Тема: Шаг в небо
Показать сообщение отдельно
Старый 26.03.2008, 22:54   #4
V-Z
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

4. «Звездный ястреб»
Вывеска гласила: «Министерство промышленности. Отдел специальных проектов». Как всегда – внушительно и непонятно.
Фелициано перед министерствами особого трепета не испытывал. Он расстался с таковым очень давно, под руководством генерала Акари, который чиновников ни в грош не ставил.
Но все же…
Сейчас именно от этих людей зависела его дальнейшая карьера.
Да и жизнь тоже.
Аттель прошел внутрь, особо не разглядывая обстановку (чего он не видел в подобных учреждениях?), завернул за угол и сразу же натолкнулся на приземистого человека в сером костюме.
– Прошу прощения!
«Серый костюм» остановился.
– Меня пригласили как пилота… – Фраза дурацкая, но что еще сказать?
Однако от этих слов чиновник просто расцвел.
– Очень хорошо! – обрадованно воскликнул он. – Вы уже здесь, так что это очень хорошо! Пойдемте!
Несколько оторопевший Фелициано дал себя увлечь куда-то по коридору.
Проводник, видимо найдя свежего слушателя, увлеченно рассказывал о том, как его замучило начальство с этим проектом. Причем, что любопытно, он ни словом не обмолвился о том, что «проект» из себя представляет.
Путь закончился у двери с табличкой «Отдел кадров». Тоже все стандартное. Проводник завел Фелициано внутрь, передоверил сидевшему за столом (такому же «серому костюму», приземистому и мощному) и куда-то испарился.
Капитан вручил кадровику свои документы и ничуть не удивился когда тот, наскоро просмотрев, извлек анкету. Пока все обычно.
– Имя, фамилия?
– Аттель Фелициано.
– Специальность?
– Военный пилот. Аэрокосмические многофункциональные истребители.
– Звание, войска?
– Капитан, Звездная Гвардия… то есть воздушные войска специального назначения.
– Участвовали в боевых операциях?
– Еще как. В моих документах все указано.
– Точнее, пожалуйста.
– Точнее? Хорошо. «Самум» на ТайТангоре, «Ледяная игла» на Эмере, «Дельфин» на Китронии, «Сокол»…
Вот тут «серый костюм» перестал записывать и отложил ручку.
– «Сокол»? Вы были на Крии?
– Да, – Вот это новость! При упоминании «Сокола» обычно не поминали название планеты. Позволить себе такое могли лишь те, кому довелось там сражаться…
Фелициано взглянул на собеседника по-новому. Да и у того изменился взгляд – из холодно-официального стал задумчивым.
– Мы во второй волне шли, – подтверждая мысли Аттеля, сказал «серый костюм». – Специальные наземные войска боевой техники… Стальные Медведи.
Аттель кивнул. О Медведях он слышал; дивизия боевой техники для наземников была тем же, чем Звездная Гвардия – для пилотов.
– Фергус Маккинли. Майор.
Рукопожатие его было сильным и крепким.

Оставшиеся формальности завершили очень быстро. Маккинли пользовался здесь большим авторитетом, и его поручительство сильно помогло Аттелю.
Фелициано подумал, что кому-нибудь показалось бы странным то, что два совершенно незнакомых человека испытывают друг к другу полное доверие. Но для самого капитана это не было удивительным.
На Крии шли самые жестокие бои. Местные возвели войну в ранг высокого искусства и с детства учились сражаться.
Аттель вспомнил, как после пятого вылета, когда они вылезали из машин, усталые, измученные, неспособные даже пройти расстояние от площадки до бараков… Как тогда рядом с ним остановился Нож, Киутиро Асами.
«Это закалка, – сказал Киутиро и закашлялся. – Как закаливают клинок. Многие отпадают – под молотом, в огне, в воде. Остаются несокрушимые».
Аттель лишь слабо кивнул. Случая уточнить, что именно Асами имел в виду, так и не представилось: два вылета спустя Нож погиб…
Но с тех пор все, воевавшие на Крии, ощущали связь друг с другом. Неважно, кем ты был – пилотом, водителем, пехотинцем…
Ты был.
Ты сражался.
Ты выжил.
И значит ты – наш.

Далее были тесты, множество тестов на соответствие характеристике. Аттель с удивлением увидел, что практически не растерял мастерства и рефлексов. Оказывается, все эти годы он умудрялся поддерживать себя в форме.
Может быть, именно ради такого случая.
Проверка общего состояния. Проверка зрения. Проверка реакции. Проверка памяти. Проверка на тренажерах…
В общем, проверяли все, что только можно.
Маккинли сообщил, что когда его сюда брали, то прогнали через столько же проверок. Правда, засадили за канцелярскую работу. Аттель было ужаснулся такой перспективе, но Фергус пояснил, что у него самого нога повреждена, и потому водить просто не разрешают.
В общей сложности все процедуры заняли четыре дня. Аттель прекрасно понимал, что одновременно с физической и психологической проверкой идет невидимая – так называемой благонадежности. Никто так и не объяснил, в чем будет состоять «воскрешение космической программы», но было ясно, что невесть кого к проекту не допустят.
Но одно было уже ясно – он вновь будет летать.
Очень сложно охарактеризовать, как себя чувствует пилот, для которого небо закрыто. Особенно если он привык подниматься каждый день.
Не годится даже тривиальное сравнение с птицей без крыльев – ведь существует множество нелетающих птиц. Скорее уж – с могучим атлетом, покалеченным в катастрофе и неспособным вновь выйти на площадку, вынужденным лишь наблюдать издали за тренировками других…
И потому Аттель запрещал себе думать о том дне, когда его допустят к полетам. Если жить в ожидании чуда, а потом… а потом вдруг разочароваться…
Разочароваться не пришлось. Телефонный звонок Маккинли положил конец сомнениям: Аттеля вызывали на полетные испытания.

– Со времени войны техника шагнула вперед, – рассказывал Фергус, провожая Аттеля к ангару. – Усилена броня, двигатели стали лучше… Не скажу, что конкретно в истребителях поменяли, но если так же, как и в наземной технике – повезло тебе.
– Возможно, – кивнул Аттель, поправляя летный костюм. – Но к любой машине, тем более новой надо еще приспособиться, и…
Как раз в эту секунду они вошли в ангар и Фелициано замер.
Истребитель.
Узкий, вытянутый, аристократически гордый и тонкий. Со слегка разведенными крыльями [В аэрокосмических истребителях геометрия крыла часто изменяема.], серовато-коричневый, он напоминал хищную птицу, приготовившуюся к взлету.
– На базе «СК-50», – прошептал Аттель. – Класс «Стрела»…
– Не знаю как насчет «Стрелы», – усмехнулся Маккинли, – а свое название у него уже есть.
– Какое?
Фергус заглянул в блокнот.
– «Звездный Ястреб».
– «Звездный Ястреб»… – повторил Фелициано. – «Stellare Astore»…
Он пошел вперед. Техники отступили, один из них одобрительно кивнул, глядя, как капитан взлетел в кабину.
Аттель этого не заметил. Он вообще ничего вокруг сейчас не замечал.
Ему снова открыли небо.
Музыка в полете пилотам никогда не запрещалась. Бесполезно было. А среди Звездной Гвардии хватало меломанов, и Аттель не был исключением.
Дождавшись слабого писка, рапортующего о запуске всех систем, капитан торопливо вытащил из кармана диск. Каретка с жужжанием унесла его внутрь.
I've been many places
I've traveled 'round the world
Always on the search for something new
But what does it matter
When all the roads I've crossed
Always seem to return back to you…

«Звездный Ястреб» медленно выдвинулся на взлетную полосу. Аттель не мог скрыть переполняющей его радости: машина слушалась идеально, сливаясь в одно целое с пилотом.
Секунда, еще одна, еще одна…
Истребитель оторвался от земли.
Old familiar faces
Everyone you meet
Following the ways of the land
Cobblestones and lanterns
Lining every street
Calling me to come home again!

Dancing in the moonlight
Singing in the rain
Oh, it's good to be back home again
Laughing in the sunlight
Running down the lane
Oh, it's good to be back home again
!
[«Home Again», песня группы «Blackmore’s Night»]
Да. Именно так.
Home again.
Вновь дома.
Вновь в небе!

С земли за полетом Аттеля наблюдал Фергус Маккинли и подошедший чуть позже высокий капитан с нашивками летчика.
– Вот это мастер! – не смог сдержать восхищения Фергус, когда Аттель ввинтился в особенно лихую фигуру.
– Лучше Аттеля Фелициано были совсем немногие, – согласился капитан.
– А вы его знаете? – удивленно посмотрел на собеседника Маккинли.
– Мы вместе летали! – усмехнулся тот. – Анри Армантьер, Звездная Гвардия.
– Фергус Маккинли, Стальные Медведи.
Они пожали друг другу руки.
– Я слышал, что должен прийти еще какой-то консультант, – заметил Фергус. – Вроде тоже знаменитый летчик, но не из Гвардии.
– Я тоже слышал, но понятия не имею, кто это, – пожал плечами Анри.
– А это не он приближается?
Анри обернулся. Вгляделся в спокойно идущего к ним человека и присвистнул.
– Вот это номер… Аттелю будет сюрприз.

Даже опьянение небом не смогло повлиять на мастерство Фелициано. Ничто на борту не отказало от чрезмерной лихости; и взлет, и посадка были проведены идеально. Правда, посадка – с чувством жалости и боли от расставания с кораблем.
Когда колпак кабины поднялся, Аттель выпрыгнул. Увидел Фергуса и Анри, помахал рукой, бросившись к ним. На полдороге остановился, рванулся обратно: забыл вытащить диск.
А когда Аттель подбежал к друзьям, к ним подошел еще один человек.
Фелициано остановился как вкопанный.
Подтянутая крепкая фигура. Узкое лицо с четко прорисованными тонкими чертами. Рыжеватые волосы с сединой. Очень спокойные серые глаза.
Последний раз Фелициано видел его, когда командование принимало капитуляцию Крии.
– Здравствуй, бывший враг мой.
– Здравствуй, бывший враг мой, – коротко наклонил голову в ответ Архор Демарри, лучший летчик Крии, некогда сбитый Аттелем.

Выходя на улицу, под впечатлением от полета и встречи, Фелициано сунул диск в плеер, поставив на «свободный выбор».
Выпала «Loreley».
  Ответить с цитированием