Тема: Шаг в небо
Показать сообщение отдельно
Старый 26.03.2008, 22:40   #1
V-Z
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Шаг в небо

Кажется, это я еще не выкладывал. Тоже относится к "Пятилистнику", но это повесть, а не рассказ.
Поэтому искренне прошу прощения за идущие подряд посты, но в один весь текст точно не вместится.

Шаг в небо
Осенний лист, тронутый желтизной…
сорвался с ветки, закружился в воздухе, подхваченный ветром…
прижался к окну

1. Капитан Звездной Гвардии
Капитан Аттель Фелициано со вздохом откинулся назад, прижавшись к стене. Стакан (уже четвертый за последний час) был наполовину полон, и сейчас Аттель рассматривал сквозь него шумный зал.
Вокруг кипела обычная жизнь ночного клуба: под раздражающе громкую музыку и мельтешение огней пили и хохотали посетители; на подиуме, выдающемся далеко в зал, совершала акробатические движения какая-то девица; со всех сторон неслись пошлые шуточки и анекдоты…
В такие минуты капитану смертельно хотелось в небо, за штурвал истребителя. И неважно куда – хоть в смертельно опасные небеса Крии, хоть в белое безмолвие Эмера! Главное – в небо, главное – на свободу!
Но, увы, небо было недоступно. Нигде не было неба!
Стакан со стуком опустился на столик. Аттель уставился на него ничего не выражающими глазами, одновременно прикидывая, сколько ему еще нужно, чтобы перестать соображать, и хватит ли денег. В конце концов он решил, что пора начинать и потянулся за стаканом.
– Ciel e stelle !
[Небо и звезды! – сказано на смеси французского и итальянского, двух из четырех самых распространенных среди Звездной Гвардии языков (еще два – японский и русский).]
Фелициано так и подскочил. Услышать старое приветствие Звездной Гвардии здесь он совершенно не ожидал, и машинально выпалил:
– Stelle e ciel! – И только подняв голову, опознал человека, обратившегося к нему таким образом.
– Глазам не верю! Анри?!
– Он самый, Аттель, – капитан Анри Армантьер устроился напротив, подцепив пустующий стул. – Честно говоря, я тоже не могу поверить. Сколько лет мы не виделись?
– Лет семь, –мрачно сообщил Фелициано. – Для меня они тянулись как вечность…
– Для меня тоже, – склонил голову Армантьер. – И ты не можешь без неба?
– Не могу, – вздохнул Фелициано. – А что делать, приходится.
– Официант! – позвал Армантьер. – Две бутылки вина, желательно «Шантрей». И быстро!
– Ты так и остался эстетом, – улыбнулся Аттель. – Ну откуда в ночном клубе «Шантрей»?
– В хорошем клубе должно быть, – отмахнулся Анри. – А что ты там пьешь? «Аршат»? Пиво? Mon Dieu!
– На что-то большее денег не хватает, – дернул щекой Аттель. – И так еле концы с концами свожу.
Армантьер застыл как статуя, резко побледнев, что всегда служило у него признаком страшной ярости.
– Что?! Аттель, во имя всего святого, ты же – экс-капитан Звездной Гвардии! Бои на двенадцати планетах, наград у тебя в полтора раза больше, чем у нашего командира!
Было, – уточнил Фелициано. – Ты прав, Анри, верно сказал – экс-капитан. Звездной Гвардии больше нет, а потому и ее воинов как бы не существует.
– Прости… – глухо вымолвил Анри. – Брякнул сдуру… Это у меня семья богатая, а про остальных я и не подумал.
– Вот генералы еще раньше не подумали, – жестко сказал Фелициано.

Как ни странно, но заказанный Армантьером «Шантрей» в клубе оказался. Вино подействовало на отвыкшего от него Аттеля обычным образом – капитан выплеснул все, что наболело у него на душе за эти годы.
– Как нас называли, помнишь, Анри? Звездные Призраки!
– Да, – вторил другу Армантьер. – С легкой руки эмерских пилотов, которых мы в их же снежных пустынях крошили…
– Помнишь ведь?! Наша эскадрилья прошла от полюса до полюса! И на ТайТангоре, в пустынях, каждый сантиметр изучили, и на Крии выжили…
– Да Звездная Гвардия половину победы обеспечила! – стукнул стаканом о стол Анри. – Помнишь Эрионт? Операцию «Ночное небо»?
– Как не помнить… А помнишь, кто первым прошелся по Стальному Астероиду? Кто расчистил путь для последнего десанта?
– Звездные Призраки!
– Да… А потом, наши же генералы – наши!!! – взяли и списали Призраков. Как хлам какой-то!
– Говори уж точнее – вышвырнули, – хмуро поправил Армантьер. – Я пару лет назад встретил Стефана – помнишь его? Так он сейчас работает мелким клерком! Зарплата – минимальная! Это для второго пилота Звездной Гвардии!
Фелициано молча кивнул.

Когда они вышли из клуба, было уже около трех часов ночи. Однако вокруг кипела жизнь, а яркие огни зданий и рекламы превращали ночь в блеклые сумерки.
Аттель остановился и поднял голову к небу, скрытому сполохами лазерной рекламы.
– Даже тут неба не видно… – с тоской сказал он. – «Покупайте лучшую жевательную резинку»… Тьфу!
Армантьер согласно кивнул, покрутил головой, разминая мышцы, и вдруг указал другу:
– Смотри!
На тротуаре, у самой проезжей части, стояла худенькая невысокая девушка, одетая бедно, но опрятно. В руках у нее была кипа каких-то листков, и она с умоляющими глазами протягивала их прохожим.
Но внимание Армантьера привлекло не это. К девушке как раз подходили пятеро парней в новенькой форме. Они были уже изрядно пьяны, и хотя Анри не слышал слов, он вполне мог догадаться, какого рода предложение получила девушка. Она испуганно отшатнулась, но один из парней загородил ей дорогу.
Друзья переглянулись и шагнули вперед.
– Кажется, ей с вами идти не хочется, – твердо заявил Фелициано.
Парни оглянулись, в мутных глазах мелькнуло удивление.
Перед ними стояли двое, в одинаковой черно-сине-серебряной форме; один – немного выше товарища, стройный, русоволосый; второй, пониже – с черными волосами, четкими чертами лица.
– А-а, Звездная Гвардия, – протянул один из парней, разглядев обозначения на форме. – Придурки старые, их давно списали…
Теперь и Аттель опознал форму – аэрокосмическое училище.
– Идите отсюда, поняли? – икнул другой. – Девчонка – наше дело, а вы все равно только пиво хлестать горазды.
И, посчитав проблему решенной, развернулся к девушке, по-хозяйски положив ей руку на плечо.
В глазах Фелициано разгорелось бешеное пламя.
– Так, –произнес он. – Я, может, и списанный, но не подонок. И хамства, особенно по отношению к женщинам, еще никому не спускал…
Удар был верен – парень согнулся пополам, отлетев к стене. Приятели проводили его изумленными взглядами.
– Ты сдурел, да? – поинтересовался второй. – Ты хоть знаешь, на кого наехал?
– Прекрасно знаю, – прошипел капитан. – На тех, кто считает себя выше других; кого устроили в истребители богатые родители; кому диплом пилота нужен, только чтобы перед девчонками хвастаться!
Побагровев, парень шагнул вперед, выбрасывая кулак. Аттель чуть отступил, пропуская, а затем обрушил на лицо противника локоть, поворачиваясь всем телом.
Курсант покатился по тротуару; один из оставшихся, сообразив, что дело серьезное, выхватил нож. Аттель пригнулся, хмеля как не бывало, глаза холодно определяли слабые места в защите противника.
Парень неуверенно сдвинулся, выставив нож, и тут ему на затылок обрушилось предплечье Армантьера.
– Забирайте своих дружков, – жестко сказал Анри, – и катитесь отсюда. Иначе… иначе узнаете, как умеют драться истребители.
Перепуганные курсанты помогли подняться приятелям и побрели прочь, стараясь не оглядываться.
– Все в порядке? – осведомился Фелициано, поворачиваясь к девушке.
И застыл на месте.
Девушка была красива – не той яркой красотой, что постоянно мелькала на экранах, и не ледяным величием дам высшего света; нет, в ней было что-то совсем другое. Явно немалая часть азиатской крови (китаянка или японка – Фелициано плохо разбирался в отличиях народов), тонкие, словно выписанные кистью черты бледного лица, худенькая, но стройная фигурка – словно плоть от плоти природы. Она казалась совершенно неуместной в многомиллионном городе.
Но больше всего капитана удивило выражение ее глаз. Внимательные, немного испуганные, и – непонимающие.
– Зачем вы это сделали? – спросила она.
– Что? – Фелициано даже не понял сначала, о чем она.
– Зачем? – повторила девушка. – С ними… так жестоко.
– Их еще и не так надо было, – буркнул Армантьер. – Сами что ли, не видите, что это за люди?
– Нет плохих людей, – убежденно сказала девушка. – Есть только плохие поступки. А любые дела можно решить миром. Всегда.
Фелициано вспомнил бешеные бои над Крией и лишь усмехнулся. Армантьер пожал плечами.
– Вот, возьмите, – девушка протянула один из листков Аттелю. – Вы… вы поймете.
– Спасибо, – пожал плечами капитан и потянулся к карману.
– Нет, – остановила его девушка, – не надо. Я не беру денег.
Истребители удивленно переглянулись.
– Ну ладно, – нехотя согласился Фелициано. – Идите лучше домой. А то по улицам много швали бродит… Еще кого-нибудь похуже повстречаете. Всего доброго.
И оба пилота направились к автостоянке.
– Ты по-прежнему в своей квартирке? – поинтересовался Армантьер.
– А то где же? – грустно улыбнулся капитан. – Я ее не продам. Никогда.
– Это я знаю, – кивнул Анри. – Ты ведь именно туда возвращался после каждого рейда…
Они подошли уже близко к стоянке. Фелициано свернул и остановился около внушительного мотоцикла.
– Взгляни, – предложил он.
Взглянуть было на что. Мотоцикл был значительно больше обычного, и очень нестандартной формы: с вытянутым острым «клювом», серыми пластинами, напоминавшими крылья; он был похож на могучего сокола, готового взлететь.
– Хм, что-то знакомое… – Армантьер провел рукой по серой броне. – Mon Dieu! Да неужели…
– Именно так! – довольно подтвердил Аттель. – Даже в техпаспорте так и написано: «изготовлен из деталей обшивки и механизмов аэрокосмического штурмового истребителя СК-49». Это по-прежнему мой «Sûr Sparviere » [«Верный сокол» – смесь французского и итальянского.].
– Летает так же быстро?
– Почти. Только вооружения нету. А иногда очень хочется… А движок тот же – одна подзарядка на полгода.
Фелициано оседлал мотоцикл, запустил мотор.
– Нормально доедешь? – поинтересовался Армантьер. – Выпили мы немало.
– Ничего, – усмехнулся Аттель. – Помнишь Николая? До сих пор не понимаю, как сочетались умение так пить и умение так летать. У него я и пить научился. Хорошо, что он всего этого не видит…
– Да, – согласился Анри. Оба замолкли. Николай погиб восемь лет назад над Эрионтом, в схватке с тремя истребителями противника, уйдя в пике и взорвав тараном мощную боевую платформу. Когда Аттель вспоминал это, у него всегда звучали в голове слова, прошедшие сквозь радиопомехи: «Двум смертям не бывать, а одна должна быть достойной!»
– Аттель, –проговорил Армантьер, – если ты не против, я тебе подыщу что-нибудь, работу…
– Только поближе к небу, – серьезно попросил Фелициано.
– Монтажник-высотник сойдет? – невесело улыбнулся Армантьер.
– Сойдет. Мне истребитель приходилось чинить на таких высотах, куда монтажники в жизни не забирались. Ну, ciel e stelle!
– Stelle e ciel, Аттель!
  Ответить с цитированием