней вязью заклинаний, возлежал сфинкс. Его чуть приоткрытые глаза как и всё его тело излучало спокойный и уверенный свет, который не сжигал и ослеплял, а освещал и укутывал, согревая. Сейчас он спокойно и терпеливо смотрел на нас, бессмертие приучает к терпению, и ждал пока мы заговорим. Даже если мы уйдём, он нас окликать не станет, просто решит, что время вопросов ёще не пришло.
Решиться заговорить с всезнающим существом потребовало от меня твердости и смелости, но другого выбора не было:
- Где я?
- Ты возле Айкумены, пока единственного наследия человечества. На твой следующий вопрос отвечу заранее – да.
- Так я действительно мертв!?
На этот вопрос сфинкс на стал отвечать, а казалось сочувственно улыбнулся и кивнул, но глаза его выдавали – там светился помимо обычного всезнания и изрядная доля лукавства.
- Почему я здесь? Ведь в христианстве нет Айкумены.
- Каждый видит то, чего достоин, и во что верит, - сфинкс слегка пошевелил лапой – а ты как я замечу, не самый ярый христианин.
В моей голове ярким хороводом закружились вопросы, которые мне хотелось задать, одна из них перебила все остальные, но прежде чем задать его, надо было положить Селену на пол. Казалось странным, что она не проронила ни слов, хоть в тот момент я был готов всерьез подумать над её странным поведением, у меня просто не оставалось времени:
- Вы сможете снять капкан?
- Нет, его способна снять только она сама. Капкан - наказание. Можешь спросить её саму за что, – в его голосе оставалось только отстраненность и ещё, грусть?
Я повернулся к Селене. В этот момент она смотрела на меня как дичь на охотника перед выстрелом, когда и зверь и человек знают, что сейчас придется зверю умирать.
- Я, - медленно и мучительно начала говорить, подбирая слова, Селена – убила своих родителей, не закрыла газовую горелку, и они задохнулись, но это я сделала случайно – этого я не хотела, хуже то, что я решила убить своего младшего брата, я просто не могла жить с убийством родителей и убила себя, но прежде, - её поначалу медленный разговор, начал прерываться всхлипами - поставила на него капкан - я не могла его убить своими руками, и оставила взведённый капкан в его манеже. – тут речь окончательно прервалась и превратилась в череду всхлипываний, и даже скорей звериного воя. Ещё мгновение, и картина окончательно встала у меня перед глазами.
- Селена, а хочешь узнать что было после твоей смерти? – она удивленно взглянула на меня, но в её силах было кивнуть, что Сель и сделала.
- После того как , ты, ушла, в дом забрался бродяга. Из дома никто не выходил пол дня, и он решил его обокрасть. Он успел убрать ребёнка от капкана подальше, но после он так и не смог заставить себя взять из дома хоть что-то большее - там было слишком много покойников. Тот бродяга забрал того ребёнка себе, просто в качестве наследника, раз у него такие родственники. Твой капкан так и не смог причинить мне вреда, сестра. И знаешь? Я тебя прощаю.
Когда я говорил последние слова, она была не в силах даже посмотреть на меня, и хоть капкан исчез сразу после моего прощения, встать она не могла, ей на это просто не хватало совести, и едва я сделал шаг вперёд чтоб поднять её с этого бездушного пола, как меня остановил истинный голос сфинкса:
-Хватит, тебе уже пора возвращаться, - пророкотал он – в заслугу за твою помощь я покажу тебе то, чего ты достоин сейчас. В своё время ты туда отправишься и ещё пройдешь свой путь, - в его голосе опять показалась ирония, – если будешь хорошо себя вести.
Меня подхватил светлый, тёплый ветер крыльев сфинкса он понес меня туда где было моё тело, но прежде…
На мгновение, достаточное лишь для того чтоб оно осталось в памяти, передо мной открылась картина, которую я никогда не забуду, как и то ощущение спокойствия и уверенности, которое в тот миг посетило меня. И я мог лишь надеяться что оно останется со мной после.
Ким отдалялся от двух существ оставшихся там, где его уже небыло, и не будет. И если б он прислушался, в самый последний миг он мог услышать последнюю фразу сфинкса сказанную в тот вечер:
- Я, пожалуй, дам тебе ещё один шанс.
* * *
Ринна наконец могла расслабиться, она наконец-таки привела в себя этого доходягу, когда все в их летучке были уверенны, что этот парень уже склеил ласты, она продолжала бороться за его жизнь. И сейчас она понимала, что не могла поступить иначе – ведь она знала этого парня, и всё ещё любила, а она часто идет помимо разума.
Когда Киммер наконец отошел от состояния клинической смерти, и она смогла немного отстраниться и чуток отдохнуть – для этого у неё есть напарник по команде, он перевёл взгляд на неё, и не смотря на действие препаратов, смог узнать и улыбнулся виноватой улыбкой – он почти забыл свою первую любовь, но тут вспомнил.
Он напрягся и все-таки смог прошептать, когда она наклонилась к нему:
- Если у нас родиться девочка, давай назовём её Селеной?
Рин, мягко и слегка в ступоре откинулась на спинку сидения и постаралась взять себя в руки.
- Ты попал в аварию и тебя везут на операцию, а ты загадываешь! Но знаешь, я, кажется, согласна...
Ким мягко улыбнулся, и использовав все оставшиеся силы смог сказать:
- Тогда становись моей женой, и даже СМЕРТЬ не разлучит нас, – потом, его организм спокойно отправил столь беспокойного подопечного в бессознательное состояние, но ни Ким, ни Ринна уже не беспокоились, они если не знали, то догадывались, что у них все будет хорошо. И Селена получит обещанный шанс.
  Ответить с цитированием