Показать сообщение отдельно
Старый 26.11.2005, 12:49   #4
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Глава 2.

Гилерро скатился с дерева, больно ударившись плечом о корни старого дуба. Вскочив, он полетел к площади, слыша за спиной топот бегущих за ним Вигарта и Лайтимерика. Проломив заросли акеша[5], окаймляющие площадь, и перемахнув через ограду, он буквально врезался в толпу, окружившую поединщиков.
- Дорогу! Дайте дорогу! Я могу помочь! – крикнул Гилерро, расталкивая толпу, пробиваясь вперёд. Наконец толпа кончилась. Вокруг трясущегося, как в лихорадке, Джиро сгрудились его однокурсники. Руки двух девушек лежащие на его груди, равномерно светились, поддерживая его. Мельком оценив работу будущих целительниц, Гилерро обернулся к выбирающимся из толпы Вигарта и Лайтимерика.
- Рик, скорее, положите его на металл. Он всё ещё связан и с ним. Быстрее! Вигарт, за мной!
Рик, не тратя времени на ответ, рванулся к еле живому металлисту. Гилерро развернулся на каблуках и со всей скоростью рванулся к Тоиши, сломанной куклой болтающегося в нескольких ярдах над землёй. Окружающие его курсанты беспомощно смотрели наверх, не зная, как помочь своему товарищу. Лишь двое старшекурсников, Силант и Биртомис, безуспешно, но настойчиво, пытались заставить стальные трубы освободить дуэлянта.
- Ничего не выходит, - прокряхтел Силант, пытаясь разогнуть железо, упорно не желающее расставаться со своей жертвой.
- Старайся! Мы должны! Иначе… - крикнул, не оборачиваясь, Биртомис. По его, искажённому яростью, и, осознанием собственного бессилия, лицу градом катился холодный пот. Он упорно пытался разрубить непокорный металл фамильным клинком, оставляя на грязной, кое-где помеченной ржавчиной, стали лишь мелкие царапины.
- Отойди! – с разбегу оттолкнул плечом Силанта подбежавший Гилерро. – Так ничего не выйдет. Дар Джиро ещё держит их, - указал он рукой на молчаливо покачивающиеся вокруг металлические трубы. – Я сейчас. Виг, готовься.
Ветер всколыхнул лежавшие на мокрой брусчатке листья. Гил на мгновение прикрыл глаза. Тремя лёгкими, едва заметными движениями он коснулся канатов, удерживающих Тоиши в воздухе.
Казалось, ничего не изменилось. Но спустя мгновение Вигарт, бросившись вперёд, едва успел подхватить Хаори, рухнувшего с десятиярдной высоты, у самой земли. Стальные канаты, удерживающие проигравшего свой бой криоманта, рухнули на землю.
За их спиной, всего в нескольких ярдах Рик уже в десятый раз втолковывал Готте, огромному, но слегка туповатому парню, что именно нужно сделать. Наконец великан кивнул и, расправив плечи, шагнул вперёд.
Готта обхватил надгробной плитой нависший над телом Джиро стальной щит. Мышцы на его руках вздулись, натянутые верёвки вен еле сдерживали стальные шары, перекатывающиеся под кожей.
- Аааааррррх! – зарычал силач, вырывая намертво застрявший металл из земли. С оглушающим хлопком металл лопнул. Готта, увлекаемый силой своего рывка, упал на спину, держа в руках оторванную верхнюю часть щита. Из раскорёженной земли виднелся остаток изувеченной стали. Но о нём сейчас никто не думал.
Вырвав из рук Готты металлическую плиту, остальные моментально приспособили её под носилки. Трое рябят, подняв щит, продели свежесрубленные стволы молодой рябины, что росла неподалёку, под щит. Толпа расступилась, пропуская невысокого молодого брюнета, в зелёном берете - Икхачи – лучшего флориста среди учеников Академии. Он присел на колени, его жесткая, сухая ладонь легла на металл. Из обрубленных в спешке ветвей и сучков рябины наверх потянулись молодые, поблескивающие влагой и свежей зеленью, ростки. Сначала маленькие и слабые они с каждым мгновение становились всё длиннее, оплетая металл зелёным покрывалом. Самые сильные и крепкие из них пробуравливали сталь насквозь, стягивая основу и прутья носилок. Четверо молодых парней покрепче, ухватившись, водрузили еле дышащего Джиро на созданные носилки. Веточки рябины тут же оплели его тонкой, но прочной накидкой, жёстко фиксируя его на поверхности металла. Тяжело дыша, Икхачи отвалился назад, уступая место другим.
Как только спина Джиро коснулась стали, вишнёво-красные ручейки из его глаз и уголка рта остановились. Хрипящее, с подсвистом дыхание заметно выровнялось, дрожь, сотрясавшая могучее тело утихла, поглощённая холодной твёрдостью металла. Медленно, стараясь избежать любых, даже самых незначительных, рывков, носилки поднялись в воздух. Четверо носильщиков ровным, но быстрым шагом, понеслись к лазарету.
За их спиной, отставая на несколько шагов, шёл второй отряд, осторожно неся освобождённого от стальных пут Тоиши. Остальные курсанты бежали вперёд, чтобы предупредить целителей о скором прибытии раненных.
Несколько минут быстрой ходьбы - и вот уже показалось здание лазарета академии. Тяжёлые дубовые двери уже были распахнуты, ждущие на пороге санитары, приняв из рук в руки еле живых дуэлянтов, ловко переложили их на вынесенные паласы и мгновенно исчезли за дверьми лазарета.
Гилерро мерил шагами холл лазарета. Стальные набойки на каблуках его сапог мерно цокали по каменному полу. Уже прошло несколько часов с тех пор, как Джиро и Тоиши были доставлены в лечебницу. Но почти никто из тех, кто присутствовал на дуэли не ушёл. В холле, приёмной и у входа в лазарет, по-прежнему, дежурило около сотни свидетелей разгоревшегося в парке поединка.
- Гил, ты можешь не ходить кругами? У меня уже голова болит от стука твоих сапог, – раздражённо попросил Рик, прикладывая руку к виску.
Гилерро обернулся к сидящим на стульях друзьям.
- Нет, не могу! У меня из головы не выходит эта дуэль, прокляни её Восставшие! – с досадой бросил он.
- Успокойся, ты то тут причём? Ты ничего не мог сделать, - успокаивающе махнул рукой Вигарт.
- Ещё как мог! – Гилерро резко развернулся и, изо всех сил, впечатал кулак в стену. От удара из-под ногтей брызнула кровь.
– Я должен был предвидеть такой поворот! – с горечью сказал он, - Должен был…
- Да, ладно, такое никто не мог предвидеть! - вскочил со стула Рик, - эту атаку Тоиши, эти, Восставшие их возьми, неизвестно откуда взявшиеся шланги.
- Не шланги. Трубы. Это были трубы водопровода, по которым в фонтан подавалась вода, - тихо проронил Гилерро и со злостью несколько раз ударил кулаком по стене, оставляя в каменной кладке вмятину со следами крови.
- Странно, что Джиро их сразу не использовал, - глядя в украшенный лепниной потолок, задумчиво сказал Вигарт.
- Он не мог, - пояснил Гилерро, не оборачиваясь. – Пока в трубах оставалась вода, Тоиши с легкостью бы разорвал их, используя холод и свои способности криоманта. Джиро пришлось ждать, он занял оборонительную позицию и вынудил противника играть по его правилам.
- Что ты имеешь в виду? –Лайтимерик удивлённо округлил глаза.
- Да, по мне, так именно Хаори вёл поединок, - перекинул ногу за ногу Вигарт. – И если не считать этой глупой ошибки, когда он израсходовал слишком много сил на гейзер…
- Это не было ошибкой. Ему пришлось это сделать, - Гилерро прислонился спиной к стене, устало прикрывая глаза.
Вигарт с Лайтимериком недоумённо переглянулись, но Гилерро уже продолжал объяснение.
- Ещё в самом начале поединка Джиро начал сжимать главную трубу, чтобы лишить Тоиши источника воды. Не сразу, но ему это удалось. Именно тогда Хаори и понял, что если не решить дело одной решающей атакой, ему не удастся взломать оборону Джиро. Поэтому он и вытащил всё, что ещё оставалось в трубах, на поверхность и вложил в одну последнюю атаку.
- И почти выиграл, - заметил Рик.
- Да, но именно что «почти», - грустно усмехнулся Гилерро. – Джиро сумел выйти из-под удара. И использовать трубы как оружие.
- Но в итоге проиграли оба, - смотря в пол, бросил Вигарт.
- В этом поединке нет победителей, - еле слышно сказал Лайтимерик.
Гилерро молча кивнул, соглашаясь с однокурсниками. В холе повисла гнетущая тишина. Многие курсанты, собравшиеся здесь, и прислушивавшиеся к разговору трёх друзей, только сейчас осознали, насколько страшно закончилась эта дуэль.

В коридоре послышались лёгкий стук женских каблучков. Стеклянная дверь во внутренние помещения распахнулась, пропуская невысокую миловидную женщину средних лет. В холе лазарета, повисла тяжёлая тишина.
- Ещё бы несколько минут мы не смогли бы их спасти, - как удар хлыста обрушился на собравшихся голос Мидары Ар-Тавва, главного целителя Академии. – Как вы могли это допустить? Как вы до этого дошли?
Гилерро поёжился. Внезапно в лазарете стало чрезвычайно неуютно. За его спиной послышался скрип дверных петель. Толпа курсантов, подбежавших, чтобы услышать новости, таяла под грозным взглядом целительницы, как кусок льда в чаше горячего чирая[].
- Вы! – изящным движением руки Мидара отделила Гилерро, Рика и Вигарта от остальных курсантов.
- Да, да, именно вы трое, которые только что разглагольствовали об этой затеянной Восставшими дуэли! Если вы такие умные, почему же вы позволили своим товарищам довести друг друга до полусмерти? Почему не остановили их? Или закон, запрещающий поединки на территории Академии, для вас не писан?
Толпа отхлынула от троих неудачников, которым не посчастливилось обратить на себя внимание разгневанной Мидары. Вокруг Гилерро, Рика и Вигарта мгновенно образовалась пустота. Никому из находящихся в лазарете курсантов не хотелось, чтобы подобный вопрос задали ему.
- Два молодых, здоровых телом, но больных на голову курсанта решили выяснить отношения, - Мидара подошла вплотную к Рику, смотря прямо ему в глаза. – В итоге один из них в коме, из которой неизвестно когда выйдет, а второй измотан настолько, что не сможет подняться с постели минимум полгода.
Рик судорожно сглотнул. Взгляд Мидары пригвоздил его к месту, как удав кролика.
- Пречистая[] Мидара, мне и моим друзьям невыразимо жаль, они не смогли предотвратить произошедшее, - Гилерро заслонил собой Лайтимерика. – Мы осознаём свою вину и просим дать нам возможность искупить её. Если есть способ помочь, мы…
По мере того, как Гилерро говорил, лицо Мидары медленно разглаживалось. Гнев на этих несмышлёнышей, не ведающих, что творят, постепенно угасал. Целительница видела, что мальчик искренен и действительно хочет помочь.
- Хорошо, - прервала она Гилерро. – Вы действительно можете оказать большую услугу тем двоим. Но, предупреждаю, это дастся вам нелегко…
- Мы готовы, – раздался из её спины звонкий юношеский голос.
Мидара оглянулась. Напротив неё стояли те, кто принёс в лазарет дуэлянтов: Икхачи, помогший спеленать Джиро, его кузина Амина со своей подружкой Тави – молоденькие целительницы, силач Готта, смущённо переминающийся с ноги на ногу, неразлучные Силант с Бартомисом, и многие, многие другие.
- Вы правы, Пречистая, - продолжил Икхачи, выходя вперёд, - мы не остановили их, когда могли и должны были это сделать. Но и Гилерро прав - мы осознаём свою вину и хотим помочь, всем, чем можем. Мы вверяем себя в ваши руки. Да будет воля Сияющих[], Джиро и Тоиши поправятся.
- Да будет воля Сияющих, - тихо прошептала Мидара. В уголках её глаз заблистали слёзы.
– Пойдёмте, надо торопиться, иначе ваша помощь может оказаться напрасной, - Опомнившись, целительница развернулась и, поманив курсантов за собой, открыла дверь в лазарет. Она шла по коридору, за её спиной слышался стук множества каблуков и негромкий говор курсантов. Стараясь не оборачиваться, Мидара украдкой вытерла слезы краешком шёлкового платка.

Ветер кружил по двору, собирая из слетевшей листвы и лепестков цветущей савары[] причудливую мозаику. Иллиани ар-Симео, ректор Королевской Академии Канмивара стоял у окна своего кабинета и смотрел в настежь открытое окно. Чаша горячего чирая приятно согревала руку. Дверь за его спиной бесшумно отворилась.
- Я рад вам, наставник Адгарти, - обернувшись, Иллувани поприветствовал единственного в Академии, кто мог войти в его кабинет без стука. – Пришли для ответной партии, окорровани[]?
- Думаю, сегодня мне удастся выиграть, уважаемый, - поклонился старик, склоняя свою седую голову в низком поклоне.
Адгарти был высок, костляв и болезненно худ, этого не могла скрыть даже просторная белоснежная мантия. Его седые волосы, завитые в традиционную ордажскую косу, спускались до самых пят. На сухом, безжизненном лице, выделялись огромные, жёлтые, как у старого филина, глаза. Они казалось, пронзали собеседника насквозь, проникая в самые тёмные уголки души.
Плотно затворив за собой дверь, Адгарти прошёл в кабинет и присел за столик для мадхаса[]. Иллувани, отойдя от окна, подхватил с стоящей рядом жаровни нагретый кувшин с чираем и ещё одну чашу для гостя, расположился напротив.
Адгарти кивком поблагодарил Иллувани, взял чашу и пригубил обжигающе горячий напиток.
– Какой мягкий вкус. И лёгкая горчинка… - сказал он, в восхищении цокая языком. - Полагаю, сорт «барроме», с юга Деланских Гор? – полюбопытствовал он, сделав несколько маленьких глотков.
- Увы, вы ошиблись, наставник. Я не настолько богат, чтобы позволить себе такие сорта. Это «валедо», сбор этого года. Вчера мне как раз доставили несколько менн[], - с лёгкой улыбкой признался ректор, одновременно раскладывая камни на досках для игры в мадхас.
Это было традицией, которую они оба поддерживали уже несколько десятилетий. Каждый десятый день декады ректор и пожилой наставник играли в мадхас. Пару минут Иллувани и сидящий напротив Адгарти выстраивали свои позиции, время от времени отвлекаясь, чтобы отпить из чаши чирай.
Иллувани задумчиво рассматривал игровые доски. На двух малых досках выстроились начальные построения игроков - по четыре камня в каждой. И если ректор выкладывал стандартный «западный форт», но на доске противника возникла «мятежная крепость», расположение камней, которое на его памяти Адгарти не применял ни разу. «Странно», - мелькнула мысль, - «Почему он выбрал подобную тактику? Если только…»
Его палец передвинул верхний камень на две позиции ниже, превратив тем самым «западный форт» в «цитадель власти». По сухому, старческому лицу его соперника не возможно было ничего прочитать, но на мгновение Иллувани показалось, что уголки губ его старого друга дрогнули в лёгком намёке на улыбку.
- Игра начата, - сказал Адгарти, ставя на главную доску первый камень.

Уже прошло более часа с тех пор, как партия была завершена. Иллиани ар-Симео, ректор Королевской Академии Канмивара, сидел, откинувшись на стуле, задумчиво глядя на доску. Время от времени его, лежащие на резных подлокотниках в виде голов варга, руки судорожно сжимались, а сам ректор напрягался как пружина. В эти секунды ему хотелось вскочить, найти в бесконечности коридоров Академии своего недавнего соперника и расспросить его обо всем, что здесь только что произошло. Но, через несколько мгновений, это желание угасало так же внезапно, как и появлялось. Маленький краешек тайны, показанный ректору, словно раскалённый уголёк ворочался в его голове, заставляя думать только о нём и ни о чём больше. Иллувани был настолько погружён в свои мысли, что не заметил как тяжёлая, обитая медью, рама окна, скрипнув, отворилась. На секунду густая тень закрыла свет Селины, проникавший в комнату. Мгновеньем позже из темноты, скрывающей большую часть кабинета, проявилась неясная фигура. Вздрогнув, Иллувани приподнялся в кресле, собираясь встать. Незнакомец, словно уловив недовольство ректора столь внезапным вторжением, вышел на свет. Тёмно синие, почти чёрные как морские глубины, глаза невозмутимо смотрели на ректора. Неровно подрезанные волосы прореживались ранней сединой. Стройный и поджарый, в чёрном костюме, состоящем из подобия рубашки, куртки с поясом и свободных штанов типа нешироких шаровар, он казался воплощением детских сказок о Тёмном Страннике.
- А, это ты. Мог бы хоть раз войти по-человечески. Где тебя только научили этой привычке… - недовольно проворчал ректор, усаживаясь обратно. Он явно сконфужен тем, что дал застать себя врасплох.
На обветренном, с правильными чертами, лице незнакомца мелькнула еле заметная улыбка. Заметив её, Иллувани ещё больше разозлился.
- В первой половине дня Мидара прислала мне официальную ноту, - резко заявил он. - Она крайне недовольна происшедшей сегодня дуэлью и требует принять меры. Причём на этот раз не к ученикам, а к «персоналу, отвечающему за безопасность учащихся и соблюдение правил Академии». В сообщении было сказано, что дуэлянты были доставлены в лазарет в критическом состоянии, сохранить им жизнь удалось лишь чудом, – ректор вопросительно поднял бровь, ожидая реплики собеседника.
- Я предпочёл не вмешиваться, - услышал он в ответ тихий, как дуновение ветра, голос.
- Полагаю, у тебя были веские причины для такого решения? – язвительно уточнил ректор.
Не говоря ни слова, его собеседник подошел к столу, вынул из внутреннего кармана куртки белый свёрток и осторожно положил его перед ректором. Иллувани развернул холстину, выкладывая содержимое на поверхность стола. Это оказался кусок металла, оплавленный и деформированный, но в котором безошибочно угадывались очертания рукояти меча с вдавленными в сталь отпечатками пальцев. Взяв рукоять в руку, ректор несколько секунд сидел безмолвно, прикрыв глаза. Потом он отложил её в сторону и встретился взглядом со стоящим напротив него.
- Проводник? – тихо спросил Иллувани.
- Мощный и стабильный, - подтвердил незнакомец.
Иллувани откинулся на спинку стула. Его пальцы отстукивали на резной крышке столика затейливую мелодию. Было видно, что ректор глубоко задумался.
- Кто из дуэлянтов использовал Проводник? – обратился он к собеседнику после долгого молчания.
Не говоря ни слова, незнакомец медленно достал из-за пояса тонкий браслет. В первый миг Иллувани подумал, что браслет вытесан из голубоватого горного хрусталя, но присмотревшись…
- Лёд, - изумлённо выдохнул ректор, осторожно принимая из рук собеседника браслет. – Неужели?
- Да. Проводники использовали оба дуэлянта. Джиро из Стилета, мастер металла и Тоиши Хаори, криоманта, - подтвердил полночный посетитель его догадку.
- Хм, тогда удивительно, что они так легко отделались, - на этих словах Иллувани замолчал. В кабинете на несколько минут воцарила полная тишина. Затем ректор встал и подошел к окну.
Это ещё не всё, - услышал голос он за спиной. Ректор обернулся, посмотрел на собеседника, ожидая подолжения.
- Мне не пришлось «развязывать» Проводники после боя, - незнакомец, - один из учеников смог это сделать самостоятельно.
- Теперь у нас есть шанс, - сказал Иллувани после недолгого молчания.
- Главное его верно использовать, - уточнил незнакомец.
- Нет, - покачал головой Иллувани, - главное дать ИМ возможность его использовать. Времени осталось совсем мало…
Аскет вне форума