Показать сообщение отдельно
Старый 14.03.2009, 22:23   #6
Werewolf
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

А я пока приведу пару стихотворений.
Двадцатый век. Сороковые. Подставив раненую грудь,
Непокоренная Россия фашисту заступает путь.
И утеряв рассудок здравый, предчувствует конец палач,
А под его пятой кровавой - расстрелы, пытки, детский плач.

На трупах трупы, в небо глядя, и вдруг у ямы на краю,
- Не убивайте меня, дяди... а я вам песенку спою.
Дрожа и заикаясь прямо, над грудой неостывших тел,
Ребенок над сестрой и мамой зверью про зайчика запел.

Восьмидесятые. Народы страну прославили трудом,
Но все полнее год от года недетским горем детский дом.
За что мальцу в четыре года дают за совесть, не за страх,
Беду великого народа нести на тоненьких плечах?

Проснувшись, плачет он ночами, и рвется пониманья нить.
"Не отдавайте меня маме! Мне страшно - мама будет пить."
Очнитесь, люди! Плачут дети! Скажи, великий мой народ:
За тех сирот фашист в ответе - а кто за нынешних сирот?
"Гараж" (автор Владимир Лебедев, написано по мотивам реального случая в Кемеровской области)

"Слышь, Федя? Где рюкзак колхозный?
Возьмем картошки в гараже.
Пойдем, сынок, пока не поздно,
А то девятый час уже...

Декабрь. Опять аврал у мамы.
Две смены с ночи до утра.
Поужинаем нынче сами.
Да не копайся ты - пора!"

Он долго рассуждал дорогой
О том, что кормится семья
Не магазином, слава Богу,
А что картошка есть своя.

Придя в гараж, отец машину
Погладил ласково рукой,
Подумал, повернулся к сыну,
И говорит ему: "Постой!

Я кое-что придумал, Федя,
Ты тут побудь пока внутри,
Я прогуляюсь до соседей
А ты картошки набери.

Поговорю насчет резины.
Дверь я запру." И он ушел.
К соседу мимо магазина,
Чтоб было с чем присесть за стол.

Проснулся дома на рассвете.
В прихожей свет. Разбит трельяж.
Все тихо. Сына дома нету.
И вдруг как обухом - ГАРАЖ!

Не помня как, полуодетый,
Добрался он до гаража,
Хрипя как зверь, "Сыночек, где ты?",
Стуча зубами и дрожа,

От ужаса землисто-серый
Ключом нащупал дверь замка,
Не чуя, как к железной двери
Пристыла голая рука.

Рванул, пронзителен и тонок,
Замерзших петель ржавый стон,
И в ледяных слезах ребенок
Упал со стуком на бетон.

...Скрипя, покачивалось тело
В петле ременной на гвозде.
А в Пищеторг письмо летело.
"План снова выполнен. Везде."
  Ответить с цитированием