Показать сообщение отдельно
Старый 13.11.2005, 21:58   #2
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Парк располагался в северном крыле Академии. Скрытый от основного корпуса густыми кронами деревьев, он был основным местом, где поводились любые мероприятия, официально не одобряемые руководством Академии. В том числе и дуэли. В центре парка, посреди мощёной брусчаткой площади стоял древний, но ещё величественный фонтан. Грозный мраморный лев, вальяжно лежащий на гранитном постаменте выпускал из пасти мощную струю воды, сверкающую в лучах полуденного солнца. Мраморные обводы парапета, обрамлявшие воду, были излюбленным местом влюблённых парочек.
Сегодня вокруг старого фонтана было на редкость шумно. Несколько десятков зевак, собравшихся, чтобы посмотреть поединок, громко рассуждали вслух какие у соперников шансы на победу.
- Удачное место, - проорал на ходу Гилерро, стремясь перекричать дикий гвалт, царящий вокруг, - наверное, Хаори выбирал.
- Почему ты так думаешь? - крикнул Вигарт, изящно проскальзывая сквозь плотную толпу.
- Видишь фонтан? - во весь голос ответил Рик, - у Тоиширо будет преимущество.
Вигарт понимающе кивнул. И Тоиширо, и Джиро - оба были Одарёнными. Дар, так издревле в Королевстве Каннмивар называли то, что в Двенадцати Княжествах знали как Магию, в Тимане величали Искусством, а в заправляемом фанатиками Кетаге объявили проклятьем. В отличие от стран-соседей в Каннмиваре одарёнными, как правило, были представители знати. Почти все аристократы королевства, в той или иной степени владели Даром. Этим, в частности, объяснялась их невероятная, по меркам соседей, продолжительность жизни. Если обычный человек с трудом преодолевал рубеж в пятьдесят, в лучшем случае семьдесят лет, то для одарённых даже возраст в пару сотен лет не считался чем-то из ряда вон выходящим. Чаще всего наследуемый от родителей, Дар впервые пробуждался в ранней юности. Он был похож на молодого, необъезженного жеребёнка. Порой требовались нешуточные усилия, чтобы его обуздать. Юным одарённым нередко доставалось от строгих родственников, когда они, не справившись с собой, выпускали Дар на волю. Вигарт машинально потёр занывшую от воспоминаний поясницу.
Поначалу получалось что-то одно: кто-то мог поджечь взглядом газету, которую читает отец, другой поднять в воздух кресло, в котором дремлет после плотного обеда его прадедушка, третья хвастала, что подружиться со стаей варгов, живущих в лесу неподалёку. Как только в доме начинали происходит странные события, объяснить которые детскими проказами уже не получалось, большинство родителей принимали единственно верное решение. И отправляли своих любимых чад учиться где-нибудь подальше от родных стен. Наиболее престижными считались три элитных учебных заведения: Пажеский Корпус, Дом Благородных Девиц и Высшее Военное Училище. Но в них попадали далеко не все. У одних не хватало денег, у других - родословной, у третьих - нужных связей. Для большинства выбор ограничивался несколькими дюжинами заведений рангом пониже и множеством частных школ. И Академией.

Выбравшись из густой толпы учеников, оккупировавших площадь, друзья направились на одну из тенистых аллей, неподалёку. Отойдя подальше, они расположились в стороне от царящего на площади столпотворения, на каменной скамье, увитой плющом. Здесь было намного меньше народу, и не было нужды кричать во весь голос, чтобы тебя услышали. Можно было спокойно присесть и обсудить предстоящий поединок. И не только.
Увесистый кошель Рика, звеня монетами, приземлился на скамью. Следом за ним последовали куда более тощий бумажник Вигарта и кучка мелочи, выуженная Гилерро из кармана камзола.
- Двенадцать золотых сюзеренов с мелочью, - закончил подсчёты Рик через минуту, - не густо. На кого ставим будем, Гил?
- Вигарт, узнай, пожалуйста, ставки, - попросил Гилерро, ища в подкладке камзола завалявшиеся монеты. В этой декаде с финансами у него было совсем туго.
- Сейчас, - крикнул Вигарт и унёсся к самой большой и шумной толпе, из глубины которой раздавались азартные крики местных букмекеров.
Гилерро, вытащив, наконец, из подкладки вожделенную монету, оказавшуюся, правда, медный сойкой[4], удручённо вздохнул. Откинувшись на деревянную спинку скамейки, он уставился в небо, прищурив глаза.
- Ну что, так и будешь облака считать, - пихнул его локтём Рик, расположившийся рядом. - Ты уже знаешь, кто победит?
- Конечно, - усмехнулся Гилерро, не раскрывая глаз.
- Ставки пять к двум на Хаори, - раздался сзади запыхавшийся голос Вигарта.
Рик молча собрал монеты в одну кучу и передал Гилерро.
- Ставь всё на Джиро, - приказал тот, высыпая золотые в руку однокурсника.
Вигарт удивлённо уставился на него.
- Но ведь фонтан... - начал было он.
- Разве Гил хоть раз ошибался, делая ставки? - перебил его Рик.
Вигарт мотнул головой. Действительно, о удачливости молодого баронета в Академии ходили легенды.
- Давай, пока ещё не поздно, - сказал Гилерро переминающемуся с ноги на ногу Вигарту.
- Хорошо, - крикнул он, убегая,- положимся на твою удачу.
- Удача, скажет тоже, - усмехнулся Рик. - Ну что пошли?
- Да, скоро начнётся - кивнул Гил.
Встав со скамьи, они пошли по широкой аллее, огибающий фонтанную площадь, негромко постукивая каблуками сапог по старым, кое-где треснувшим каменным плитам.

Поединок должен был вот-вот начаться. Гилерро ёрзал, поудобнее устраиваясь на широкой дубовой ветке. Огромное, в три обхвата, дерево, пустившее корни в десяти ярдах от площади, показалось им наиболее подходящим для наблюдения за поединком.
- Гил, ну объясни, почему ты уверен, что победит Джиро? - в который раз спросил Вигарт.
- Что мы знаем о дуэлянтах? - спросил Гилерро, стряхивая прилипшую дубовую кору со штанов и камзола.
- Я видел Тоиширо на практике в прошлом году, - задумчиво вертя в руках свежесорванную веточку, сказал Рик, - в основном он работает с водой и льдом. Очень сильный Дар. И этот фонтан...
- Именно, - поднял указательный палец Гил, - ставки на него высоки. Большинство собравшихся на площади уверены, что постоянный источник даст Тоиширо решающее преимущество.
- А разве нет? - удивился Вигарт, оторвавшись от наблюдения за площадью. - Джиро - металлист, специализируется на металле, ему неоткуда взять подобный козырь.
Гилерро глубоко вздохнул, закатив глаза. Непонятливость однокурсников выводила его из себя.
- Посмотрите внимательно на площадь, - с недовольной гримасой на лице попросил он, - что вы видите?
- Фонтан, скамейки, клумбы с цветами, брусчаткой всё выложено... - начал перечислять Рик.
- Стоп, - остановил его Гилерро, - уже две ошибки.
- Какие? - начал сердиться Вигарт, - Рик всё правильно сказал...
- Ну, во-первых, - открыл рот Гилерро...
- Тихо, начинается, - оборвал друга Рик.
Все трое разом замолчали и уставились вниз, на площадь. Они сидели довольно далеко от места поединка. С такого расстояния дуэлянты выглядели как пара неясных фигурок. Но, это не было проблемой. Все приготовления были сделаны заранее.
- Рик, увеличь нам картинку, - попросил Гилерро.
Лайтимерик глубоко вздохнул, набрав воздуха в грудь. Гилерро с Вигартом почувствовали оживление Дара. Листва на дубе заколыхалась, как от сильного ветра, листья срывались с ветвей и кружили вокруг них, увлечённые пробудившимся Даром. Гилерро крепко ухватился за ветку. "Не хватало еще, чтобы мы свалились" - промелькнуло в его голове. Руки Рика мелькали в воздухе, сплетаясь в причудливый рисунок. Воздух пред нами помутнел и стал похожим на матовое зеркало. В нём постепенно появлялась изображение парка. Сначала нечёткое, созданное из тонких, еле заметных линий, оно становилось всё более реальным, появлялась глубина, объём.
- Всё, - устало выдохнул Рик через пару минут, встряхивая уставшими кистями, - готово.
Листья, освобождённые от неведомой им силы, медленно кружились, оседая на землю. В воздухе перед ними висело зеркало, в котором как с расстояния нескольких шагов, виднелись дуэлянты.
Невысокий, беловолосый мальчонка, в одежде клана Хаори и с изогнутым мечом на спине. И, кажущийся квадратным из-за мощных мышц, распирающих форму, здоровяк, с неизменной железной кувалдой на плече. Руки первого нетерпеливо ёрзали по рукояти молота. Второй, напротив, был неестественно спокоен.
- Внимание, - прорезал шум толпы звучный голос распорядителя дуэли.
Установилась абсолютная тишина. Все собравшиеся почувствовали, как потяжелел воздух в преддверии схватки.
- Начали.
На собравшихся словно обрушили стотонную каменную плиту. В воздухе витала такая сила, что казалось, неверное движение, и она раздавит тебя, сотрёт в порошок. Дышать стало мучительно больно, каждый вздох давался невероятными усилиями. Дуэль Одарённых началась.
- Ну что начнём, белячок? - проревел Джиро, занося кувалду высоко над головой.
Его руки пришли в движение. Молот, раскручиваемый со страшной силой, засвистел, образуя над головой Джиро стальное кольцо. Его фигура налилась стальным светом, распространяя вокруг себя отливающее металлом сияние. В толпе зрителей раздались потрясённые голоса. Высшая степень высвобождения Дара - Аура Одарённого, была доступна далеко не всем среди старших курсов. А чтобы её освоил ученик среднего цикла, да ещё и простолюдин... Но эти голоса тот час же смолкли. В битву вступил Хаори.
Тоиширо не произнёс ни слова. Его рука скользнула к рукояти меча. Медленно, очень медленно, он вытащил меч из ножен. Чёрное лезвие с фамильным клеймом, гораздо темнее, чем у любого обычного меча, развернулось к противнику. Глаза Тоиширо, полуприкрытые гривой белоснежно-белых волос, походили на два белых полированных камня. Меч вспыхнул ледяным светом, холодным, безжалостным. Аура бесконечного холода окутала молодого криоманта. Она всё росла и росла, распространяясь по площади. Цветы на клумбах замерли скованные внезапно насупившей зимой. В ошеломляющей тишине был слышен только треск ломаемой брусчатки, которая трескалась под ногами Одарённых, да завывание ветра, влекомого пробудившейся силой Дара.
- Да, начнём, пожалуй, - тихо сказал Тоиширо. И исчез.
В воздух взметнулись куски разломанной брусчатки. Фигура Хаори размылась в воздухе, устремляясь к противнику. Джиро выбросил молот вперёд, на упреждение, но его громоздкое и чересчур тяжёлое оружие лишь раздробило камни там, где только что был Тоиширо. С легкость уклонившись от кувалды, Хаори полоснул мечом по правому бедру противника и, не теряя скорости, ушёл за спину Джиро. Резко развернувшись, он нанёс молниеносный выпад, целя в голову. При удачном раскладе этот удар завершил бы поединок. Но клинок лишь бессильно проскрежетал по массивной цепи, только что спокойно лежавшей на шее Джиро. В последний момент цепочка выстрелила навстречу мечу и остановила удар в метре от своего владельца, как анаконда, обвивая своими кольцами катану Тоиширо.
Хаори схватил цепь левой рукой и резко дёрнул. Тяжёлые стальные кольца лопнули, как гнилая верёвка. Дар холода позволял молодому криоманту делать любой материал более чем хрупким. Краем глаза заметив движение противника, Тоиширо обернулся. В его челюсть впечаталась окованная железом перчатка Джиро. Хаори отлетел на несколько шагов назад, пару раз перевернувшись в воздухе. Фамильный клинок вылетел из его руки, покатившись по древним каменным плитам.
Мощным пинком отправив меч противника в ближайший кустарник, Джиро развернулся к постанывающему от боли противнику. Кувалда в его руках задрожала и потеряла форму, перетекая в огромный двуручный меч. Джиро, прихрамывая на раненную ногу, ринулся к Тоиширо. Двуручник описал сиящую дугу, с хрустом вгрызаясь в старые камни. Тоиширо, успевший придти в себя после ошеломившего его нокаута, откатился в сторону, избегая удара.
Не дожидаясь, пока противник вытащит свой клинок, Тоиширо, отпрыгнул назад, ударившись спиной о бортик фонтана. Его рука легла на мраморный парапет. Вода тугой струёй выплеснулась из фонтана, на лету замерзая в смертельно-острое копьё. Джиро, не успев вытащить меч, крепко засевший в пробитой им брусчатке, присел, пропуская сосульку над головой.
Но это было только начало. Хаори бомбардировал не переставая. Ледяные копья и стрелы летели в его противника сплошным потоком. Лезвие меча Джиро стало рости в ширь, и в высоту, превращаясь большой становой щит. За несколько секунд он полностью скрыл своего владельца от ледяных атак. Не способные пробить толстую сталь, они оставляли в щите глубокие вмятины, которые, быстро заростали, излечиваемые Даром Металла. Казалось, это противостояние может длиться вечно. В глазах Тоиширо мелькнуло раздражение. Его Аура вспыхнула холодным огнём. Из древнего, кое-где разломанного, постамента потоком хлынула вода. Мраморная статуя, венчавшая фонтан закачалась. Мощный поток, словно гейзер, вырвался из-под земли, взметнув каменного льва высоко вверх. Фонтан был окончательно разрушен, от упавшей статуи и постамента остались лишь крошащиеся куски мрамора.
Перелившаяся через край вода затопила всю площадь. Огромный гейзер бил в небеса, мелким дождём падая на зрителей и дуэлянтов. Тоиширо глубоко вздохнул и, закрыв глаза, прикоснулся к выплёскивающейся из-под поверхности струе. Вода, замерев, прекратила своё движение. Гейзер взметнулся вверх, и гигантская водная плеть и, изогнувшись перед ударом, обрушилась на металлиста.
Джиро, понимая, что его защита не выдержит такого удара, отпрыгнул в сторону, избегая атаки. Вернее попытался. В пылу боя он не заметил, что его ноги уже по колено были захвачены льдом. Он закачался, размахивая руками, стремясь сохранить равновесие. Может быть, это его и спасло. Водная плеть, грозящая разорвать его пополам, распорола плечо. Джиро стиснул зубы, сдерживая крик. Боль была такой, всё всё вокруг заволокло красной пеленой. Пользуясь моментом, лёд быстро распространился выше, превратив его в ледяную статую. Из глыбы льда торчала только его голова.
- Это конец, - сказал криомант, и в его уставшем голосе слышалась еле сдерживаемая гордость победителя, - ты проиграл, признай это.
- Я не сдамся... не сдамся, - поднял голову Джиро, с каждым словом его голос всё усиливался и усиливался, переходя в рёв разъяренного зверя, - НИКОГДА!
Вокруг него вспыхнула стальное пламя. Лёд трескался и осыпался, не выдерживая бешеного напора. Тоиширо заскрежетал зубами, укрепляя рушашиеся ледяные оковы, но всё было тщетно. Мощный рывок - и лёд разлетелся, освобождая своего пленника. Джиро на негнущихся ногах, шагнул вперёд, опуская руку на всё ещё торчащий из земли щит.
- А теперь ты увидишь, на что Я способен, - прохрипел он.
Брусчатка пошла волнами так, словно в её глубине заворочалось огромное чудовище. Внезапно сразу в нескольких местах возникли бугры, словно что-то стремилось вырваться из-под земли. Джиро зарычал. Вены на его висках напряглись, превращаясь в натянутые струны. С глухим хлопком бугры взлетели вверх комьями разворошенной земли. Из образовавшихся на их месте дыр выскользнули чёрные, отливающие металлом шланги, которые подобно змеям устремились к замершему от удивления криоманту.
Но изумление Тоиширо длилось не больше пары мгновений. Уйдя от ближайших выпадов великолепным кувырком, он отскочил на несколько ярдов от неистово беснующихся металлических хлыстов. С его кистей сорвалось потоки холода, направленных на дыры, из которых шланги выходили на поверхность. Но, ни один из них не достиг своей цели, бесследно пропадая в танце дикого металла, кружащего в воздухе. Тем временем из-под земли поступали всё новые ярды смертоносного металла. Длина некоторых труб, резвящихся на поле битвы, уже достигала двадцати ярдов.
Джиро, тяжело дыша, поднял руки над головой. Следуя движениям своего хозяина, шланги выпрямились и застыли почти вертикально, чуть покачиваясь на ветру. Резкий взмах руки - и стальной лес устремился к одиноко стоящей фигуре Тоиширо.
"Хай-яя", - крикнул Хаори, приседая на одно колено и ударяя раскрытой ладонью по земле. Сразу же в месте удара начала концентрироваться влага. Вода из разрушенного фонтана, ближайших луж, включая даже самые мелкие капельки, рывком сорвалась с места и, со скоростью горного потока, потекла к нему. Достигая его ладони, она мгновенно замерзала, делая ледяную стену всё толще и выше.
Первые удары железных кнутов пропали зря, они лишь откололи небольшие кусочки льда от стены, окружившей криоманта со всех сторон. Но металлических змей было слишком много. Они танцевали в воздухе, вновь и вновь сплетаясь в каком-то диком танце. Снова и снова рваные, непредсказуемые удары вгрызались в ледяную защиту Тоиширо.
Внезапно сразу три самых больших и толстых шланга сплелись в мощный стальной канат, который взмылся в небеса во все свои тридцать ярдов. Взмыл, и так же резко упал, ввинчиваясь в землю. Несколько кажущихся вечностью мгновений, и ледяной купол заходил ходуном, распираемый изнутри. А затем взорвался, разлетевшись на тысячи мелких осколков. Когда ледяная крошка осела, восхищённым взглядами зрителей предстала завораживающая картина.
Аскет вне форума