Показать сообщение отдельно
Старый 19.11.2005, 21:06   #13
Евгений
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Вот еще кусочек развлекайтесь и ругайтесь :wink:

Следующие полчаса Крылатая Сволочь, пережидал сжавшись в клубок под ставшей такой спасительной и родной деревянной лавкой. Волны дикого ужаса и приступы всепоглощающей боли накатывали на него с каждым криком и ударом грома раздававшимся снаружи хижины. Наконец все затихло, и раздались голоса, но ни понять, не разобрать о чем говорили снаружи малыш не мог. Поэтому он с опаской выбрался из укрытия и подполз к окну…
На поляне лежала Мерка, словно кто-то ужасный и могучий взял ее в руку и поиграв раздавил в смятку, оторвав ей ноги и руки, точно так-же как сволочь играя с маленькими птенцами и бельчятами отрывал им лапы и крылья. А над нею склонился огромный двуногий в черном плаще и с палкой в руках, в навершии которой как сгусток яркого солнца светил красный шар, заливая всю поляну словно свежей кровью.
- Где Он?!! Где манускрипт, Меркуалия?!! Скажи мне где Он, и я дам тебе легкую смерть!!! – кричал двуногий в лицо маме…
- Ты идиот, Скорх! Я оставила его там где ни ты, ни тебе подобные его не найдут, на дне одного из тысячи горячих озер что возле Той пещеры… - отплевывая кровь прохрипела Старя Выдра. – Ищи теперь, сколько хочешь, если он еще сохранился…
- Тогда, старая тварь, ты будешь подыхать очень медленно и очень мучительно! – Прохрипел Скорх, и достав из складок плаща отливающий чернотой кривой нож вонзил его в живот старухе.
Крылатая Сволочь содрогнулся от ужаса, он ясно увидел как то разноцветное сияние что окружает каждого живого втягивается в черную рукоять этого страшного клинка, и как трава на поляне гибнет и засыхает под воздействием той мерзкой и липкой дряни что кажется плещет волнами из этого ножа. А страшный старик тем временем повернулся и зашагал прочь с поляны.
Малыш выскочил наружу и осторожно, стараясь не коснуться липкой дряни из рукояти ножа, подполз к Мерке и ткнулся носом в ее лицо.
- А, малец?! – заговорила она – Возьми мой посох и вытащи им из меня эту мерзость, хочу умереть человеком… Но погоди, сначала слушай. Иди на восход, в горы, там твои сородичи, драконы, там за очагом в тряпице скорлупа твоего яйца, сохрани его… - Мерка закашлялась захлебнувшись собственной кровью – Без скорлупы драконы не смогут дать тебе истинное имя, а тебе без него нельзя… Хррркхыыы – захрипела старуха, так как дракончик зацепив клюкой рукоять мерзкого ножа метким ударом вырвал его и отправил в кусты. Когда он повернулся, глаза старухи уже остекленели…
Две зимы назад, сволочь, нарушив запрет старухи выбрался на окраину леса и стал свидетелем странного обряда: двое покрытых железом двуногих, закапывали в землю третьего, такого же мертвого как старуха сейчас, и насыпав над мертвым телом холм из земли воткнули в ноги большой железный нож, который сами называют мечом, так решил поступить и малец, надеясь что старухе было бы приятно.

Уже месяц Крылатая Сволочь скитался по лесу, уйдя не на восход как велела старуха, туда ушел страшный старик убивший ее, а на полдень. В сумке на шее у него лежали найденные кусочки зелено-красной скорлупы найденной за очагом, небольшой нож и огниво, это все что ему было под силу унести из их скудного жилища. Питался он в основном кореньями и насекомыми, хотя изредка ему удавалось поймать белку или молодого птенца. Наконец однажды на соседней поляне он услышал голоса:
- Не ты представь, бля, я достаю из штанов, нах, а у нее глаза как пивные кружки, нах! Ха! Ха! Не грит, ты меня порвешь мудак! Ну я и грю, ртом работай шлюха…
Сволочь, прокрался к поляне и увидал пятерых двуногих, сидящих вокруг костра на котором жарился огромный кусок мяса, что-то пьющих из больших глиняных кувшинов и хохотавших вовсе горло. Рядом валялось различное оружие, ножи, мечи, луки и арбалеты, старуха частенько болтала с ним об оружии и даже однажды показала как стрелять из своего арбалета, правда потом она его куда-то дела и больше он его не видал. У малыша загорелись глаза, если бы у него был такой арбалет он бы не жрал всякую дрянь, а поел бы нормального мяса, и он решил во что бы то не стало раздобыть один из тех что лежали сейчас на поляне… Вечером, когда двуногие угомонились и улеглись спать, он осторожно прокрался в лагерь, но прежде чем утащить арбалет он решил немного пошутить, и изрисовал спящих теми рисунками, которые двуногие обычно оставляют в лесу на деревьях и старых пнях, справедливости ради стоит сказать, читать и писать он не умел, иначе не рискнул бы написать ту похабщину что сейчас выводил на лицах и спинах спящих. После чего он утащил маленький арбалет, два десятка болтов к нему, и пару кувшинов того напитка, что с удовольствием пили двуногие.