Показать сообщение отдельно
Старый 25.04.2008, 11:12   #3
verget
 
Сообщения: n/a


По умолчанию История одинокого странника

Почти голивудская история



Душный полумрак придорожной таверны напоен запахом прокисшего
пива и негромким рокотом голосов случайных посетителей. Паутина
по углам закопченного потолка местами разноображена усохшими
трупиками мух. Рядом с грязной стойкой скучает видимо местная
подавальщица, лениво втирая в грязную кружку грязной тряпкой грязь.
Здесь же и хозяин этого тараканьего пристанища, глубокомысленно
ворочает пальцем в недрах собственного носа, изредка вытирая
добытое там об засаленный передник. В общем обычный будний день
обычной забегаловки, каких были есть и будут многие тысячи во
всех уголках Земли. Мирная идиллия этого затхлого пруда нарушена
резко распахнутой дверью, вместе с потоком свежего воздуха в
помещение проникает…видимо путник, сразу видно, он очень стар: из
под долгополой шляпы выбивается прядь седых волос, в морщинистой
, какой-то даже иссохшей руке он сжимает клюку, а балахон, серый от
дорожной пыли, мешком свисает со сгорбленной спины. Но всё это –
не значительные детали, мало ли стариков скитается в поисках пищи
и
крова по дорогам ойкумены? В целостный образ старого, очень
старого человека облик путника складывается, когда дверь
захлопывается, и все находящиеся в таверне видят глаза вновь
прибывшего, в глазах этих светится жёсткая воля, припорошенная,
однако, пыльным слоем усталости от жизни, от мира, от самого себя…
Немногочисленные посетители полюбовались на путника, да и вернулись
к своим скудным трапезам и самым-важным-в-мире делам, и только
девушка-подовальщица все смотрела и смотрела в эти глаза, смотрела
на то, как их обладатель оглядел скудное убранство, скорчил
презрительную мину и направился к столу в дальнем углу зала.
Очнулась она от тычка трактирщика:
- Чё пялишься? Втюрилась чтоль? – мерзкая ухмылка на лице хозяина
таверны заставила молодую девушку, первую красавицу на деревни
покраснеть от злости. Она уже открыла рот, чтобы высказать этому
жирному борову всё, что думает о нём, о его заведении и о всяких
стариках, которые вместо того, чтобы мирно сидеть дома перед
камином, шляются по всяким забегаловкам, но «жирный боров»
перебил её:
- Ладно, ладно..Распыхтелась тут, иди вон лучше спроси, что
он жрать то будет : суп или… суп, али так, пивом обойдётся..
– трактирщик заржал, хлопнул служанку чуть пониже спины
(для ускорения) и вернулся к носо-добывающим работам.
Всё ещё красная от ярости девушка направилась к дальнему столику,
лелея планы мести : самой привлекательной казалась идея незаметно
натереть указательный палец ненавистного начальника перцем, но
перец был дорог, для желающей добыть его был один путь – на кухню,
к Тёте Маше, которая могла и отшлёпать за кражу… половником… по
голове.. Так, пестуя жуткий план отмщения, Лия(так звали служанку)
и подошла к путнику.
- Принести что? – задумчиво произнесла Лия, глядя на ветхий плащ и
разбитые сапоги путника.
- Тарелку супа и кружку пива, если вас не затруднит, милое дитя, -
увидев сомнение в глазах девушки, он добавил:
- Не волнуйся, у меня не так много денег, но на сегодняшний ужин
хватит. – увидев грустную улыбку старика, Лия смутилась, и
бросилась было нести заказанное, но её остановил окрик:
- Погоди, дитя. Скажи мне, не знаешь ли ты какого-нибудь умирающего
от болезни, живущего поблизости? Девушка задумалась :
-Нет, разве что бабушка Мирта, но ей уже почти 60, и она умирает
скорее от старости..
- Нет, бабушку Мирту оставим на крайний случай, - тихо сказал
старик
- Что? Что вы сказали?
- Ничего, дитя, а скажи мне, быть может в вашей деревне есть
приговоренные на смерть?
- Нет, что ты!
- Хм, ну может…. – старик не договорил, внезапно лицо его побелело,
на лбу выступили капли пота и он начал медленно заваливаться
набок, лишь мгновение девушка видела глаза путника, но успела
заметить океаны боли и какую-то детскую обиду в его взоре.
- Не успел… - скорее прочла по губам, чем услышала служанка
- Скорее, помогите ему!!! – крик девушки сорвался на визг, и это
вывело корчму из охватившего её оцепенения. К упавшему старцу
подскочил пастух Варюш из соседней деревни и принялся хлопать
потерявшего сознание путника по щекам, посланный трактирщиком
мальчишка уже бежал к местному лекарю, а вышибала с двумя
незнакомыми Лии посетителями растаскивали по углам столы,
создавая необходимый больному простор.
- Сюда, господин Марат, он здесь! – в зал вбежал посланный
малец, оглядываясь на румяного толстячка с пухлой сумкой
наперевес, спешащего следом.
- Ох ты ж мне! Фух! где больной? Ах да, уже вижу.. – вновь
прибывший лекарь подкатился к неподвижно лежащему на полу
пациенту, пощупал тому пульс, оттянул веко, коснулся лба..
- Что он ел?
- Ничего, он не успел, правда!
- Я верю, верю… Ну что ж, мне ясно всё, это грудная жаба,
господа, в его возрасте такое вполне естественно.. Правда
обычно после такого умирают, а этот господин почему-то не
умер..любопытно, любопытно.. Впрочем вскрытие покажет всё..
- Вскрытие? Он же ещё жив!
- Жив? Какая жалость.. впрочем это в любом случае не надолго,
даже если он не умер от первого приступа, второй его точно
прикончит!
- Господин Марат!
- А что? Издержки профессии господа, поковыряйтесь в трупах
с моё… м-да, вот вам мой вердикт : спасти этого человека
нельзя, он обречен.. А я тут больше не нужен : Марат сделал
свое дело, Марат может уходить! – смеясь над одному ему
понятной шуткой, лекарь удалился.
- Ну, раз он всё равно обречен, да и денег у него явно нет…
Жан, выкинь его отсюда!
- Нет! Не смей, он же живой человек, нельзя же так! – Лия
грудью кинулась на защиту одинокого странника, идущего из
неоткуда в никуда, старика в пыльном плаще беспомощно лежащего
на заплёванном полу захудалой забегаловки.
- А куда я его дену? Лишней комнаты у меня нет, да и лишних
денег – кормить его, тоже!
- Пусть пока живет у меня, я и на полу посплю, да и врятли он
много съест…
- Ну дело твоё, убирать за ним тоже сама будешь, и не вздумай
отлынивать от работы… - равнодушно пожал плечами трактирщик
- И впрямь влюбилась, чтоль ?
- Не твоё дело! Жан, помоги донести его до моей комнаты.
С тех пор прошло три дня, всё это время Лия ухаживала за
стариком : она уступила больному свою кровать, убирала за
ним, в редкие моменты бодрствования выздоравливающий старец
съедал всё, что приносила девушка , и все ради веры в
сказку : а вдруг безымянный путник окажется прекрасным
принцем, который заберёт Лию в свою чудесную страну ? Хотя
почему вдруг? Конечно, так и будет! С нетерпением девушка
ждала момента, когда больной откроет глаза, и это случилось
на четвертый день…
- Где я?
- У меня дома. Ты помнишь меня?
- Дитя… о боги как жаль… Прости меня, дитя, но я чувствую,
приступ скоро, и его я уже не переживу..
-Но..
- Прости, дитя, но я хочу жить… - с неожиданной для только
что очнувшегося резвостью старик вскочил на ноги, подошёл к
Лии и приник к её губам. От неожиданности девушка вначале даже
не сопротивлялась, а затем стало слишком поздно… С каждой
секундой от Лии безвозвратно уходило что-то, как ей казалось
очень важное : ноги подгибались от усталости, зрение ухудшалось,
мысли в голове двигались все медленнее и медленнее…В панике
девушка забилась, но хватка старика с каждым мигом лишь
усиливалась.. старика? Уже нет, теперь перед Лией стоял
мужчина лет сорока : волосы его стремительно наливались
силой и цветом, кожа на лице разглаживалась, а осанка
выпрямлялась, и вот перед Лией уже двадцатилетний парень.
Тут взгляд девушки упал на лист начищенной меди, висящий
на стене, и крик ужаса сдержал лишь чудовищный, как теперь
поняла Лия вампирский поцелуй – из зеркала на девушку глядела
высохшая старуха, с раскрытыми в немом крике глазами… Это было
последнее, что видела Лия – первая красавца и умница в деревне,
девушка, которая верила в сказки…
Молодой, красивый, пышущий здоровьем парень отбросил от себя
высушенную оболочку, лишь недавно бывшую живой девушкой. С
сожалением покачав головой 325 летний колдун смотрел на то,
что осталось от Лии, он давно не верил в сказки…
  Ответить с цитированием