Показать сообщение отдельно
Старый 23.10.2005, 19:53   #1
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Бивер. Творчество.

Данная тема предназначена для выкладки текстов. Обсуждение здесь: http://www.rudasov.ru/forum/viewtopic.php?t=141

Глава 1

Всё началось в один из тех светлых, солнечных деньков в конце весны, в которые, как правило, всё и начинается. Кинжально острые лучи полуденного солнца оставляли дымящиеся следы на некогда новом, а теперь безнадёжно выцветшем камзоле Гилерро бас-Аллорсо, виконт ос-Барре, барон ар-Телого и прочее, прочее, Угрюмую тишину просторного зала Академии, где он имел весьма сомнительную честь учиться, лишь изредка нарушало невнятное бормотание метра Дораиниса, да скрип гусиных перьев чересчур усердных студиозов. За девять лет, проведённые в стенах Академии, этот скрип стал такой же неотъемлемой частью жизни Гилерро, как, скажем, ежедневные воспитательные беседы с куратором Адгарти, бесконечные очереди в столовой, или, например, храп его закадычного друга Лейтимерика, для друзей просто Рика.
Гилерро, покосился на расположившегося рядом приятеля. Весьма вольготно расположившегося, надо сказать. Лайтимерик спал, распластав локти по парте и прикрыв голову рукой. "Хррпсс, ххрааа... Да, Лейли, поцелуй меня..." - бормотал он во сне, улыбаясь глупой улыбкой безнадёжно влюблённого идиота. Гилерро страдальчески закатил глаза, но, вспомнив, что сидит на лекции, быстро убрал гримасу с лица. В последние два месяца его лучший друг, Лайтимерик шан-Годвари ар-Велот, наследник богатого и знатного рода с западных границ (по-моему, он даже говорил, что его отец тамошний герцог), непонятно за какие предрешения запихнутый в Академию, сошёл с ума. И медленно сводил окружающих.
После очередного зимнего перераспределения в их группу попала Лейлира ос-Ванатти, прекрасная, милая и очень скромная девушка. Так она сама представилась. Хотя Гилерро мог бы поспорить и насчёт милой, и насчёт скромной, но с прекрасной он был вынужден, скрепя сердце, согласиться. Платиновая блондинка с шикарной фигурой и небесно-голубыми глазами всецело захватила сердце Рика. Он написал на фасаде парадного корпуса Академии "Рик + Лейли = Любовь Навсегда!". Трёхметровыми буквами, несмываемой, светящейся краской. Он не спал ночами, посвящая ей стихи. Он пел ей серенады лунными ночами. А поскольку они с Гилерро жили в одной комнате общежития, думаю, вам понятно, на ком он репетировал. В последнее декаду стойкое желание убить Рика посещало нашего героя каждую ночь, но пока держался.
Гилерро тряхнул головой, вытряхивая не самые приятные мысли. Его взгляд скользнул по залу, наслаждаясь картинами безоблачной жизни студиозов Королевской Академии Каннмивара. "Да," - застыла на его губах мечтательная улыбка, - "весёлые студенческие деньки". "Впрочем", - печально усмехнулся Гилерро самому себе, - "скоро всё это окончится... Экзамены, особенно практика - это серьёзно..."
Словно вторя его мыслям лектор обернулся и прокричал своим знаменитым на всю академию гнусавым басом: "И не забудьте! Со следующей декады начинаются выпускные практические экзамены для среднего цикла. А на сегодня занятие закончено. Господа студиоз, можете быть свободны".
Гилерро растормошил Лейтимерика, сонно протирающего глаза, стараясь понять, где он собственно находится, подхватил рюкзак и поспешил к выходу из лекционной. Узкий коридор главного корпуса встретил нас оглушающим шумом и давкой.
С трудом пробиравшись сквозь плотную толпу старшекурсников, посекундно мысленно матерясь на отдавленные ноги, они наконец выбрались на просторы главного зала. И застыли. Красота этого места никого не оставляла равнодушным.
Когда Гилерро впервые попал в Академию, именно этот зал заворожил его больше всего. Огромный, залитый ярким и удивительно мягким светом, проходящим через хрустальный свод, он казался маленькому мальчику воплощением сказки. Изящные резные колонны из горного хрусталя, только подчёркивали хрупкость и нереальность этого места. Говорят ни в одном королевком дворце нет ничего подобного.
Вместе с тем, этот зал выполнял ещё одну немаловажную функцию кроме как поражать воображение студиозов. Четырнадцать гигантских мраморных лестниц, множество межэтажных переходов и воздушных галлерей2, отсюда можно было попасть в любое место Академии.
Четыреста лет назад, основав своим указом Академию Каннмивара, Его Величество Король Арсенто XI, решил, что его летний дворец как нельзя лучше подойдёт для "воспитания из высокородных господ опоры Королевства Нашего". Хотя, как говорят знающие люди, на самом деле Арсенто, только что подавивший жесточайший мятеж дворянства в восточных провинциях, надеялся обезопасить свой трон, собрав в одном месте детей всех знатных фамилий. Как гарант верности трону их родителей. А заодно основательно промыв мозги подрастающему поколению. И, как выяснилось через полста лет, совершенно напрасно. Выпускники Академии были в первых рядах мятежников, захвативших короля и заставивших его подписать Тысячулетнюю Хартию, по которой полномочия короля были значительно урезаны.
Академия, после успешного мятежа, став непопулярной как среди победителей, так и среди побеждённых, превратилась в своеобразный интернат для неугодных. Сюда направляли младших детей знати, не могущих расчитывать на наследство, кровников3 северных кланов и выходцев из Двенадцати Княжеств, пожелавших получать образование в Королевстве.
Хотя, несмотря на презрительное отношение к Академии среди высшей знати, учили здесь на совесть. Порядки, и структура обучения, конечно со времён короля Арсенто сильно изменились, уже ничем не напоминая прежнюю Академию, с её строжайшей дисциплиной, военными порядками и жесточайшей муштрой. Но главный принцип - воспитать достойную опору Королевству - остался прежним. И во многом это была заслуга ректора Академии, последнего из самого древнего и знатного рода Королевства, Иллиани ар-Симео, который возглавил Академию сразу после мятежа, пресеча своим авторитетом все разговоры о закрытии. Проходя мимо его портрета в полный рост, висящего на центаральной стене, Гилерро и Лайтимерик синхронно остановились и склонили головы. Почтение, с котором ученики и учителя Академии относились к своему ректору, могло бы показаться смешным постороннему. Но не тому, кто учился здесь или знал лично Илливани ар-Симео, "последнего паладина королевства".
Завершив поклон, друзья развернулись и направились к четвёртой лестнице, ведущёй в столовую. Часы на главной башне уже били полдень, извещая студиозов о окончании утренних занятий.
- Гил, Рик, - окликнул их знакомый голос.
- Привет Вигарт, - обернулся Гилерро, пожимая протянутую руку.
Вигарт и Лайтимерик обменялись сдержанными кивками и неприязненными взглядами. Вигарт учился на нашем отделении, но в другой группе. Высокий, стройный, белокурый парень с вечной полуулыбкой на губах был мечтой женской половины студиозов и головной болью учителей. Мы с ним неоднократно вместе отрабатывали наказания нашего куратора Адгарти. Но вот с Риком у них последнее время отношения были напряжённые. Рик, хоть и не сумевший пока завоевать сердце Лейлиры, воспринимал знаки внимания, оказываемые её, как личное оскорбление, а окружающих как соперников. Вигарт был в его списке номером один. И надо сказать, вполне обоснованно.
- Вы идёте? - улыбаясь, сказал Вигарт.
- Куда? - обменялись друзья недоумёнными взглядами.
- Вы, что ещё не в курсе? - недоумённо спросил он, - у Хаори сегодня в полдень дуэль с Джиро.
- Не может быть, - изумился Рик.
Гилерро хотел сказать тоже самое, но не смог. Подбирал с пола упавшую челюсть.
Не то чтобы дуэли были редкостью в Академии, они случались хотя бы раз в декаду. Хотя и были строжайше запрещены. Удивительное было не в дуэли, а в её участниках.
Джиро, больше известный как Бешеный, не принадлежал ни к одному из древних кланов или знатных родов. Его отец был мастером-кузнецом в одном из маленьких городков неподалеку от Столицы. Когда Джиро появился в Академии, многие пытались поставить его на место. Ещё бы: простолюдин в Королевской Академии - неслыханное дело. Гил был свидетелем только одной такой попытки. Его тогда попытались "поучить хорошим манерам" восемь старшекурсников. На Джиро после драки было страшно смотреть, но ушёл в лечебницу он сам, своими ногами, а вот его противников пришлось нести санитарам. С тех пор Джиро старались не задевать.
Тоиширо Хаори был его полной противоположностью. Потомок одного из старейших кланов Двенадцати Княжеств. Второй по успеваемости ученик этого года, хотя многие учителя, по слухам, считают его потенциально самым сильным из новичков. В отличие от Джиро, который, не обладая особо сильным Даром, брал в основном за счёт силы и выносливости, Хаори делал упор как раз на свой талант.
Эти двое практически не имели точек соприкосновения.
- В полдень? - помнился Рик, - тогда побежали быстрей.
И они втроём понеслись в северный парк, к месту будущего поединка.
Аскет вне форума