Показать сообщение отдельно
Старый 25.03.2008, 20:19   #65
Аскет
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Ну вот и свежее поступление... автор Фармазон...
Цитата:
Это моя первая квента, так что тапки выбирайте помягче (хорошо, как скажете… свинец ведь мягкий… правда?..).
Имя: При рождении родители назвали Роландом, им он и был до 17-ти лет, в цирке его называли Лисенком, позднее Лисом, а сейчас, когда он как бы родился заново, взял себе имя Рес.
Раса: Человек. Ну и угораздило же его родится от союза папочки-бледного и моей мамаши-красной. Мулат, одним словом(*успокаивающе* ну мулат, не мутант…).
Возраст: 25 лет
Внешность: ~190 см ростом, ни капли лишнего жира, хорошо развита мускулатура, но первое, что приходит на ум, когда смотришь на этого парня - “каланча”, а не “великан” (все равно, он не каланча…). Загорелая кожа, серо-стальные глаза, сломанная когда-то в пьяной драке переносица, типичное для бледной расы лицо “украшает” длинный свежий шрам. Наутро после очередного возлияния пришлось выступать. Жонглируя ножами Лис совершил ошибку, сначала неверно поймал нож, порезав руку, а потом, дернувшись от боли, он словил собственный клинок в лицо (*на что, не растерявшись, импресарио прокричал: «Вы только, что видели смертельный номер: «Стальное лицо»!»). Теперь он на всю жизнь останется со шрамом перечеркнувшем его левый глаз. Правда это не единственный его шрам, зверинец цирка (клыки пса, когти старого медведя) и странствия по Империи тоже отметились на его руках и торсе (собиратель автографов…). Несмотря на все эти отметины его вполне можно назвать симпатичным, ну, во всяком случае, не уродливым. Длинные темно-рыжие волосы, из-за которых он и получил свое прозвище, стянуты в хвост. Такая прическа ему не очень идет, но парикмахер за просто так не работает.
Одежда: штаны с множеством заплат, кожаная безрукавка, шерстяной дорожный плащ, льняная рубаха под безрукавкой - все это покрыто въевшейся пылью дорог Платиновой Империи (а стирать ле-е-ень). Единственными относительно новыми вещами являются пояс и сапоги из шкуры дахута. Лис любит рассказывать, как он собственноручно прикончил его, и даже почти не врет при этом. Да, убил собственноручно, при помощи кистеня, а не задушив, но их было двое, а дахут был стар и ослаб от голода (надо было загрызть… как настоящий герой…). Часть денег Лиса и вшита в эти вещи. В котомке еще есть обтягивающий темно-голубой костюм для выступлений (*ржОт* для выступлений перед кем?..).
Биография: Родился я в деревне близь Ульрии, в семье чародея. Папаша мой, дурак, обзавелся семьей удивительно рано, только успел стать подмастерьем и тут же сам надел на себя хомут. Помню, маманя постоянно устраивала истерики по денежному поводу, то ей платье новое подавай, то сережки, то еще какую бабью прихоть. Правда, про повод мне батяня, когда я подрос, рассказал. Постоянно мамаша грозилась уйти, но никак не делала этого. До одного дня. Было мне семь годков, целую неделю мать закатывала истерику, одну за другой, и в один день выполнила то, чем грозилась все эти годы. Ее уход не сильно расстроил отца, за эти годы она успела его изрядно достать, но у меня это оставило на всю жизнь смешенные чувства обиды на мать и стыда перед родителями, ведь если бы не я в семье были бы деньги и мать не ушла. Весь дом остался на нас с отцом. Я помогал ему, как мог пока был маленьким, а позднее почти все хозяйство легло на мои плечи.
Каждый день отец заставлял меня тренироваться с луком и мечем. Мечи, правда, был сделаны из дерева, но удары ими были достаточно болезненны, и мне волей-неволей пришлось учиться отбивать выпады отца. А когда мне исполнилось десять, папаша отвел меня в сферу риторов. Никогда не забуду нашего ритора, старика Абрахима. Он не только выучил меня наукам, но и привил жажду знаний (друид от науки...). Старик знал, что ребятня никогда не воспримет знания как ценность. И он преподнес ее нам как силу. Историю, которые многие рассказывают как скучный набор дат и имен, он преподавал нам как захватывающую сказку, где знания давали силу (вы прослушали монолог «Воспоминания начинающего манча»). Почему я постоянно говорю “нам”? Ну, право, не думаете ли вы, что я был единственным его учеником? Еще десятка два ребят постигали науки под его неусыпным взором (а старик-то, судя по всему, был знаком с техникой слежения имени Саурона). Так и прошли еще шесть лет моей жизни, учеба, хозяйство, упражнения с оружием, а между этим краткие свободные часы и время проведенное с приятелями.
Когда мне исполнилось шестнадцать, папаша проверил меня на талант к магии. Какие-то способности он выявил. К тому времени обучение у ритора подошло к концу, и отец решил, что недурно бы потомку передать свои знания. В течение года он обучал меня использовать мой талант. Кое-чего я добился в иллюзиях и магии Тени (угу, у него наконец-то появилась тень…). А потом был этот разговор.
Я вспомнил о существовании матери и решил порасспросить отца про нее. Не то что бы я раньше не спрашивал, но сейчас я захотел узнать все поподробнее. Слово за слово и я поссорился с отцом. Вот так я и оказался на улице. Не могу сказать, что отец выставил меня за дверь без причины, и тем более я не могу сказать, что без единого гроша. Он дал мне вещей и денег, как в дальнюю и опасную дорогу, но сам при этом сказал, что я могу не возвращаться, пока не добьюсь чего-то в этой жизни сам, чего-то большего, чем добился он.
Так начался новый этап в моей жизни. Полгода я скитался по герцогству, иногда подворовывал, иногда подрабатывал, но почти никогда не голодал (лук-то был со мной, а в лесах и реках живность не переводилась) (это он про крестьян...). А потом я прибился к бродячему цирку, выполнял там самую грязную и черновую работу, за что меня кормили, давали ночлег и даже платили, чуть-чуть. Так продолжалось месяц. В день представления в Торире фокусник, господин Зигмунд, приболел. Понос, болезнь не смертельная, но накладная (хе, причем в штаны…). По моим наблюдениям чародеем был он не ахти, больше фокусничал, но уж покруче меня. И я решил рискнуть, я предложил себя в качестве фокусника на этот вечер. Ребята поворчали, но после демонстрации моих “способностей” решили, что уж лучше заткнуть дырку мной, чем отказаться от выступления (после чего за ним закрепилось прозвище "Главная затычка цирка"). Оглушительного успеха я тогда конечно у публики не снискал, но зрители не зевали и пару моих иллюзий нашли сносными. До этого ко мне в цирке обращались “Эй ты!” или “парень”, но перед зрителями надо было дать мне сценическое имя, им стало Лисенок, кличка которая, похоже, прилипла ко мне до конца дней моих. Фокусник смог наблюдать часть моего выступления и когда я закончил он предложил мне ассистировать ему. И пошло поехало. Через полтора года в иллюзиях я уже был ему ровней. Фокусы мне как-то не давались. Я попросил Зигмунда уговорить нашего силача и охранника Риенса позаниматься со мной, с оружием, в борьбе. Риенсу идея понравилась и весь следующий день мы мяли друг другу бока. Точнее сказать это он мял меня как опытный повар тесто, несмотря на свою хромоту этот тертый вояка опережал меня по многим показателям. Но вечером он назвал меня “неплохим мясом, из которого можно сделать рубаку” (Мяусооо(с) Баюн). Так начался еще один этап моей жизни в цирке. Иногда я помогал фокуснику, но все оставшиеся время Риенс учил меня пользоваться мечем (и только мечем..), кистенем и своим телом. Он стал моим первым настоящим другом, этот рубака. Мы часто ходили вместе по кабакам. Это он научил меня пить, но не напиваться. Из моих слов можно сделать вывод, что он был пьяницей и ничего кроме драки не видел, но это не так, когда-то он был офицером Имперской армии, но попал в немилость и оказался здесь (так вот куда делся Спок…). И он тоже ценил знания, как и я. Множество житейских и не очень мудростей я узнал от него. Когда мы выступали,я и Риенс, мы показывали шуточные бои. Постепенно я стал равным среди циркачей. Я, как и они, получал свою долю от гонораров, меня приняли в компанию.
Я прошел их всех. Помогал укротителю зверей, от которого узнал о них очень многое, и не только о том маленьком зверинце что был у нас. Работал вместе с двойняшками-акробатами, моими сверстниками. У парня я научился жонглировать и метать ножи. А его сестра стала мне подругой (да-да именно подругой, а не другом ). У них я научился вольтижировке, и многим акробатическим трюкам. Наш клоун, Питя, научил меня лицедействовать (а в каком смысле?..). Благодаря нему я могу безошибочно определить характер и социальный статус человека, лишь бросив взгляд на него. Он также научил меня манерам и речи, присущим всем слоям общества Империи, ведь как можно пересмеивать, не зная оригинала? (клоун знал Императора )
Восемь лет я провел с цирком. Они, в какой-то степени, заменили мне семью. А месяц назад я встретил свою мать. Мы тогда выступали в Тринтаре. Вечером после выступления я бродил по набережной и встретил ее. Оказалось, что она женилась на каком-то богатом купце с островов и родила от него троих детей, а о нас с отцом она и думать забыла. В начале все было прилично, но потом мое дурное воспитание и ее еще более дурной характер взяли верх и мы разругались в пух и прах. На следующий день мы отбыли восвояси. Новости о странных делах Тринтаре застигли нас на перевале в виде гонца с обожженным лицом(в костер он упал, что непонятного?..). Меня посетила мыслишка, что маме могло тоже сильно перепасть, если она не успела уплыть на свои острова. Она, конечно, была порядочная дрянь, но от этого не переставала быть моей матерью. И я поклялся себе разузнать, что там с моими родителями, матерью и отцом. По возможности конечно. Зря я это сделал, боги видно решили дать мне эту возможность. Одним словом мы напоролись на кутруба (новая разновидность кутруба-игольчатая). Мы бы не стали его трогать, дураки что ли, но он был настроен очень агрессивно. Я не хочу описывать, что произошло это был сущий кошмар, текущая изо рта Иоли кровь будет мне снится до конца моей жизни. В общем нас в живых осталось трое, я, Риенс и Зигмунд, который смог отвести от себя глаза чудовища. Придав земле тела погибших и собрав то, что могли унести мы, прячась, двинулись дальше (кутруба они тоже унесли... не пропадать же добру...).
В первом же городишке наши пути разделились. Зигмунд решил перебраться под крыло магов. Риенс собирался попробовать попасть в армию Императора, опять. Оба звали меня с собой, но я вовремя вспомнил про данную клятву и отказался от их предложений.
Легче всего было найти отца, но кем я перед ним буду выглядеть? Сыном-неудачником, разбойником, нищим без работы и умений? Нет уж, увольте, сначала я должен добиться чего-то, чтоб было не стыдно показаться на родине. А где это лучше делать? Правильно, в столице.
Вот так я и оказался здесь, в Санкариме.
Оружие: связка метательных ножей, кистень, лук с колчаном стрел, умеет пользоваться мечом, но меча собственно и нет.
Вера: чтит богов не выделяя кого-то особенно.
Взгляды на политику: Монархист.
Характер: оптимистичный фаталист. Не любит бытовых интриг и лжи. Трудно сходится с людьми, но преодолев стеснительность становится весьма общительным парнем. Считает, что надо чтить Букву Закона, пока это не мешает уважать его Дух. Может немного переступить планку морали вниз, но терпит это и в других.
  Ответить с цитированием