Показать сообщение отдельно
Старый 14.11.2008, 13:36   #2
Одинокий воитель
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Офисный работник.

- Гриша, шеф приказал все это закатать в Exel.
На стол передо мной падает стопка папок. Люда, молоденькая работница, извиняющимся взглядом смотрит на меня.
- Спасибо Людочка. – Через силу выдавливаю я. Та лишь немного улыбается и, развернувшись, уходит. Ну вот всегда так!
Я огромным усилием воли заставляю себя повернуться к экрану монитора и кликнуть на ярлычок знакомого до боли приложения Microsoft Office. Пальцы угрюмо вдавливают клавиши.
- Такс, кто там у нас первый? Ага, Ветрин Олег Анатольевич восемьдесят седьмого года рождения…
Спустя три часа я откладываю в сторону клавиатуру и с наслаждением развожу руки в стороны. Надо сделать перекур.
На балконе нет никого, поэтому я могу насладиться одиночеством, чтоб этому одиночеству пусто было! Да признайся ты хоть самому себе, что ты Георгий Михайлович Ростков – конченый неудачник. Уже десять лет ты вкалываешь за копейки на ненавистной тебе работе, причем за все это время трое из твоих коллег получили повышение, а о тебе как-то систематически «забывали». Ну да, ты ведь для всех лишь рахитичный парень, вон даже в армию не взяли, из неполноценной семьи, к тому же мать, которая тебе одна воспитывала, завзятая алкоголичка. Куда ж такого повышать? Вот и сидишь ты, Гришка, за Exel’ем уже почитай десять лет. И дальше будешь сидеть, пока не уволят. Или на пенсию отправят. Ладно! Хватит уже себя пилить. Лучше давай-ка заканчивать работу иди, только половину сделал. А там можно будет и домой срулить. Двадцати семилетие отпраздновать…
Еще через пару часов я наконец-таки забиваю последнею дату в ячейку таблицы и, накинув, куртку выхожу из здания офиса. Надо купить сигарет. Давно уже хотел искоренить приобретенную в детстве привычку, да никак не получается. Детство… одно название. Самый худший промежуток времени в моей жизни. В школе меня били. Сильно. Поэтому туда без крайней необходимости я не заходил. Эта необходимость выражалась в приходах нашего участкового и в редких моментах, когда моя «маман» бралась за воспитание сынули. Обычно эти моменты длились не дольше недели, а то и меньше. И частенько совпадали по времени с появлением причины номер один. Затем мама вновь возвращалась в мир алкогольных грез. Вместо школы я обычно захаживал в компьютерный клуб, тот, что был поближе к дому. А потом, сразу после совершеннолетия пошел на работу. Где и ошиваюсь до сих пор. Такая вот биография.
В ларьке я выпотрошил кошелек, и все же приобрел на последние деньги пачку «Винстона». А ведь до зарплаты еще неделя. Лузер. Поставив самому себе диагноз, направляю стопы в сторону дома. Надо бы в церковь зайти. Свечку поставить. Вроде бы были в кошельке еще два рубля. Хоть и жалко денег, но это святое. В буквальном смысле. Перекрестившись в дверях, захожу в пристанище веры.
- Баб Мань дайте маленькую. – Протянув мелочь знакомой продавщице, я беру свечку и иду к центральному алтарю. – Отче наш иже еси на небесех…
Окончив молитву, ставлю свечку в одно из отверстий. Крещусь и делаю поклон. Вера – единственная моя отрада.
- Не хотите ли исповедаться Георгий? – За спиной раздается рокочущий бас отца Михаила.
- Конечно отче.
Вместе с батюшкой идем в исповедальню. Вообще это именно отец Михаил меня к вере приобщил. А познакомился я с ним при попытке обокрасть дом батюшки. Дураком тогда был. С тех пор благодарю священника, за то, что в милицию не сдал. И даже накормил. А что еще нужно было малолетнему голодному мальчонке? Так что нет у меня никого дороже отца Михаила. Он мне и вправду как отец.
После исповеди я было уже направляюсь домой, но окрик батюшки останавливает меня.
- Гриша, подожди!
- Да отче?
- Вот держи - Рука священника протягивает мятую пятисотенную купюру. – Ты же свечку на последние деньги покупал, я знаю.
- Нет, что вы не надо. – Я пытаюсь отстранить протянутые деньги. – Вам оно же нужней, у вас вон даже на ремонт денег не хватает.
- А тебе - на еду! – Батюшка был непреклонен. – Если не возьмешь - я обижусь, это же подарок ко дню рождения.
- Ладно, - кладу мятую купюру в карман – раз на день рождения, то возьму.
Пожимаю на прощание руку священника и все же иду домой. Так, деньги появились, хоть и небольшие, но все же как-нибудь я днюху справлю. Захожу в магазин рядом с домом, там покупаю пол-литровую бутылку самого дешевого пива и чипсы. Выходит около восьмидесяти рублей. Вместо торта беру пирожное «Наполеон». Иду домой. Опять в подъезде лампочку выбили…
Дом, милый дом. Однокомнатная квартирка, с нехитрой мебелью и старым, но цветным телевизором. Плата за это убожество составляет около трети моей зарплаты. Еще треть уходит на свет, газ и воду. Подхожу к телику и вручную щелкаю по каналам – пульт в этом чуде советской техники не предусмотрен. Так что там у нас? Дом 2, какой-то сериал, новости, о ужастик! Пойдет, как раз под настроение. Пока идет реклама, ставлю на плиту кастрюлю с водой – сделаю пельменей, благо хоть одна пачка у меня в холодильнике лежит – на всякий пожарный. Ну что как там фильм называется? Ага, очередная «Пила». С пивом покатит. Пока наблюдаю за процессом сожжения заживо какого-то мужика, вода закипает. Такс, главное в таком деле как приготовления пельменей – бульон. Если его правильно приготовить, то это будут уже не простые пельмени, а пельменный супчик. И может быть даже немного вкусный. Посему добавим в воду полкубика Галины-Бланки, чуток специй, а уж потом закидываем комки мяса в тесте. Непрерывно помешиваем – чтобы пельмени не слиплись. Все блюдо готово! Накладываю получившееся варево в единственную имеющуюся тарелку и иду к телевизору. Под истошные крики жертв маньяка-извращенца пельмени намного вкуснее. Потому как о вкусе не задумываешься. Съев все до последнего пельменя, ставлю тарелку на пол. Где-то там был мой «торт»… Мысленно задув несуществующую свечку, я загадываю желание. Съедаю пирожное. Наступил черед пива и чипсов. Последние открыть нормально не получается и я пачкаю себе единственную рубашку. Говорила мне мама: сынок, приходишь домой - переоденься, не пачкай парадную одежду. Хотя нет. Не говорила. Ладно, завтра в ветровке пойду. Продолжаю просмотр фильма. Там как раз какая-то баба-наркоманка за дозой, что в стеклянном ящике спрятана, лезет, вон уже руки просунула. Хех, а высунуть – никак. Какая подстава… Допиваю пиво и вытряхиваю последние крошки чипсов себе в рот. Все пора спать, завтра опять на работу, чтоб ей пусто было!


Работа встретила меня неприветливо. Сначала начальник наорал. Оказывается, последний час вчерашнего рабочего дня был потрачен мною впустую. Перепутал несколько дат и фамилий – и вся работа насмарку. Придется переделывать, а тут еще и новые папочки подоспели. Как говориться пушной зверек подкрался незаметно. Ну что ж работа не волк – пристрелить нельзя… Иду к себе на рабочее место. Три часа спустя сам себе объявляю перекур. Выхожу на балкон. Хм, теперь я не один. Рядом стоит какая-то девушка. На меня не обращает никакого внимания. Как всегда. Не везет мне ни в жизни, ни в любви. Кажется клеймо «ЛУЗЕР» выжжено на моей судьбе еще с рождения. А может еще раньше. Стою, дымлю. И тут судьба выкидывает еще один фортель в моей невезучей жизни. Последний. Где-то высоко, на крыше, один из голубей садится на камешек крыши. Но тот оказывается слишком расшатанным и птичка, не удержавшись на нестойкой опоре, взлетает в воздух, а кирпич несется вниз. Прямо на мою голову. Стоящая рядом блондинка издает пронзительный крик, еще не потухший взгляд ловит падающую вниз сигарету. Давно пора было бросить…


Наверное, каждый человек хоть раз в жизни слышал какую-нибудь легенду о загробной жизни и собственно о Смерти. Например: когда умираешь к тебе приходит старуха в черном балахоне и с косой, или что умирающие видят свет в конце туннеля. Так вот ничего подобного нет. По крайней мере, я не вижу ни света, ни темной фигуры. Только лишь дверь. Обычная деревянная дверь, добротная, с круглой ручкой. Правда висит она в пустоте. А я? Хм. Осматриваю себя. Кажись, ничего не изменилось. Те же потертые джинсы, водолазка, надетая взамен загаженной рубашки, и все тот же Геннадий. По крайней мере, никаких крыльев за спиной я не замечаю. И нимба вроде бы над головой нету. Голова... На меня же кирпич упал! Рука машинально дотрагивается до затылка. Нет, на ощупь все нормально, и крови на пальцах не видно. Дверь, привлекая мое внимание, приглашающее приоткрывается. Зайти что ли? До конца открываю её и робко переступаю порог. Интересно. Я попадаю в огромный зал, почти пустой, только посередине журнальный столик, и два кресла перед ним. На одном из кресел сидит приятной внешности девушка. Она приглашающее указывает на второй предмет мягкой мебели. Подхожу, сажусь. Теперь вижу что в руках у девушки какая-то папка.
- Георгий Михайлович Ростков год рождения восемьдесят седьмой девятое апреля? – Не отрывая глаз от папки спрашивает моя собеседница.
- Эм, ну да. – Я немного растерян. – А можно один вопрос...
- Где это вы? – Девушка продолжает читать. – Я правильно угадала?
- Ну да. – Смущаюсь еще больше.
- Это - Распределитель. – Все же переводит на меня взгляд. Глаза у нее фиолетовые. У людей таких не бывает. Либо линзы, либо... – Здесь взвешиваются все совершенные в вашей жизни поступки и действия. А затем определяется куда вы будете отправлены. В Ад, или Рай. К сожалению, большинство сейчас отправляется в Ад.
- Гхм. А я думал что...
- Что Бог сразу же разделяет грешников и праведников? – Девица опять предвосхищает мой вопрос. – Ну да! Заняться ему больше нечем! Неет, у него есть дела поважнее. Ладно, давайте лучше перейдем к делу. Итак, совершенные вами грехи.
Папка сама собой раскрылась где-то посередине.
- Ага! В восемь лет вы Георгий выкрали из карманов ваших одноклассников всю мелочь, потом потратив ее в компьютерном зале.
Мда, было такое дело в моей юности. До сих пор стыдно.
- Еще грехи?
Папка закрылась.
- Что нету?
Ловлю не верящий взор фиолетовых глаз. Все дело в том, что потом я попытался обокрасть отца Михаила. Чем это закончилось уже известно.
- Наверное, нет. – Пожимаю плечами.
- Вы что священник? – Девушка уткнулась в папку. – Хотя, что это я? Тут же ясно написано – офисный работник.
- Ну да.
- И что, даже с девушками никогда не, гхм, грешили?
- Нет. – После этого вопроса я начинаю краснеть.
- Так это что получается... – Вначале на лице собеседницы была видна сосредоточенная работа мозга, затем понимание, а уже потом крайняя степень удивления. Чувствую, как лицо приобретает оттенок созревшего помидора. – Неужели девственник?!
- Да... – Еле-еле заставляю себя просипеть ответ.
- Ни хрена себе. – Работница высших сил ошарашено смотрит на папку. – Ни хрена себе! Курить будете?
- А можно?
- Нужно! – На столике появляется упаковка кубинских сигар и пепельница с зажигалкой.
- А можно «Винстон»? - Ну привык я к этим сигаретам!
- Да-да, конечно. – Рядом с сигарами материализуется знакомая до боли пачка.
Некоторое время сидим и курим. Иногда встречаю недоверчивый взгляд собеседницы.
- И что никогда?
- Никогда.
- Совсем-совсем?
- Совсем-совсем.
- Но как?!
- Как-то не получалось.
Наконец дамочка тушит недокуренную сигару. По ней видно, что она уже взяла себя в руки, но оправилась еще не до конца.
- Хорошо. Тогда вам, Георгий, туда. – Длинный ноготь указывает на дверь, войдя в которую я собственно и попал в этот зал.
- А...?
- Нет, войдя туда, вы не вернетесь назад. Там вы окончательно умерли. Теперь она ведет в другое место.
- Куда же...?
- Пусть это станет сюрпризом.
Пожимаю плечами и иду назад. Все равно, чему быть - того не миновать.


- Добро пожаловать в Рай! - за Дверью меня встречает весьма колоритный персонаж. Ангел. В буквальном смысле этого слова. То есть белоснежные крылья, светящийся нимб над головой, стройное и мускулистое тело к комплекту прилагается. А еще в руках него папочка. Ага, та самая с надписью «Ростков Георгий Михайлович» на обложке. - Сейчас у нас мало новеньких, но вам у нас обязательно понравится. На то он и Рай.
- А вы, простите, кем будете? - Не то чтобы было интересно, просто слово «ангел» для общения как-то не подходит.
- Ах да! Простите мне мою невежливость, - работник высших сил протянул мне руку, другой листая зависшую в воздухе папку с моей биографией. - Иван, ангел среднего звена. А теперь давайте определим вашу дальнейшую судьбу...
- В смысле? - Я недоуменно осматриваюсь вокруг. Кстати осмотреть есть что. Находимся мы с Иваном посреди огромной поляны. На многие километры вокруг расстилается лишь зеленый ковер трав и цветов. Вдалеке горы. А небо... Небо было не просто голубым. Оно было непередаваемо прекрасно и удивительно голубым. Такого неба я не видел нигде. В общем, это был Рай. - Вы ведь меня в Ад сослать не собираетесь?
- Нет, что вы нет. Вы просто образец богонравия и благочестивости. Таким как вы в Аду делать нечего. Вот об этом я и хотел поговорить. - Иван и я неспешно шли вперед, не особенно то и обращая внимания на окружающий нас пейзаж. Ангел средней категории то и дело заглядывал папку. - Видите ли, Григорий. У нас в высшей канцелярии сейчас кризис кадров. Население Земли-матушки постоянно растет, а ангелов, увы, почти не прибавляется. Так что у меня к вам есть предложение поступить в ангелы младшей категории. Вы, как никто другой достоин этой должности. И я уверен, что в ближайшем будущем вы станете Ангелом высшего звена. А там и до Архангела недалеко!
- Я согласен! - Ни мгновения не раздумываю. Мыслимо ли, чтобы я – Гришка-лузер, стал ангелом? Да! Да! Да! Наконец-то мне повезло. Хоть и после смерти...
- Ну, тогда я вас поздравляю! - Пожимаю руку Ивана и чувствую, что по телу проходит какая-то волна. С удивлением смотрю на выросшие за спиной крылья, а руки нащупывают над головой нимб. Ни фига себе... - Да не волнуйтесь вы Григорий, вы к ним привыкните. А теперь давайте пройдем к месту вашей работы.
Местность вокруг нас изменилась. Не было никакой трансофрамации, как любят показывать в фильмах. Только что вокруг меня простирались огромные луга, и вдруг я оказываюсь в просторном кабинете. Огромный дубовый стол, кожаное кресло. Неужели это МОЙ кабинет?
- Знакомьтесь Григорий это ваш начальник – ангел высшего звена Габриель.
Передо мной материализуется еще один ангел. Он совсем не похож на Ивана – низенький, щупленький и сгорбленный. Не понял...
- Ну что же, приятно познакомиться, - голос у моего нового Шефа под стать внешности – глухой и неуверенный. - Пройдем на ваше рабочее место. Я думаю, вы просто созданы для нашей работы!
Пространство вновь меняется. Теперь это небольшой кабинетик с обычным столиком и стулом на колесиках. Это что получается, я буду работать здесь?
- А какого рода работу я буду выполнять? - Наконец-таки получается издать хоть какой-нибудь звук.
- Очень хорошо, что вы спросили. Если вы не против то можете начать прямо сейчас. - Голова сама собой опускается в кивке. Сам я сажусь на стул. - Понимаете, у нас проблемы с переходом, а новое оборудование, поэтому некоторые папки с делами жителей земли до сих пор хранятся в устаревшей форме. Нужно перевести их в новую. Думаю, вам это не составит никакого труда.
На столике, сбоку от меня, возникает стопка папок. А прямо перед глазами открывается голограмма знакомого до боли приложения MicrosoftExel.
  Ответить с цитированием