Показать сообщение отдельно
Старый 19.01.2008, 23:25   #1
JC
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Гибель Шамшуддина

Гибель Шамшуддина.


3014 г. до Р. Х Империя Шумер

Небольшая торговая площадь была запружена народом – выходной день каждый хотел провести с пользой. Купить продуктов, обменять драгоценности на деньги, или наоборот. Торговцы наперебой кричали, расхваливая свой товар, люди приценивались, пробовали, примеряли. Небольшая группа приезжих артистов готовилась к представлению, растягивали шатры, проверяли инструменты. Зазывалы рвали глотку, приглашая людей на «интереснейшее представление за всю историю существования мира»…
Всё как всегда, день шел своим чередом… До определенного момента.
В считанные минуты площадь наводнила стража. Воины заставляли торговцев сворачивать свои лавки, отгоняли подальше людей. Многие возмущались, ведь торговля – это их хлеб, но после того, как стражники скрутили и куда-то утащили несколько самых активных бунтарей, волнения стихли, и дальнейшая эвакуация прошла без происшествий.

Вооруженные люди оцепили по периметру всю площадь, не пропуская туда никого и отгоняя особо любопытных зевак. А в центре площади творилось какое-то загадочное действо.
Высокий, худощавый мужчина в одежде Верховного Мага Шумера отдавал короткие приказы двум молодым магам-подмастерьям. Один из них начертил на земле огромный, диаметром около десяти метров, круг. В нем маг изобразил огромную пентаграмму, в центре которой вырезал ещё один круг, диаметром всего два метра. В малом круге был установлен жертвенный алтарь, украшенный различными символами и рунами. После чего подмастерье занялся рисованием печатей внутри пентаграммы.
Второй маг в это время разбрызгивал по большому кругу какие-то благовония, затем подошел к алтарю и установил вокруг него несколько разноцветных свечей. Расставив всё по местам, он посыпал каждую свечу особым порошком, щелчком пальцев высек огонь и зажег все свечи.

Молодые маги подошли к старшему и, поклонившись, сказали:

- Всё готово, Верховный маг Менгске.

Маг погладил длинную бороду и громко произнес:

- Привести жертву!

Двое стражников притащили и положили на алтарь молодую девушку, лет от силы пятнадцати, и крепко-накрепко прикрутили её веревками. Верховный маг занял место у алтаря, подмастерья встали чуть позади, по обе руки от него. Менгске достал из складок мантии черный, сверкающий нож и, воздев руки к небу, начал нараспев читать заклинание Призыва.

О Ты, завывающий в недрах Подземного Мира, явись на Землю снова, заклинаю тебя.
О ты, чей неумолчный рык заполняет вневременные небеса потаенного Лэнга, услышь мою мольбу.
О ты, чья сущность - Запредельный Ветер, явись, явись, слуга Твой призывает Тебя.
БЕНАТИР! КАРАРКАУ! ДЕДОС! ЙОГ-СОТХОТХ! ХАСТУР!
Явись! Явись!
Я называю слова!
Я разбиваю Твои оковы!
Печать снята, пройди через Врата и вступи в Мир!
Я совершаю Твой могущественный Знак!

Черный нож опустился, тело жертвы несколько раз дернулось, кровь потекла по алтарю, вниз, вниз, вниз, достигла пентаграммы и начала медленно растекаться по ней. Маг вновь вскинул руки вверх и во весь голос закричал:

ТАЛУБСИ! АДУЛА! УЛУ! БААХУР!
Явись, Хастур! явись!

Воздух заметно похолодел, и как будто загустел. Менгске и его подручные отступили за границы большого круга, в котором начало происходить нечто невообразимое.
Вокруг алтаря заклубился огромный вихрь, мгновенно разорвавший путы жертвы и легко поднявший бездыханное тело в воздух. Приоткрылся небольшой матово-черный портал, во мгновение ока разросшийся до невообразимых размеров. В ширину он достиг границы круга, а верх его терялся где-то там, в небесах.

Воздух всколыхнуло громкое протяжное рычание…

Из портала шагнула фигура, превосходившая по высоте даже самые большие здания города. Исполин немного напоминал человека – у него тоже были две руки, две ноги и голова. Но руки были трехпалые с огромными когтями, ноги короткие и мощные, голова – нечто среднее между собакой и гориллой. Из открытой пасти обильно текла слюна.
Хастур медленно, с гордым видом осмотрел призвавших его людей и сделал резкое движение головой, хватая мертвое тело жертвы, всё ещё парящее в воздухе.

- ВКУСНО-О! – раздался голос, больше напоминающий раскаты грома. – ХОЧУ ЕЩЁ!

Когтистая лапа пошла по косой дуге, и огромная ладонь схватила одного из магов-подмастерьев. Несчастный даже не успел ничего предпринять – его раздавили и отправили в пасть.

Верховный маг Менгске закричал:

- Я выполнил свою часть договора, демон! Когда Йог-Сотхотх даст мне власть над своим легионом?!

- А ТЫ ПОВЕРИЛ ЕМУ, СМЕРТНЫЙ!!! – расхохотался Хастур. – НАШ ГОСПОДИН НАШЕЛ СПОСОБ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ КЛЯТВЫ ДАННОЙ ТЕБЕ, ПОЭТОМУ СЕЙЧАС ТЫ СТАНЕШЬ МОЕЙ ЕДОЙ!

Громадная лапа потянулась к Верховному, но тот резко взмыл ввысь, избегая смертельной хватки, и с огромной скоростью переместился на несколько сотен метров южнее.

Архидемон дёрнулся было за ним, но, увидев целый взвод стражников, передумал. Люди стояли и с ужасом взирали на существо, призванное в их мир, чтобы разрушать и убивать. Никто даже не пытался схватиться за меч, или стрелять из луков – против такого гиганта это было просто бесполезно.

- ЕДА! СКОЛЬКО ЕДЫ!!!

Хастур обеими лапами сгреб сразу семерых стражников и отправил их в пасть. Остальные, видя гибель товарищей, опомнились и бросились врассыпную.

- ВАМ НЕ УЙТИ ОТ МЕНЯ, КОЗЯВКИ!!! – разносился над городом голос демона.



В башне Гильдии магов все занимались своими делами: алхимики варили зелья и трансмутировали металлы, боевые маги испытывали новые заклинания и оттачивали старые, спиритисты допрашивали духов, доппель-маги плодили копии себя и других, некроманты поднимали нежить… Но вдруг в главный зал ворвался запыхавшийся молодой парень, судя по ауре – маг-подмастерье.

- Помогите кто-нибудь, срочно! – закричал он. – Архимаг Креол, архимаг Шамшуддин! – обратился он к высокому черноволосому мужчине, который беседовал с чернокожим, абсолютно лысым здоровяком.

- Чего ты орешь?! Как ты смеешь прерывать нашу беседу своими глупыми воплями?! – заорал на парня Креол. – Или ты хочешь узнать мой гнев?!
- Э, брат, успокойся. Кажется наш юный друг хотел сообщить что-то важное. – спокойно осадил Креола Шамшуддин. – Говори. – обратился он к подмастерью.
- Верховный маг Менгске… он… вызвал демона… очень сильного… Хастура, - начал рассказывать запыхавшийся маг. – Но не смог… его контролировать… и тот взбесился… и пожирает всех… и рушит…
- Хастура!!! – взревел Креол. – Чрево Тиамат, да этот идиот совсем спятил под старость лет!!!
- Ты уверен? – тревожно спросил Шамшуддин, хотя это было и не нужно – оба мага прекрасно видели, что парень говорит правду. Ложь они бы распознали сразу.
– Мне кажется у нас серьезные проблемы, брат. Хастур не абы кто – он зверобог. Очень серьезный противник. – сказал Шамшуддин почерневшему от злобы Креолу.
Тот в ответ заорал:
- А то я не знаю!!! Немедленно поднимаем всю Гильдию по тревоге!!! Где это произошло?!
- На малой торговой площади… - пролепетал испуганно сжавшийся маг.



Хастур неспешно, даже с ленцой, шагал по широкой улице, отлавливая убегающих в ужасе жителей. Внезапно правое ухо пронзила жгучая боль. С гневным ревом зверобог обернулся, готовясь стереть в порошок того, кто осмелился поднять на него руку, и взгляд демонических глаз встретился с сотней других – человеческих.
Гильдия Магов Шумера пришла на помощь своему народу.
Как известно на зверобогов магия практически не действует – даже самые мощные заклинания заставят их разве что чихнуть, а Хастур кроме этого обладает огромным ростом, что делает его почти неуязвимым для смертоносных атак гильдейцев.
Маги взяли архидемона в большое кольцо и начали поливать убийственными чарами. Хастур гневно метался от одного к другому, но все держали почтительную дистанцию, используя только заклинания дальнего боя, поэтому когти и лапы зверобога находили только пустоту.
Но ничто не может продолжаться вечно – мастер аэромант, парящий недалеко от морды чудовища, утратил бдительность и попал под удар когтистой лапы. Левитационные чары распались, и тело начало стремительно падать… в заботливо подставленную пасть архидемона. Несчастный маг из последних сил вызвал ветвистую молнию, которая лишь слегка обожгла Хастуру язык, и исчез в смердящей пасти демона.

Креол грязно выругался и стеганул Хастура противодемонической цепью – на коже архидемона остался черный шрам, но цепь была слишком мала, чтобы причинить достаточно серьезный вред. Зверобог сделал шаг в сторону Креола, но его захлестнуло такой же цепью с другой стороны – магистр Эхтант Джи Беш, сын покойного Халая отвлек внимание демона на себя. Хастур заметался по кругу – его поливают градом заклинаний, но они ему нипочем. Только вот где-то здесь скрываются несколько маленьких человечков, которые так больно жалят своими цепями. Не найдя в толпе ни Креола, ни Эхтанта, демон схватил первого попавшегося мага и отправил в пасть. Огромная лапа приподнялась над двумя подмастерьями, но ей не суждено было их раздавить – магов словно вытолкнула из под удара какая-то невидимая сила. Слегка оправившись, они увидели неподалеку чернокожего архимага Шамшуддина – лучшего телекинетика Шумера. Это именно он успел подхватить их и вытащить из под гигантской ступни.

Хастур почувствовал небольшую боль в спине. Обернувшись, он увидел человека, который достает из сумки какие-то маленькие склянки и швыряет в него. Разбиваясь об толстую шкуру, склянки взрываются и причиняют боль, не сильную, но и не настолько слабую, чтобы не обращать на неё внимания.
Хе-Кель – один из лучших алхимиков империи – усмехнулся, доставая из сумки очередную кислотную бомбу, но усмешка замерла на губах. Секунду спустя его снесло ударом огромной лапы.

Переломанное тело алхимика летело прямо в каменную стену, но тут на пути встала чернокожая женщина и что-то прокричала, вытянув перед собой руки. Воздух на промежутке между Хе-Келем и стеной превратился в некую гелеобразную массу, не позволив алхимику превратиться в кровавое месиво.
- Спасибо, Мей’Кнони! – только и сумел прошептать израненный маг.
- Благодарить будешь потом. – сказала магесса и перешла на крик. - Хиоро, где ты там!!!

К ним подбежал невысокий мужчина с длинной рыжей бородой. Это был Старший Гильдейский Целитель – Хиоро.

- Я не могу быть везде одновременно, а подручных не хватает. Двух младших целителей сожрал этот демон, а остальные не способны вылечить ничего серьезнее пореза! – в сердцах вскричал целитель, делая пассы руками над неподвижным Хе-Келем.
Спустя полминуты, алхимик встрепенулся, поднялся на ноги и благодарно склонил голову перед Хиоро.

- Не время для глупых кривляний! – раздался гневный крик.

Обернувшись, Хиоро увидел почерневшее от бешенства лицо архимага Креола.

- Хиоро, у нас ещё куча раненных, почему ты всё ещё здесь?! Мей’Кнони, где твоя цепь?! Чрево Тиамат, нужно изгонять этого выползка Лэнга, а ты чем занимаешься?! – продолжал брызгать слюной Креол.

- Раскомандовался тут… С каких пор это ты стал Верховным, - недовольно пробурчал Хиоро, устремляясь туда, где слышались стоны раненных.

Вдруг раздался раскатистый грохот – то рухнула часть каменной стены. Обрушилась она не по своей воле - к этому приложил руку Шамшуддин, и теперь во взбешенного Хастура устремились огромного размера каменные глыбы.

Чернокожий архимаг прекрасно выполнил отвлекающий маневр. Пока архидемон отмахивался от многотонных обломков стены, его ноги обвили сразу четыре противодемонические цепи.

- Шамшуддин не давай ему расслабиться! – закричал Креол, с трудом удерживая свою цепь.
Могучий телекинетик только коротко кивнул, продолжая выкладываться на полную – вокруг Хастура был настоящий ураган из огромных каменных глыб.

Сильнейшие демонологи Шумера – Креол, Эхтант, Мещен'Руж-ах и Мей’Кнони – одновременно начали читать изгоняющее заклятие. Архидемон бешено заревел, пытаясь вырваться, но цепи, откованные из кровавого железа, с виду вроде бы не опасней ниточек, особенно для такого колосса, как Хастур, но удерживали его прочно. Ведь эти цепи являлись просто проводниками для энергии хозяев – именно могучая воля великих магов удерживала Хастура на месте и причиняла ему нестерпимую боль.
Речитатив заклинаний прервался и архидемона охватило серебристое сияние – вот вот его выбросят обратно в Лэнг. Зверобог рванулся из последних сил и сумел таки преодолеть мощь демонологов – гигантская пасть, усеянная острейшими зубами, рванулась вниз и поглотила архимага Шамшуддина. Он слишком увлекся тем, что отвлекал внимание Хастура от других магов и утратил контроль над дистанцией, а как следствие – над собственной безопасностью.

- Чрево Тиамат!!! Этот выползок Лэнга сожрал Шамшуддина!!!

Креол машинально начал поливать Хастура боевыми заклятиями, хотя и знал что это бесполезно – зверобоги переваривают пищу мгновенно. Да и спустя несколько секунд демона затянуло обратно в темный мир, из которого он был вызван…



Башня Гильдии Магов. Огромное величественное строение, превосходящее по высоте любое из других зданий Шумера. Сейчас на самом верхнем этаже проходит Высший Имперский Суд, подсудимым в котором является не кто-то там, а сам Верховный Маг Менгске. Хотя теперь уже бывший Верховный Маг…
Он стоит в центре пентаграммы, по вершинам которой расположены белые кристаллы. Из них бьют кроваво-красные лучи, окутывающие Менгске подобно паутине. Это лучшее связывающее заклятие Гильдии – находясь в такой пентаграмме, маг не способен даже на самые простейшие чары.

Главный Судья – низенький дряхлый старик – монотонно зачитывает приговор:

- За тяжкие преступления против Империи, повлекшие за собой разрушение целого квартала и гибель четырнадцати подмастерьев, шести мастеров, двух магистров и одного архимага, а также более пятидесяти стражников и простых граждан, архимаг Менгске приговаривается к смертной казни через сожжение… Волей мудрейшего императора Энменкара, приговор будет приведен в исполнение сегодня на закате. Да будет так!

Креол злорадно усмехнулся – он всегда недолюбливал бывшего Верховного, а теперь перед ним открываются заманчивые перспективы. Сейчас в Гильдии нет никого настолько сильного… А значит скоро он сможет надеть мантию Верховного и все маги Шумера станут его подчиненными.
Глядя, как два дюжих стражника утаскивают пребывающего в беспамятстве Менгске, Креол снова усмехнулся.
Жизнь продолжается…

Последний раз редактировалось Ares, 24.01.2008 в 11:27.
  Ответить с цитированием