Показать сообщение отдельно
Старый 12.06.2006, 16:04   #29
Макс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Хе... на сказочки меня пробило однако...

Современная сказка.

Однажды в одном городе не городе, деревеньке не деревеньке, поселке не поселке, в общем, в одном сельском райончике проживала одна счастливая семья. И состояла та семья из двух братцев отморозков, которым мускулы на мозги все время давят, и сестрицы феминистки, которая мужчин за людей не считает. Родителей у них не было – они умерли давно, и все время напоминали о себе двумя маленькими холмиками на заднем дворе участка. Жили два брата и сестрица не то, чтобы дружно, но как-то меж собой уживались – она готовила и убиралась по дому, они держали в страхе всю округу, и приносили какую-никакую, а прибыль. Так жили долго – время шло, день сменялся днем, месяц – месяцем, но все счастливое и размеренное когда-нибудь да заканчиваться. Пришла в поселок беда окаянная – прилетел из-за дальних краев хан басурманский, ларьками и магазинами заведующий. Звали его Гиви Трехголовый, по-нашему – Змей Горыныч. И начал Гиви устраивать всякие непотребства в населенном пункте – ларьков везде понаставил, магазинов по-насаждал, много девушек красивых склонил к поклонению своему богу темному – Маркетингу. И вот однажды сестра двух отморозков вышла из дому, дабы прикупить продуктов на весь день грядущий, да и не вернулась. Долго ждали ее братья, да так и не дождались. Видать случилось с ней неладное, окаянное. Расстроились братья и стали думу великую думать – самим искать сестрицу али лучше кого другого припрячь? Долго думали – день сменялся днем, месяц – месяцем и, наконец, пришла братцам этим контуженым идея подать в розыск. Потопали они вдвоем в местное отделение милиции дабы заявление подать и награду за пропажу назначить. А в то время в местном отделении милиции служил бравый витязь Илюша, родом из-под Мурома, по прозвищу Мачо. Вот к нему-то братья и наведались. “Хотим – говорят – в розыск объявить. Сестрица у нас пропала. Давненько ужо дома не появляется. А тем, кто нашу пропажу отыщет награду гарантируем – “крышу” организуем.” Подумал Илюша, посмотрел на братков энтих, да за шиворот их и выгнал из милиции, дабы фигней не маялись – все равно у них ничего не выйдет. А сам же сел и думу думать начал – как же быть. И выбирал он из двух вещей – самому отправиться девицу спасать али дружков позвать. С одной стороны одному вроде как сподручней. Да и на расчет антиресный рассчитывать можно. С другой – с друзьями надежней. А ну как ее какая контра похитила, да в темнице держит. Сам то он может и справиться, да вот только ежли гурьбой наваляться может не выдюжить. Думать долго ему к счастью не пришлось – снова завалились в отделение братья тугодумы, с первого раза не понимающие, и начали разборки чинить. Ты, мол, за такое по голове сейчас огребешь, а также по всем выступающим частям тела. Не испугался Илюша, друзей свистнул, да и накостылял братцам идиотам по первое число. В общем, их упекли в каталажку, за наезд на сотрудников уголовного розыска при исполнении. На время упекли, дабы непотребства не устраивали и препятствий расследованию не чинили. А герой наш начал собираться. Для начала одел он бронежилет заморский, с иностранными словами на нем написанными. После захватил свою верную дубинку, сделанную из крепкого каучука, дабы сподручней было от бомжей всяких отбиваться. После же совсем обнаглев забрал и табельное оружие, которое ему строго настрого запретили забирать. И смылся подобру-поздорову. Перво-наперво собирался он сходить к гадалке местной, всю округу предсказаниями поражающую – Яге Кутеряве. Путь его не был ни долог ни труден – Яга жила в соседнем домике, в котором и клиентов принимала. “Скажи Яга где мне Василиску искать! – с порога закричал Илья. – А не то погром тебе устрою и в отделение оттощу, дабы больше фигней не маялась!” На что Яга ему спокойно отвечала. “Успокойся Илюша – знаю где зазноба твоя. У хана ентого заморского, магазинами да ларьками продовольственными заведующего. И готова я помочь тебе, ежли исполнишь ты одно мое поручение – спустись в подвал и найди моего котика Баюна Ваньку. А то вишь ли не могу я спуститься то на инвалидной коляске.” И показала Яга свою инвалидную коляску, на которой провела большую часть своей жизни не вставая. Опечалился Илюша – больно ему надо за чужими кошаками по подвалам лазать! Но все же, раптая на судьбу – судьбинушку, полез. Нашел он кошака ентого, крысами погрызенного, в дальнем углу подвала. Поднял на ручки и вынес на свет божий. И тут оказалось что кошак-то – давно уж как издох. Долго горевала Яга, но оживить так и не смогла – ни слезами, ни чем либо иным. “Так как же давно котик твой пропал в подвале? – практически ласково спросил Илья.”. “Ой давно милок! Почитай же лет десять как будет! – замахала руками Яга. – А за то, что ты мне так помог вот тебе стингер аммуриканский, да ракеты к нему.” И взял Илюша стингер и пошел дальше. На следующей остановке он собирался зайти к удалому деду Патрикею, который пугал весь район своими шахидовскими замашками. А все потому что у него была бомба замедленного действия и заряжена-то была – быстродействующим слабительным. Посему никто с дедом связываться не решил – себе свой кишечник каждому дорог. Дошел наш богатырь полицейский со стингером аммуриканским наперевес к дому Патрикея и заорал благим матом: “Открывай контра! Богатырь пришел!” Вышел дедок, отворив дверь низенькую, в избушку вделанную, и спросил какого собственно надо такому отважному богатырю у скромного дедушки, Патрикея то есть. “Говори дед – заорал Илья снова – где бомбу свою антисоветскую держишь?” А нигде и везде, последовал ответ, после чего Патрикей ушел, хлопнув перед носом обалдевшего богатыря низенькой дверкой, в избушку вделанной. Делать нечего ушел богатырь от деда энтого не солоно хлебавши. И пошел он прямо в логово хана басурманского, что заполонил всю округу продукцией иноземной. Долго ли коротко ли, но добрался Илюша до логова энтого за полчаса, потому как это логово стола в центре поселка ихнего, дабы удобнее было управлять всей индУстрией захватнической. И ждали его у входа в здание злобные монстры, секьюрити именуемые. Долог был бой и кровав, но положил богатырь всех тварей злобных дубинкою своей, из каучука сделанной. Зашел в здание и поднялся на самый последний этаж – на второй. Этаж энтот был прибежищем зла великого, охватившего пункт населения русского, капищем бога темного – Маркетинга. И сидел там за столом, что алтарем бога темного является, Гиви Трехголовый, Змеем Горынычем именуемый. И вскричал богатырь русский: “Отдай Василису погань инородная! Не то пальну из стингера в морду твою поганую и отправишься ты назад в гробу цинковом, дабы не смущать родных кровавым месивом, своего тела собственного!” Ухмыльнулся хан инородный и щелчком пальцев вызвал девушек статных, но в тряпки с ног по голову замотанных так, что не увидишь не лица ни даже зубов. “Узнаешь ее – она твоя! – проговорил хан. – Но у тебя только три попытки.” Обиделся Илья и пошел срывать тряпки с девиц выставленных. И все бы ничего, но не знал он Василису в лицо, только по описаниям ейных братцев-отморозков. А под описания подходили все девицы, которых он оголил в приемной хана басурманского. И решил Илья забрать всех девок, дабы уж точно ошибки не было. Перехватил он стингер поудобнее и пальнул в наглую харю хана басурманского, дабы не мешал он вывозу военнопленных. Умер Змей Горыныч в мучениях страшенных и на том ему спасибо. А богатырь освободил всех девушек от плена басурманского и вернул их в семьи ихние. И отблагодарили девушки богатыря по свойски и был праздник у Ильи и все было хорошо. Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец.

Оччень странно как то все получаеться... :roll:
  Ответить с цитированием