Показать сообщение отдельно
Старый 05.11.2008, 13:18   #1
Лаларту Кровопийца
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Альтернативный конец Лэнга

Где-то в ШР нашёл упоминание о том, что С'ньяк ответственен за вулканы и всю погоду в Лэнге. Именно на этой почве родилось...

Альтернативный конец Лэнга.


Скука. Бесконечная всепоглощающая скука. Скука и депрессия – вот его постоянные спутники на протяжении миллионов лет. За всю свою неимоверно долгую жизнь он испробовал всё, что только мог – и со временем ему всё надоело. Всё, что остаётся – размышлять над вечными тайнами самого загадочного, что есть в Метавселенной – Хаоса. Что появилось раньше – Творец или Хаос? Если Хаос, то откуда появился он сам? Множество опросов, и очень мало ответов… Тайна Хаоса – последнее, над чем оставалось размышлять древнему демону…
Да ещё постоянно сдерживать вулканы и заботиться о погоде. На протяжении многих веков это его единственная задача – без конца, без отдыха, без причины…
Внезапно мысли Бесформенного Владыки С’ньяка резко запнулись, словно не заметив под ногами порог. В самом деле, а зачем он это делает? Возможно, будь он на пару миллионов лет моложе, он бы понял причину, но старческий маразм делал своё коварное дело. Последний настоящий Древний, задумавшись, поскрёб тем, что можно считать пальцем, то, что с натяжкой можно назвать подбородком. Затем, кажется, принял некое решение… и произвёл движение, аналогичное щелчку пальцев.
Жители Лэнга в первый момент не поняли, что происходит. Вот из самого Подземья раздались бессвязные крики, послышался грозный гул… а затем все вулканы одновременно начали извергаться. Лава – алая, раскалённая, усиленная божественной волей – ринулась наружу, опустошая всё на своём пути. Тысячи и тысячи демонов, несмотря на свою живучесть, погибали под огненными потоками. Впрочем, некоторым это нравилось – например, ш’ары, огненные утукку, радостно повизгивали, кувыркаясь в родной стихии.
С’ньяк недовольно поковырялся в ухе. Откуда-то доносились громкие вопли, мешавшие ему думать. Он нахмурил подобие бровей, и несколько багровых молний устремились к источникам шума – Кадафу, Р’льиеху…
Сам этот город переживал не лучшие времена – кипела вода, рушились под напором небесных копий базальтовые башни. Что-то огромное корчилось и ревело в тёмном котле океана, а затем на поверхность поднялось нечто чешуйчатое, жуткое, древнее, осьминогоподобное… и обваренное до неживого состояния.
Из развалин Кадафа выбралась чёрная тень. Она была похожа на смесь змеи и насекомого. Сам Йог-Сотхтотх, Хранитель Врат Бездны, разозлённый гибелью любимых чертогов, отправился сводить счёты со старым маразматиком… Через некоторое время до С’ньяка дошло, что рядом с ним кто-то есть. Ещё через какое-то время он сообразил, что этот кто-то имеет наглость на него разъярённо шипеть. Сфокусировав взгляд на наглеце, он сформулировал своё желание: «Сгинь с глаз моих, живо! Кыш!»
Результат воспоследовал мгновенно. Йог-Сотхотха отбросило от Полюса С’ньяка, раздувая в полёте… а затем он взорвался, превратившись в сотню лягушек. Новоиспечённые земноводные обречённо заквакали, падая в огненный ад…
Ещё через некоторое время до Бесформенного Владыки дошло, что его гора потихоньку тает. Подумав, он вновь щёлкнул пальцами… и радостные вопли утукку резко захлебнулись. С’ньяк понизил температуру в несколько тысяч раз. Лава мгновенно окаменела и покрылась коркой льда. Полюс перестал таять и вернулся в привычное своё природное состояние.
С’ньяк услышал Тишину. Это ему понравилось. «Совсем другое дело» - подумал старик и вновь погрузился в размышления…
  Ответить с цитированием