Показать сообщение отдельно
Старый 11.06.2008, 21:32   #2
Игорь
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Не ожидал, что буду первым..
ПО ЗАКОНАМ ФАНТАСТИКИ.
В бесконечном космосе трудно найти одну и ту же точку, просто оглянувшись вокруг, слишком однообразно все, сколько не верти головой или сенсорами корабля. Поэтому, когда космический корабль идет новым маршрутом, то звезды и планеты становятся той единственной отдушиной и искушением, чтоб развеять скуку, на протяжений тех нескольких месяцев пока идет дальний перелет. При условии что у тебя есть для этого время и ты никуда не торопишься. Межзвездный корабль «Харард» никуда не торопился, поскольку никуда не торопился его «многочисленный» экипаж и груз, и в первую очередь единственная пассажирка на военном корабле…
На корабле раздался протяжный стон металла, которому вторили отзвуки рычащего от перегрузки реактора, когда в рубку вбежал капитан, все уже было кончено, и процедура экстренной остановки состоялась.
- Что произошло?! – по его лицу сразу было понятно, юмор здесь неуместен, но не каждую смену увидишь капитана в спальном комбинезоне.
- А? – молодая шаильеру удивленно уставилась на него, явно не понимая, что происходит, но свой руки быстро отдернула от навигационных сенсоров.
- Лиайат, ты иногда бываешь невыносимой!
- Но Зарн, мы никуда не торопимся, все равно война уже почти семь месяцев как закончена, а тот военный хлам, который мы везём, без учета пойдет на слом – с той-же долей возмущения начала отвечать она, – а перелеты так дороги, по крайней мере, для меня! – добавила она уже много тише – Я просто хотела осмотреться…
Капитан «Харарда» с укоризной посмотрел на неё, и медленно покачав головой, пояснил:
- Я не против остановки, но и ты не должна была без моего уведомления создавать режим экстренного торможения – это слишком опасно даже для военного корабля. Любой сбой в процедуре и нас просто могло разорвать на молекулы по половине этой давно забытой галактике. Надеюсь, ты ЭТО понимаешь?
Его слова диким холодом космической пустоты прошлись по её спине, когда она представила себе описанную картину, и её уши поникли в не притворном стыде, за действительно детский каприз осмотреть находящуюся рядом с курсом корабля планету. Она мысленно припомнила военный устав КСФ, и с трудом сдержала себя от истерики – если капитан предаст огласке её проступок, то она, как гражданское лицо, отделается как минимум штрафом в размере её пожизненного заработка, и она могла лишь поблагодарить судьбу за то, что она не военная - тогда существовал бы только один способ наказания за её действия – смертная казнь, но об этом надо было думать раньше, и поэтому она стояла в ожиданий приговора. Не дождавшись оного она, наконец таки решилась спросить.
- И, и что меня за это ждёт? – слова дались ей с трудом, но она смогла посмотреть прямо в маленькие и круглые глаза капитана, так непривычные для её вида.
Зарнин с трудом сдержался от слов утешения – он прекрасно видел, как её бросило в дрожь после слов, чем это могло закончиться для них двоих, и разуметься для корабля её маленькое самоуправство. Так как они были одни не только на корабле, но и в этом секторе пространства, то он мог позволить себе маленькое великодушие:
- Ничего, кроме разве что устного выговора за нарушение дисциплины без точного указания проступка, и внеочередных дежурств по кампузу до конца перелета. – Тут к великодушию примешались и тонкий расчет – капитан боевого корабля «Харарда» был редкостным анти-талантом в кулинарий, и просто не смог не воспользоваться ситуацией - свою стряпню он не мог есть без содрогания, но Лайата была без сомнения счастлива, что так легко отделалась. Правда она не подозревала причин мягкости к ней капитана – у неё еще не было семьи, а капитан свою не так давно потерял, а Лайа хоть и не относилась к роду человеческому, но для капитана сверхъестественно напоминала его дочь, не по внешности – в нем она сильно смахивала на кошку, подросшую до размера десятилетнего ребёнка, скорей по характеру, не смотря на то, что она была раза в два старше даже его самого. Вот и сейчас её кошачьи уши взметнулись вверх, когда она услышала свой «приговор», и глаза засверкали признательностью, сказать что-либо для неё сейчас было затруднительно.
- Кстати, раз уж мы остановились, то было бы не грех осмотреться по сторонам, по моим данным, здесь не останавливался ни один мало-мальски снабженный исследовательской техникой корабль. Так что подготовь оборудования для исследования как звездного пространства, так и планет – что-то мне подсказывает, что они здесь имеются, – и он с хитрецой уставился на неё – что, с чем боролась, на то и напоролась?
К признательности примешалась еще и радость и она по прежнему ни говоря ни слова от распирающих её чувств, приложив на время свою руку к голове, отдав честь в земном знаке чести и уважения к начальству, развернулась на сто восемьдесят и лихо умчалась исполнять поручение. Зарнин долго смотрел ей вслед, думая не о каких-то серьезных проблемах корабля, а просто о том, что приближался обед и мысленно прикидывал – справиться ли она с поручением и обедом одновременно. Где-то глубоко в голове промелькнул образ дочери, потом счастливый облик Лайаты и твердая уверенность, что она сделает все необходимое и даже больше того крепко засела в его голове.
* * * * *
На третий день облета вокруг Смуглянки к нему в астронавигационную примчалась Лайа, и по её физиономий было видно, что её распирают новости. Он, сжалившись, отвлекся от расчетов курса векторной орбиты вокруг станций, которая потом все рано потребуется «дома» для стыковки с базой по прилету, и вопросительно кивнул подбадривая свою «коллегу» для доклада.
- Капитан на планете есть жизнь, и что важней определила какого именно вида!
- Ты с орбиты угадала их генокод? – с некоторым скепсисом осведомился капитан, и несколько удивился, когда она с готовностью кивнула.
- Так точно, капитан Зарн. Их генокод полностью соответствует вашему виду.
- Но как ты это определила? – уже ошарашено спросил Зарнин.
- Пожалуйста, выведите данные съемки поверхности, кадр ВЛ – 76, сектор Д-5. Как можно заметить на металлическом образований, которое подозрительно напоминает космический корабль, имеется предположительная – так как сильно стерлась, надпись на одном из земных языков – «Всевеликий» (как мог отметить про себя капитан, она уже несколько оправилась от шока их неожиданной остановки и к ней вернулось её чувство юмора, которое она время от времени и демонстрировала), - голосом идеального подчиненного доложила она – теоретическое время крушения пять тысячелетий, к тому же такой корабль я нашла в земном звездном реестре с пометкой «пропал без вести». Его курс пролегал прямо по нашему маршруту, так что я думаю ошибки тут быть не должно.
- Корабль, конечно, наш. Тут я не спорю, но это может быть просто совпадением, после крушения мог никто и не выжить.
- Хм, довод принят, но Зарн, я хорошо просмотрела данные зондов! На одном из них помимо прочего записана речь туземцев, и я её смогла перевести на ваш язык, их способ общения, жесты, мимика, и даже – она несколько смутилась – благодаря съемкам с орбиты смогла установить почти все анатомические подробности человеческого существ. Ошибки тут быть не может. И те сорок восемь часов исследования это полностью подтверждают.
Капитан кивнул, и не задумываясь спросил, благодаря какому именно кадру она смогла установить анатомическую принадлежность к человечеству. Ему просто стало интересно, какие именно подробности она могла разглядеть с орбиты.
Она взглянула на него с некоторой хитринкой и тут же пояснила:
- Кадр УТ – 96, сектор Н-7 - на сегменте отлично видны внутренности аборигена вскрытые в результате нападения местного хищника.
Капитан тут же вспомнил что она не ребёнок, а на образование потратила намного больше времени, чем он сам, а потому смутившись, решил сменить тему разговора:
- Интересно, а что у нас на ужин? – отстранено, поинтересовался он, глядя куда-то в сторону от Лайи. Тут растерялась она, но только на миг:
– Меню находиться в ведений капитана, так что бы вы хотели отведать на ужин? – спросила она, придав своему голосу максимальную вежливость. И капитан чуть-чуть улыбнулся – она про эту «мелочь» просто позабыла, что и не удивительно, вспомнив сколько времени она отводит на исследования.
- Готовь по своему усмотрению Лайата лишь бы было съедобно для нас обоих, а я пока доделаю эту мелочную обязанность, – сказал он и погрузился в размышления о глупых и отживших традициях, предписывающие вычислять орбиту вручную.
После ужина прошло дежурное совещание по планете с взаимного согласия названной ранее «Смуглянкой», на которой обитали люди. Лайа говорила об исследований планеты, с тем радостным предвкушением, которое может позволить себе сладкоежка, говоря о сладком перед десертом, но договорить она не успела, корабль слегка тряхнуло и её тут же подбросило на месте, как и собеседника, когда на военном корабле зазвучала военная тревога. Когда они добрались до рубки их ждала неожиданная картина – их корабль находился по-прежнему на орбите, и включив силовое поле методично отстреливал противокорабельные ракеты своим малочисленным энергооружием. Положение спасало то, что сами ракеты были тихоходными и сбивались на раз, только это спасало их от уничтожения в самом начале – боевой информационный центр сумел отреагировать на угрозу, включив защиту. Корабль тряхнуло просто от того, что ракета была сбита в считанных кликах от самого корабля. Только через десять минут они смогли вздохнуть спокойно, когда их судно сумело сойти с орбиты и отойти на расстояние слишком далекое для средств ПРО планеты.
- Интересно, что это было, – в раздумье спросил капитан пустоту, в которой продолжал висеть корабль. Лайата решив, что вопрос относиться к ней, прекратила причитать на своем родном языке и начала оправдываться тем, что просто физически была не в состояний просмотреть все сектора планеты скадрированные спутником разведки. Поморщившись, капитан жестом заставил её помолчать и нацелил системы наведения в центр взлета ракет, через оптическую часть спектра прицеливания сразу бросился, чужеродный ландшафтам планеты, силуэт. Корабль тут же предоставил список возможных систем, подходящих под формы ПРО. Список был к счастью, краток и ужасен ведь состоял только из двух пунктов – Лааги-2 и Лааги-3. Обе эти системы были автономны и устанавливались автоматами. Это было все, что человечеству и их союзникам было известно об этих капканах, кроме того, что они были смертоносными. К удивлению пораженных счасливчиков через некоторое время пришло дополнение об этих системах, и о том, что именно они защищают.
- Ни – капитан вовремя вспомнил, что он не один – фига себе!
- Шаеен то лоянн! – вторил ему тихий и потрясенный голос Лайаты, которая оглянувшись на капитана, сильно смутилась и постаралась сделать вид, что последнюю фразу она не произносила никогда. Зарнин не обратил на это внимания и продолжал удивленно вглядываться в отчет сопутствующий обзору систем ПРО.
- Лайа, мы ДОЛЖНЫ исследовать эту систему и понять, что тут произошло. – утвердительно, словно оглашая приказ произнес капитан – еще никогда нам не попадалась такая техника в неповрежденном состояний.
- Разуметься капитан, это просто означает, что нам надо ознакомиться с бортовым журналом «Всевеликого». А он на планете, как и ракеты защищающие эту фиговину. – ровным словно корабельный компьютер голосом, начала она, и вскоре продолжила, уже все для себя решив.
- Это слишком опасно, по крайней мере, для тебя Зарн. – добавила она уже в полголоса. И пока капитан раздумывал над создавшимся положением, она быстро удалилась, чтобы единственное существо, которое могло бы её остановить, догадалось о её намереньях и сделало бы это.
Зарнин догадался, что происходит только тогда, когда корабль доложил ему об отделений одного их двух челноков судна.
- Так, едва не забыла о самом главном, - пробормотала она и провела по сенсорной панели управления связью. Теперь она не работала. Отключив её - следовательно разорвала контакт с капитаном судна, её действия могли трактоваться только как опасную инициативу, а не нарушение приказа капитана корабля – после досадного промаха с торможением она все рискованные действия не забывала сверять с уставом.
Экономя горючее для обратного перелета, она позволила кораблю просто падать на планету в любой момент, ожидая удара ракеты, вслед за которым будут её кратковременные похороны – на челнок никогда не устанавливали силовые щиты, да и среди ракет комплекса могла оказаться одна не поврежденная временем, которая могла прикончить не только ее утлое суденышко, но и «Харард».
«Пронесло»,- со вздохом подумала она, почти у самой земли опрокинув штурвал на себя. Когда она смогла перевести дух и взглянуть на дисплей контроля, то поняла, что появилась на свет под счастливой звездой – она начала тормозить в трех километрах над поверхностью. Холодок близкой смерти поднялся по горлу и тут же рассеялся, когда впереди показалась её цель – холодный остов корабля. Её взгляд, впившийся в цель полета, мог быть похож только на довольного кота, осматривающего с видом собственника, лосося раз в пять больше его самого.
* * * * *
Когда исследовательница вернулась на корабль, её без всяких слов просто взял за шкирку капитан и понес в рубку, и, только предусмотрительно заперев дверь за собой, выпустил пленницу. Та от возмущения начало было шипеть, и подумывать о расцарапанной физиономий капитана, но вспомнив, что ушла без спросу, как маленький ребенок мгновенно присмирела и вопросительно посмотрела на своего начальника, гадая, что он сейчас предпримет. Единственный, после бога на корабле также позволил себе эффектную паузу. Некоторое время они молчали. Потом Лайа дипломатично откашлявшись, позволила нарушить тишину голосом:
- Капитан Зарн, пока я изучала людей, мне очень понравилась одна фраза, а именно «Победителей не судят». Поэтому, прежде чем обсуждать мой поступок, просто выслушаете, что я узнала на корабле и какие именно принесла доказательства?
В ответ ей раздался тяжелый вздох и довольно странный по её мнению ответ:
- Лайата, я тебе не напоминал, что ты невыносима? Но уж видно такое у тебя воспитание, так что на счет техники, которой ты не можешь управлять, и твоих поступков, я вообще молчу, но впредь, пожалуйста, ставь в известность меня. А теперь рассказывай, что ты там накопала, и стоило ли это твоих героических усилий в пилотирований.
Лайата с трудом удалось удержать себя от неуместного хихиканья и пары неуместных шуточек. Она многое о себе ему не рассказывала, как в частности и то, что за время войны она уже налетала часов двести на человеческом рейдере – на то она и гражданская, чтоб не вспоминать о своей военной карьере за время уже прошедшей воины. Подавив свои чувства, она сразу приступила к содержанию журнала:
- Когда они проходили неподалеку от планеты, у них вышел из строя генератор, и они могли продолжать путешествие только на планетарных двигателях. Сам путь к планете у них отнял почти две недели, благо им понадобилось только гасить развитую скорость. Посадка на планету прошла почти идеально – остов получился благодаря тому, что они разобрали значительную часть своего корабля для постройки временных укрытий – тогда на планете условия были выше пределов обычной выносливости человеческого организма. После, они разбрелись по планете и сильно одичали, но это уже совсем другая история, как и про тех из экипажа, которые оставались у корабля до последнего, ожидая, что их сигнал о помощи услышат, и к ним придет помощь, кстати, именно они и вели этот дневник до своего конца. То, что нас интересует, произошло примерно через полтора месяца после посадки, а именно к системе подлетел корабль Лаагов, тех самых мифических и уничтоженных. Их там было немного, на сколько понятно из объяснений капитана это был грузовой корабль, и они просто были не в состояний помочь и перевезти людей хотя-бы в плен…
Капитан «Всевеликого» мог бы радоваться и гордиться, что он первым увидел чудо - корабль Лаагов. Беспокойство по поводу смерти, его не сильно тревожили – жить на этой планете было просто невозможно, так что месяцем больше или меньше для него было безразлично. Когда он понял, что эти посланцы не видят чести в истреблений детёнышей и жен своих противников вместе с их сильно ослабевшими защитниками, которые к тому же поставлены на грань не самой приятной смерти от голода, то помогли чем смогли и захотели, а именно установили здесь свою машину климат контроля, до которой нам еще изобретать и изобретать – поверь мне, я видела записи климата этой планеты тогда, и сейчас. И разуметься снабдили её первичными данными о людях, при этом за главную основу действий машины были заложены три закона человеческой робототехники – очевидно, что кто это посоветовал, излишне увлекался книгами. Лааги не усмотрев ничего предосудительного для себя согласились с ними, они совершили своё благо и улетели – предусмотрительно установив несколько ПРО, для кораблей спасения – там была еще и система дальнего наведения – к нашему счастью, она просто вышла из строя за давностью лет, за время своего дежурства она срабатывала семь раз еще до нашего прибытия. Помощи ждать было глупо. Системы ПРО Лаагов стали мгновенной смертью для внешних кораблей, три закона стали настоящим наказанием для поселенцев планеты.
Лайата прервалась и пояснила, видя недоумение капитана:
- Не знаю как люди, но мы знаем о Лаагах достаточно, чтоб понимать – они, создавая свою технику, добивались абсолютно точного и полного выполнения приказов или директив. Установив в качестве нормы законы Азимова, люди , да и Лааги не усмотрели одной мелочи, а именно – ИХ машина стала выполнять введенные законы во всей полноте слова. Никто не догадался прописать некоторые мелочи, поясню: машине приказано не причинять вред человеку – она так и делает, она должна подчиняться приказам человека – она тоже его выполняет, а вот третий предусматривает лазейку – она должна заботиться о своей безопасности, если это не противоречит второй и первой директиве. Вот на этой планете и получилась такая ситуация – люди не могут получить доступ в командный пункт климатической машины, где они могут отдавать ей приказы, так как высока вероятность серьезного изменения климата – мало кто понимал даже основные методы её работы, поэтому она огородила командный центр силовым полем который безвреден человеку – он просто не может через него пройти. Так что отдавать приказы, люди не могли уже в самом начале, так как она беспокоиться о своей и человеческой безопасности. Дальше – больше: она отобрала любые излучатели и хоть немного современные инструменты у людей - так как они могли гипотетически повредить ей. При этом как она сама считает, не причиняет вреда людям, так как она просто отбирает их, не причиняя вреда человеческому телу, а то что человек умирает от голода без инструментов, её не волнует – приказа ЗАБОТИТЬСЯ о людях у неё нет, она просто должна поддерживать погоду, устраивающую людей. Надеюсь, мой объяснения понятны?
- Более чем, - кивнул Зарнин – именно их торопливость, и забывчивость о том, что они имеют дело с нечеловеческой техникой, в которой не прописаны логические схемы , а ожидается бездумное, и строгое подчинение вписанным законам и приказам привела к этой ситуаций. Тоже сгубило и создателей этой техники. Мелочи жизни, короче говоря.
- Многое из великого, складывается из мелочей, – глубокомысленно и грустно ответила Лайата и они замолчали, думая каждый о своём. Тишину прервало далеко не самое тихое и задумчивое ворчание в животе капитана. Собеседница удивленно уставилась на него, не понимая, что это за звук.
- Лайата, а как ты смотришь на то чтоб отправиться отсюда подальше? К примеру, на ближайшую базу нашего флота?
- Как всегда – утвердительно, – на автоматизме ответила ему. Его коллега все ещё была поглощённа размышлениями о природе загадочных звуков.
- Рад, что ты согласилась, - капитан улыбнулся и через пульт отдал приказ о возвращений на первоначальный курс, - когда он обернулся Лайа все еще стояла рядом, – да, а кто сегодня дежурный по кухне?
У Лайи в глазах зажглось веселье – она, наконец, догадалась, чем были эти таинственные звуки, и начала улыбаться, потом хихикать, и наконец, тихо смеяться.
- Ну? – на пол тона ниже спросил капитан, который в отличие от неё не умел подождать без еды недельку другую, и поэтому не мог видеть в этом ничего смешного.
- Сей же час капитан! – смогла выговорить она переборов смех, и помчалась на камбуз – в конце концов, Лайата Зариан не могла допустить голодную смерть капитана. В свою смену конечно же.[FONT='Arial','sans-serif'][/font]
[FONT='Arial','sans-serif'][/font]
  Ответить с цитированием