Показать сообщение отдельно
Старый 01.03.2008, 23:55   #2
Нокс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Глава I Выпускники

Сегодня

Не очень часто, всего восемь раз в году в ночном небе, накрывающем Архипелаг можно увидеть потрясающее зрелище. Среди россыпи далеких, а потому кажущихся маленькими, звезд выступают две крупных луны, отдающих зеленым. Складывается такое впечатление, что это чьи-то страшные глаза наблюдают за людьми и ничто не может укрыться от их жутковатого, но удивительно красивого и манящего взгляда. Еще в древности ученые высчитали интервалы их полного, синхронного появления на небе, и стали отсчитывать по ним время. В основном они появлялись раз в шестьдесят один день и такой период времени со временем так и стали называть - Лунами. Такая система исчисления дней пришлась по вкусу всем, и должно быть только по этому она сохранилась и использовалась и сейчас.
Сегодня рассвет солнца торжественно объявил о начале сорок четвертого дня Лун Жатвы, на радость всем и вся. В этот день абсолютно везде объявлялись гулянья и за одним столом встречались и старый и молодой, и богатый и бедный. Представители и Фивтбора, и Хаккоза искренне желали друг друга счастья и с удовольствием выпивали традиционную чарку за процветание чужой страны в то время, как еще вчера могли вцепиться друг другу в горло. И только потому, что противник был "не из наших". Как и прискорбно, но уже в течение двадцати лет отношения между, когда-то дружными соседями медленно, но верно натягивались, словно тетива лука опытного стрелка. Но как водится начало было не столько глобально - кража. Не совсем обычная кража конечно, с кучей трупов, умерших при неизвестных обстоятельствах. Убийца не оставил ни следа, ни ран на телах, ни следа от удавки на шее, даже яда в организме не было, разве что маги вроде бы и уловили тогда кокой-то след темной ауры, но ничего определенного не сказали.

Живых не осталось в замке барона Ничейных Земель, кроме как ни странно самого барона. Да и тот со временем тронулся умом успев, правда, передать бразды своему сыну. Барона никто не осуждал, все понимали, что править он своим миниатюрным государством уже не сможет. Сначала не слабый шок, когда встаешь утром, пытаешь подозвать слуг, а в ответ тишина. Идешь разбираться с нерадивыми работниками, посмевшими спать дольше их господина, а вокруг мертвецы... весь замок вымер. А после еще и Император Седрик IV и Король Варнац I наседают с двух сторон.

Дело в том, что украденный предмет, катана Фаракрил была достоянием обоих стран, которые не нашли лучшего способа разделить ее меж собой, отдали ее барону Робару на хранение. Вместе с катаной заодно "сплавили" и другие предметы, либо жизненно необходимые как королевству Фивтбор, так и империи Хаккоз, либо не нужные им обоим вещи. В общем, государства вполне логично обвинили в краже друг друга, и это послужило началом. А по прошествии приличного количества времени все уже забыли о древнем артефакте, переключившись непосредственно друг на друга. Ничейная Земля от этого практически не страдала, хотя порой и ей доставались "оплеухи". Но достаточно истории здесь и сейчас прощаются все обиды и долги, а взгляды устремлены в светлое будущее. Поговаривают, что даже на полу мифическом острове некроманта, сегодня живые мертвецы отплясывают народные танцы.

Празднества, затягивающиеся порой не на одну неделю не единственное, чем примечателен этот день. Так же сорок четвертого Жатвы знаменитый остров Лотария сбрасывает свой магический полог, и Объединенная Академия открывает свои двери всем желающим. На этот день открытых дверей съезжается, как минимум половина всего населения Архипелага попытать счастья. В основном приезжают родители, решившие отдать свое дитя на обучение. Вступительное испытание проходят как потенциальные студенты, так и их родители, каждые свое, разумеется. Детей, которым едва стукнуло пять лет от роду, проверяют на наличие у них магических способностей или воли воина или и того и другого, иногда. Родителей же тщательно расспрашивают об их родословной, привычках, болезнях. Когда те, смущаясь, чего-то не могут вспомнить, на помощь приходят маги-целители.

Увы, но даже если каждый второй ребенок, привозимый на остров, был уникальным, большинству отказывали. Дело в том, что в тот же день, когда определенная группа малолетних судентов заходила в стены Академии, такая же группа двадцатилетних адептов оттуда выходила с рекомендательными письмами в какой-либо город. А одним из важнейших постулатов, оставленных еще самим Патриархом Света был строгий учет численности учащихся. Прибыть должно столько же, сколько и уйти - ни больше, ни меньше. Так что одновременно с тем как на одной половине острова шел прием новичков, на другом конце проходила выпускная пирушка. Устраивалась она прямо в лесу, что бы не смущать других учеников. Посреди поляны стоял с разнообразными экзотическими блюдами... да и все. Дальше как говориться господа хорошие, развлекайтесь сами. И господа развлекались, как могли: кто кулачные бои устраивал кто в небо молниями бил, должно быть, показывая ему, как оно должно выглядеть в грозу. Послышалось мелодичное перебирание струн.
- О, неужели нам пригласили барда, - спросил кто-то
- Да не вряд ли, их дятел задолбит *Архипелагный вариант душащей жабы*, - отвечал другой
- О да это же кто-то из магов, интересно, где он инструмент нашел?
- Да может с собой, при поступлении привез.
- Ну ладно послушаем, может еще что-то и споет.
И он запел. Голос был достаточно хорошо поставлен, да и по струнам маг не плохо умел бить, но вот поэт из него был никакой. Суть песни с трудом уловили, и то не все. А песня намечалась похоже хорошая о выпускниках Объединенной Академии и возложенной на них миссии. Маг, решивший стать на ремя бардом быстро приметил, что народ не в восторге от его песни, и закончив последний куплет, стал просто играть. Народу это уже больше понравилось, кое кто даже подсел поближе к музыканту, что бы лучше расслышать приятную мелодию.


А чуть поодаль, возле старого раскидистого дуба собралось около пяти выпускников магического отделения. Они о чем-то шумно переговаривались, смеялись, пили вино, скорее всего украденное из столовой. Заводила у них высчитывался на раз - высокий с прядями рыжеватых волос, свободно падающих на плечи. В отличие от своих сверстников, уже успевших облачиться в лазурные мантии, парень по-прежнему ходил в "домашнем", хоть и дорогом темно-синем камзоле, расстегнутом на груди и аналогичного цвета штанах. А к поясу были прикреплены ножны, из которых выглядывал эфес шпаги. Холодное оружие у мага можно было увидеть так же редко как книгу в руках воина, и это, похоже, добавляло ему авторитета, среди друзей. Он полулежал, положив голову на выступающий корень, и что-то мурлыкал себе под нос. Одна из девушек, до этого просто сидевшая с задумчивым видом, наклонилась к рыжему и что-то долго нашептывала ему на ухо. Тот, подождав пока она закончит, задумчиво почесал подбородок, с начавшей расти бородкой, улыбнулся уголком рта, и незаметно подмигнув ведьмочке, вскочил на ноги.

Архипелаг еще никогда не видел женщины-воителя, были наемницы, убийцы, воровки. Но выпускницы отделения воинов - никогда и, скорее всего, не увидит. Новоиспеченные воины в новых, только из кузницы, доспехах, не без зависти глядели в сторону магов, где прекрасного пола было предостаточно. Сейчас воин с магом общались редко, только если были хорошими знакомыми до поступления в Академию, да где там. Разве, что человек с феноменальной памятью запомнит, с кем он там пятнадцать лет назад вместе солдатиков играл.

Велимир стоял возле стола и с важным видом жевал куриную ногу, когда взгляд его впился в какого-то мага, что-то оравшему своим друзьям, активно жестикулируя при этом конечностями. Его лицо показалось воину смутно знакомым. Внезапно ладонь мага буквально выплюнула струю пламени, которая словно нарочно не спеша, поплыла в сторону стола. Ну чего-чего, а дать какому-то там магу спалить праздничный обед Велимир не мог. Встав на пути пучка огня, он выхватил из ножен небольшой кинжал. Кинжал этот был неизменным атрибутом любого воина, он был заговорен на поглощение любого атакующего заклинания. Незаменимая штука, если успеешь применить. Огонек с громким шипением впитался в лезвие кинжала. Зачинщик похоже ничуть не расстроился, даже наоборот обнажил шпагу и профессионально отсалютовал ею.
- Да, и эти люди в скором будут представлять на Архипелаге мудрейших магов, - пробурчал себе под нос воин, делая почти не заметный акцент на слове "мудрейших". Конечно, они были учениками одной Академии и служили, в общем-то, одному делу - защите Архипелага от демонов, которые ушли отсюда лет сто назад. Но мальчишеская зависть к магам, за их способности, перерастала в юношескую неприязнь, а она, подавленная здравым смыслом двадцатилетнего все же не могла исчезнуть полностью.

Наиболее логичным сейчас было просто разойтись по разные стороны и не видеться больше никогда в жизни, но Велимир приметил кое-что, что на корню истребило подобный исход дела. Шпага у мага явление конечно удивительное, но не сверхъестественное, а вот выгравированный на рукояти герб. Отсюда конечно было не очень хорошо видно, но, похоже, это был герб Шадсингов - достаточно древней дворянской семьи, ныне не имеющей ничего кроме титула виконта, что, конечно же, не плохо, но денег от этого титула в кармане не прибудет. И если Велимиру не изменяет память, то он на данный момент - единственный представитель этой семьи, кроме разве что его брата близнеца... брата?

- Архиселлий, ты что ли? - спросил напрямик воин, подойдя поближе. Маг только вопросительно поднял бровь, но потом словно что-то вспомнив, ответил.
- Ну да, меня так звали когда-то, то еще имечко не находишь, братец? Мы с тобой не виделись уже пятнадцать лет, а это может служить поводом для нового знакомства. Г'брил маг-универсал, виконт Шадсиг, будем знакомы, - протянул он руку. Постояв так с протянутой рукой несколько секунд, отмахнулся ею же от Велимира, "здоровайся тут со всеми", плюхнулся назад в траву и почти мгновенно захрапел.
Та же девушка, подговорившая Г'брила поджечь угощение, поднялась с земли и, встав напротив воина, прошептала, что маги при поступлении, а Академию теряют свои старые имена и получают новые. А ведет он себя немного (тут девица задумалась, подбирая нужное слово) пафосно потому что выпил лишнего.
- Лишнего... это сколько же? - прошептал в ответ Велимир
- В том то и беда, что ему хватает даже глотка легкого вина, что бы потерять голову. Он не пьянеет, просто... меняется.
- Не пьянеет, - хмыкнул воин, - а что же уснул так быстро?
- А это он всегда так: трезвый не трезвый, только примет горизонтальное положение - засыпает... ну когда хочет, конечно.
- Да-а, ну ладно попробуем переиграть встречу, когда проспится, скажите чтобы к фонтану подходил, хорошо?



Г'брил не был уверен, приснилось ли ему что-то, и был этим вполне доволен. Когда уже три года к ряду каждый раз мучают кошмары, ты как никогда радуешься каждой спокойной ночи. Правда в этот раз это была не ночь или же он проспал сутки - над головой чистое безоблачное небо, окрасившееся приятными глазу красками сумерек.
Так, - сказал он сам себе, пытаясь понять, что он делает на сырой земле в это время суток, память о ближайших нескольких часах упорно не желала возвращаться в свое бренное пристанище. - Неужели опять? - разумеется опять. В свое время маг дал обет не употреблять алкоголь, и похоже сегодня был очень весомый повод, что бы его нарушить.
- Тьфу, - только и вырвалось из уст Г'брила, когда он увидел стол, за которым сидело, по меньшей мере, полтораста выпускников. Как не странно именно этот не хитрый предмет мебели заставил таки забытую информацию явиться перед глазами во всем своем великолепии. Нерешительно подойдя к столу он присоединился к застолью, между делом прошептав что-то, глядя на одного из своих однокурсников-магов. От неожиданной атаки бедняга даже свалился со скамьи, под дружный гогот сверстников.
- Ты что, Гэб?! За что?
- За то, Д'лаг, - вкрадчивым тоном объяснил маг-универсал, - что ты все бренчишь на своей радости лесоруба, а между делом все "выпьем, выпьем". И в меня буквально силой влил чашу Ничейного, знал ведь, что со мной бывает.
Паренек, носивший имя Д'лаг мгновенно стушевался, понимая, что отделался еще легко.
- Хорошо, извини, друг, - чуть помедлив ответил он, усаживаясь обратно за стол. - Слушай, тут тебя какой-то воин спрашивал, сказал, чтобы ты к фонтану подходил.
- А он разве не тут? - осмотрелся маг, выискивая среди сидящих, брата. Он вспомнил и о нем, но думал, что он вместе со всеми поглощает праздничный обед. - Да, похоже, поесть мне сегодня не суждено.

Велимир, конечно имел ввиду большой фонтан на заднем дворе жилых корпусов. Там располагался небольшой парк, в котором студенты отдыхали после занятий. Идти до него было далековато, так что у Г'брила было время, что бы придумать новую версию приветствия, получалось не очень. Наконец добравшись до высоко бьющего, едва ли не до крыш, фонтана он увидел Велимира. Воин сидел на скамейке, и испытующе смотрел на вновь обретенного родственника, чуть наклонив голову на бок.
- А мог бы за столько лет и послать весточку старшему брату, - ни к селу ни к городу сказал он, поставив Г'брила в тупик из которого он выбрался, прибегнув к старинному способу вести беседу, ответил вопросом на вопрос.
- А ты будешь до гроба помнить, что вышел из материнского чрева на несколько мгновений раньше, чем я? - да, Велимир и Архиселлий были близнецами, хотя из общего в них была, разве что, фамилия. Незнакомый человек не признал бы в этих двух даже дальних родственников. С одной стороны тихий рыжеволосый маг, часто кажущийся на несколько лет моложе брата. С другой - веселый и жизнерадостный Велимир, успевший обзавестись козлинной бородкой и шрамом поперек переносицы. Забавно, что сегодня под винными парами они оба вели себя с точностью до наоборот.
- А вообще, Велимир, я думал, что тебя не взяли, странно, что мы не виделись, я тут часто бывал.
- А я никогда, - буркнул воин. - Не люблю эту место, слишком тихо. Кстати я думал, тоже самое о тебе.
- Думаю тут Мастер поработал, я слышал он всячески пытается оградить родственников на время обучения.
- Ладно, забыли. У тебя какие планы вообще на будущее?
- Да такие же, как и у всех, получу рекомендацию и буду работать, - Велимир от этих слов вздрогнул как от холода.
- Бред все это, не люблю, когда за меня выбирают, где мне жить и что делать.
- Да ладно мы все-таки дворяне, пусть и бедные. Нас в любой провинции как королей встретят. У меня, кстати, одна мыслишка появилась. Однажды я оказал магистру С'киру, который занимается распределением, одну услугу. Я думаю, чем нам разъехаться и снова забыть о существовании друг друга, можно отправиться куда-то вместе.
- Узнаю своего брата, - обнял за плечи Велимир Г'брила. - А теперь рассказывай как ты тут жил пятнадцать лет-то.

Синеву ночного неба только едва-едва начал рассекать краешек солнечного диска, в пока еще слабом намеке на утреннюю зарю, а на Лотарии уже шла бурная деятельность. Всех выпускников поспешно распределяли в какой-либо населенный пункт Архипелага и выталкивали с острова чуть ли не пинком. Нет, конечно, преподаватели торопились избавиться от терроризирующей их пятнадцать лет к ряду, молодежи, но основная причина спешки была посложнее. Вчера вечером, орда (по-другому назвать это сборище было сложно) разгоряченных вином выпускников решили оставить о себе воспоминание у всех присутствующих на острове людей. В жилом районе, в самом его центре находилась башня, в которую будущих магов всегда селили нехотя. Ходили слухи, что когда-то в ней жил один ученик, который тайком изучал демонологию. Позже его преступное увлечение раскрыли, и прогнали с острова, но он перед уходом успел проклясть свою студенческую обитель.

Хотя мастера и относились к этой легенде с неприкрытым скептицизмом, но в башне то время от времени раздавались вопли ужаса, а на полу находили потерявшего сознание студента. После необходимого в таких случаях физического и морального лечения, у очередного бедняги пытались разузнать, что его так напугало. Он лишь пожимал плечами и говорил, что ничего не помнит о том вечере. Подобные инциденты были не часты, да и не несли какого либо ущерба здоровью, некоторые "жертвы" даже напротив, начинали усердней учиться, поэтому башня год за годом заселялась вновь. Мудрые говорили, что то, что возводилась годами, рушится за мгновение и выпускники лишний раз подтвердили эту аксиому, не оставив на злосчастной башне камня на камне. А что, нет башни - нет и проклятия.

Все бы ничего, только где теперь достать лишних сто пятьдесят мест для ночлега, возвести в одночасье новую башню не мог никто. Рассудив мудро руководство академии, решило, что те, кто виновен в уничтожении жилья пусть и отдыхают на улице, а поступающих, если поплотнее утрамбовать, можно и расселить в оставшиеся. Ну а заодно можно и распределение начать пораньше, что молодежи зря ночью по улицам топтаться.

Велимир с утра был не в духе. Всю ночь проболтал с братом Архиселлием, который теперь почему-то это имя обижается и требует называть его "истинным" именем. То есть именем, которое ему дали, когда посвятили в маги. Приверженец Катагора, в отличие от служителя Данагатора гораздо более многогранен в своих умениях. Бывают маги стихий: огня, воды, воздуха, тверди. Бывают маги специальности: алхимики, магического зодчества. Так же существуют волшебники, служащие музам, как обычные люди, но выливается это снова в магию, чаще всего мирную, едва ли встретишь волшебника, который с помощью кисти и холста победит армию или вооруженный струнами, натянутыми на деревяшку, разрушит крепость.

Но и это еще не все ветви магического совершенства, очень редко из Академии выходят маги универсалы, способные управлять всем от лечения больного зуба, до воскрешения из мертвых, от избавления от бородавки и до изменения собственного тела до неузнаваемости, от простенького телекинеза, до пережатия сонной артерии с помощью его же. Официально Архиселлий был магом огня и носил в имени частичку "Гэдза", символизирующую мировое пламя. Однако многие его негласно признали универсалом. И он вроде бы соответсвовал, но как-то неравномерно. Например неплохо владея ментальными чарами, Г'брил был практическим нулем в телекинезе. Именно это ему помешало стать универсалом, хотя в нем присутствовало все, в большей или меньшей степени.

Только две магические науки не преподавались будущим колдунам. Мало того на их использование было наложено строгое табу, любой, кто практикует некромантию или того хуже демонологию обречен на отторжение от всего внешнего мира и всеобщее презрение. А если таковой энтузиаст попадал к магам (а попадали они почти всегда) бедолаге сразу же стирали память... всю.

Последним из некромантов считается Ранрок Вэссоловский - легендарный ветеран Войны Пяти Школ, положивший коней противостоянию двух Патриархов. После этого триумфа молодого некроманта самого стали звать Стражем-Патриархом или же Нейтралом. Сейчас от него осталась лишь легенда. Легенда, гласящая, что Страж до сих пор жив, а обитель его - высокий зиккурат, на забытом всеми острове. Сейчас эту историю принимают за чистую монету лишь слабоумные или не в меру наивные люди. Другие же придерживаются мнения, что если Герцог Вэссоловский и жил когда-то отшельником, то все равно уже покинул этот мир, как и другие Патриархи. Сколько бы ни была велика твоя мощь, перед законами природы она бессильна.

Ну а Велимир, сидящий в данный момент все на той же скамье возле фонтана, разумеется, не знал ни о Патриархах, ни о некромантах, он и а самой Войне слышал так, в пол уха. Сейчас его больше волновало, куда же запропастился Г'брил. Пару часов назад он ушел к этому мастеру, который занимался распределением, что бы напомнить тому о "долге" и до сих пор от брата не было вестей. Хотя вот же он! Шагает сияющий не хуже доспехов своего брата. Маг наконец-то оделся подобающе его статусу. В общем-то, в парадной лазурной мантии он и вправду выглядел глуповато - она была на пару размеров больше положенного, да и фасон был явно не его. Но тут уже ничего не попишешь, положено носить - носи. А вот традиционный посох магов Вселенского Пламени было не узнать. Нет, это была не та здоровенная дубина, которую старцам приходилось носить за спиной. Больше всего посох напоминал прогулочную трость аристократа, причудливой формы. Смущал только набалдашник - внутри безобидного стеклянного шара пульсировал какой-то сгусток света.
- Вот, - гордо сунул Велимиру под нос два одинаковых свитка маг. - Рекомендательные письма для нас с тобой.
- Здорово, братец, здорово, - ответил Велимир, без особого энтузиазма. - Ну и куда направляемся?
- Ну... вообще-то с этим не очень повезло, отправляемся Ничейные Земли, но тебе ведь все равно куда ехать?
- Все равно. Когда отъезд то? Попрощаться успеем?
- С кем? - не понял маг.
- Ну, только не говори мне, пожалуйста, что у тебя тут не появилось друзей за пятнадцать то лет.
- А это, - замялся Г'брил. - Не важно, все равно не успеем. И не успеем даже пообедать, нам уже через час нужно быть у врат.
- Через час?! Эти твои магистры что, совсем сдурели? Нам что бы добраться до туда нужно уходить прямо сейчас, да еще не на самых слабых конях.
- Угу, - угрюмо отозвался маг. - Мне помнится, пару лет назад, старшекурсники рассказывали, что отъезд всегда происходит поспешно, но я никак не думал, что настолько. Ладно, коней я уже привел, за частоколом стоят, так что пошли, время теряем.

Неизвестно точно, почему Врата, на деле представлявшие собой лишь небольшую беседку, получили такое абстрактное название. Возможно у мага, создавшего этот артефакт были свои взгляды на форму и содержание. Суть Врат была в переправлении единым магическим потоком материи на дальние расстояния, практически как телепортация, только лучше. Тратится намного меньше маны, точно, сколько неизвестно - за время их существования, Врата еще ни разу не "заряжали". Хотя и минусы конечно тоже были, во время переправы жутко трясет да и расположены они далековато от стен Академи. Собственно будь телепортация немного подоступнее (этим искусством, к сожалению, обладают только очень опытные маги) о Вратах бы уже давно забыли. И не нужно иметь семь пядей во лбу, что бы понять, что сегодня сей агрегат работал с удвоенной мощностью.
- Ну, что все готово, - деловито осведомился воин, нетерпеливо ерзая в седле.
- Угу, только вас двоих и дожидаемся, - с едва уловимой иронией ответил К'дар - студент четырнадцатой ступени магического отделения. По чистой случайности в этом году его отправили обслуживать Врата. Особого восторга он не испытывал, хотя и не огорчался - зачет по алхимии на дороге не валяется. У него в руках был свиток со списком всех отбывающих во внешний мир, и он не без зависти поглядывал на ровные строчки имен выпускников.
- Вы только с коней слезайте, вам на той стороне уже новых снарядили, вместе с каретой.
Оказавшись внутри беседки К'дар жестом предложил братьям располагаться на жестких скамьях.
- Так, вроде бы ничего не забыли, что-ж счастливого пути... и держитесь крепче пожалуйста, - незаметно подмигнув Г'брилу, с которым несколько дней назад уже успел провести инструктаж, как себя вести во время перемещения, он вышел из беседки и виконты Шадсинг вновь остались наедине.
- Приходилось летать на этой штуке? - усмехнулся Велимир, глядя на брата.
- Нет, как и тебе, но примерное представление о таком средстве передвижения я уже получил, - нервно захихикал Г'брил обхватив руками края скамьи. Последним, что он успел увидеть - К'дар с видом бывалого канцелярского служащего вычеркнул из списка еще два имени.

Следующие несколько минут в жизни обоих охотников на демонов представляли из себя непрерывную тряску, словно на старой дороге с ухабами в арбуз величиной, и мельтешением всех красок радуги за окном. Но все быстро кончилось и их почти что бережно выбросило на уже начинающую желтеть траву.
- Да, приехали, - прокомментировал Велимир, уставившись на конский хвост, под которым оказалась его голова.
- Поехали уже. Ваши вещи давно погружены! - донеслось из кареты.
- Так. Ты же не тот о ком я думаю? - насторожился воин.
- Он самый, - подтвердил тот же голос, - мне с вами по пути, вот и решил сэкономить на казенных лошадях, залезайте уже путь не близкий?
- Кто это? - спросил Г'брил, отряхивая от грязи свою мантию.
- Я надеялся ты этого никогда не узнаешь, - лаконично отозвался Велимир, смело забираясь внутрь кареты. - Путешествие обещает быть утомительным
  Ответить с цитированием