Показать сообщение отдельно
Старый 28.03.2009, 22:48   #1
Liz
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Путь к мечте

Начну, пожалуй

Взойти на Энгельса

Что есть мечта? А кто ее знает… Леонид Броневой сказал когда-то в камеру: «Голова – предмет темный и исследованию не подлежит». То же и с мечтой. Нет, когда бедняк мечтает о куске хлеба, или побирушка – о десятке, то это понятно и не вызывает вопросов. А бывает так – вроде все у человека есть, а мечтает о таком что, прямо, стыдно признаться. И откуда у него такая мечта сказать не может. Но – мечтает…
Сами по себе мечты не исполняются. То есть, конечно, бывает такое, но один раз из миллиона. Для достижения мечты надо приложить какие-то усилия. Ну а на крайний случай есть эдзены.
Кто такие? Ну… они такие забавные, пушистые, ходят по тем же тротуарам, что и мы, и подсказывают людям пути к исполнению их мечтаний. А то и вообще – просто-таки толкают подопечных туда, к мечте.
Они очень многим на нас похожи – еще бы, им же с нами жить! И, как и многим из нас, им зачастую приходится сдавать экзамены на профпригодность.

Его звали Чок. Или ее… все-таки эдзены – духи, у них с определением пола проблемы… Странное имя и не менее странный характер. Особенно всех доводила его любознательность и нестандартность мышления. Все его решения отличались оригинальностью и зачастую приводили к абсолютно непредсказуемым последствиям. Если заглядывали в его работу в середине процесса – то впору было понижать эдзена в звании. Но если у наблюдателей хватало терпения и нервов проследить все до конца, они видели, что задача выполнена на все сто процентов, все подопечные духа если и не достигали своей мечты, то вставали на твердый путь к ней. Как ему это удавалось – загадка, но удавалось же!
Вот только такие номера могут проходить со своими – теми, кто еще совсем недавно так же гулял по Земле, направляя и наставляя. А вот для серьезной проверки сверху спускали матерых бюрократов, у которых и шерсть всегда волосок к волоску зализана, и галстуки поверх грудной отметины всегда выглаженные. Вечно растрепанный Чок со своим измятым шейным платком их не понимал. Они его тоже.
Так что новое дело надо было провести со всем тщанием. Чтобы ни комар носа, ни проверяющий пера не подточил.

А в большом городе жили два человека. И, казалось бы, что у них может быть общего? Первый – отставной генерал, ныне крупный бизнесмен, разбогатевший в свое время на взятках и ворованном оружии. Второй – нищий студент без копейки в кармане, ничего предосудительнее кражи шоколадки из серванта не совершавший. Ну, разве что любил ездить зайцем, так это в нашей стране и за преступление не считается.
Но общее у них все-таки было. А именно – страсть к горам. Была она у них немного разная, но все-таки делала их весьма и весьма похожими.
Студент Алексей (лучше Алекс, так круче звучит) мечтал взойти. Все равно куда. Дайте ему хоть какую-нибудь вершинку, только чтобы было ощущение, что таки взошел. Он даже ходил на альпинизм в институте, вот только денег на походы с однокурсниками у него не было, так что любить горы приходилось на расстоянии.
Генерал Сергей Ильич (позывной «Крыл») мечтал взойти на пик Энгельса. Для тех, кто не в курсе: пик Энгельса – это, на минуточку, сложность 6Б, то есть высшая. Сложнее Энгельса только воспетая голливудским режиссером Кэмпбеллом вершина К-2, но на нее взбираться не позволяли остатки коммунистически привычек. Повторяться за буржуями – кому оно надо, лучше лезть на одного из пророков диктатуры пролетариата.
Первому взойти не давало отсутствие денег, второму – сверхважные дела. Чок появился в их жизнях вовремя.

Вообще говоря, непосредственно под свою опеку Чок хотел взять студента. Но решать финансовые проблемы надо было не вызывающим подозрений объекта способом. Лотерея и казино отпадала сразу, объект не играл. Бесплатная путевка – не прокатит, там все равно деньги нужны. Кошелек на улице – это где вы видели кошельки с таким количеством бабла, что хватит на полноценное восхождение, особенно когда соответствующей подготовки – год в секции без практики.
Так что Чок решил объединить усилия студента с несбыточными мечтами генерала. Собственно Сергею Ильичу эдзена вообще не полагалось – не наработал. Но раз уж такие дела…
Идея с потерянным кошельком пошла в ход. Роль кошелька исполнял отделанный золотом мобильник с жизненно важными для генерала телефонами не совсем легальных партнеров. Каковой и был возвращен вежливым аккуратным студентом, нашедшим его на улице и уговорившим работавшую в «МТС» одноклассницу пробить номерок по базе.
Генерал, наученный армейским опытом, чужую глупость ценил. Сам он с мобилкой распрощался и готовился к объяснениям с партнерами, если телефон попадет не в те руки. А тут… хотя Алекс и был на все взгляды прост, как сибирский валенок, решено было проверить. Проверяли совместной выпивкой якобы за возвращение игрушки хозяину. В ходе которой студент и поверил новоявленному благодетелю свою мечту.
Схожесть мечтаний была отмечена. Чоку оставалось только чуть-чуть подправлять поведение, чтобы не прекращали пить. И к концу вечера Крыл сделал-таки студенту то самое предложение, ради которого все и затевалось – найти хорошую команду альпинистов и отправиться вместе на пик Энгельса.
Предложение было с радостью принято. А чего собственно отказываться? Тут, понимаешь, мечты исполняются – когда еще такой случай представится?
Отправились искать команду. Ну, то есть генерал перепоручил это своим шестеркам, сам же начал сгружать с себя дела. А Алекс побежал собирать рюкзак и договариваться в институте о месячном отъезде.
Команда нашлась на удивление быстро. Хотя такие орлы, как генеральские шестерки, кого хочешь найдут. Особенно когда по пятам, не обращая внимания на стены, машины и другие препятствия, носится взъерошенный эдзен метрового роста.
В общем-то, нашли пятерых человек. Всем под тридцать, у всех за спиной не один десяток восхождений. И все не прочь заработать денег. Хотя задачка предстоит сложная. Если на Алекса смотрят с одобрением (20 лет, неплохая физическая форма, кое-какая подкованность в предмете и греющий «старикам» сердце энтузиазм), то генерал, по их мнению, староват для таких приключений. Но бывалый вояка, в свои сорок пять до сих пор бегающий по утрам двадцатку, без особых проблем выдает сорок подтягиваний, сотню отжиманий и вообще всем своим видом демонстрирует, что здесь он хозяин положения (и денег, кстати, тоже). Приходится согласиться.
И вот всего через две недели, после инцидента с мобильником, «великолепная семерка» вылетает из Шереметьево в Таджикистан навстречу мечте.

Аэропорт, машины до подножия, и даже выше – туда, куда только доходит дорога. Выгрузка снаряжения, сборы, последние указания генерала – и вперед, к вершине. Крючья, веревки, ледяные стены и пугающие пропасти… романтика гор! Половину подъема первым шел Коля, вторую половину – Акс. Олежек, Дима и Дэн по очереди помогали непрофессионалам. Все как у взрослых. Разве только обычно у таких команд нету спутниковой связи, наготове не стоит вертолета, чтобы снять в случае чего, и карабины с веревками не настолько классные. Но это уж специфика «новорусского» восхождения.

А по вечерам тихо поют. Тихо – чтоб ничего сверху не сошло. И без аккомпанемента, ибо тащить с собой кроме необходимых вещей еще и гитару не захотели. И если команда упирает на традиционное «Если друг оказался вдруг», то у студента свои предпочтения. Его тянет на «Hasta siempre, comandante Che Guevara». Там ведь тоже про мечты!
Генералу в данной ситуации остается только молчать. Ему уже и припомнить сложно, когда он пел что-то, кроме гимна. Наверное, когда еще был сопливым лейтенантом и не помышлял не то что о нелегальной торговле оружием с Ближним Востоком, но и о краже двух лишних картофелин с камбуза. В этой компании он чувствует себя чужим.
С песен разговор сам собой переходит на мечты. Про Че Гевару говорить почему-то не хочется. И тут команда выкидывает номер. Оказывается, мечты студента и генерала для них чужды. Таких мечт они уже не понимают. В их возрасте горы – это дом, но есть и еще что-то.
Коле, например, хочется семейного счастья, вот только где ж ее, свою единственную, терпеливую и понимающую, взять-то? Дэна хлебом не корми – дай совершить какой-нибудь геройский поступок. Он об этом всю жизнь мечтал – может хотел самоутвердиться? И все в команде знали, и постоянно его на этот счет подначивали. Аксу, Олежеку и Диме хотелось дернуть на южные пляжи – все трое были из Мурманска и никак не могли вырваться на мягкий песочек.
Впрочем, обсуждать эти темы можно было только шепотом – Алекс, конечно, признавал, что есть в его мечте какой-то привкус инфантильности, а вот генерал таких разговоров не терпел. Не мог понять – неужели и впрямь они сейчас его мечту выполняют? И точно ли это – его мечта? Карабкаться куда-то с чужими, по сути, людьми? А потом-то что?

И вот – вершина. Нет, не так. ВЕРШИНА! То, к чему так стремились. Разве можно описать чувства людей достигших, как им кажется, вершины мира? Нет, ребята, для этого нужно самому туда залезть.
Генерал смотрит – и не может поверить, что он все-таки взошел! Достиг! Превзошел!.. всех этих штабных крыс. В окопах они не лежали! В горах они не ходили! А он – достиг!
Команда смотрит – и испытывает вполне себе восторженные чувства. Какие испытывала уже не раз. Но каждое восхождение снова заставляет жить одним мгновеньем, словно ничего нет, кроме этого дикого ощущения свободы!
Алекс смотрит – и просто наслаждается. Без всякого философского подтекста. Ловит кайф от исполнения мечты. Белый снег, слепящее солнце – так вот каково это! И вздыбившиеся зубцы скал, покрытые волнами снега, напоминают застывшее по чьей-то прихоти штормовое море. Алексу, во всяком случае, напоминает, а он моря вживую и не видел никогда. И видится ему глубокая-глубокая пропасть, в которую им всем предстоит нырнуть через пару часов.
Чок смотрит – и он счастлив в этот момент ничуть не меньше Алекса. Ему, самому ненормальному эдзену, сейчас наплевать на комиссию, на отчет и на задание. Он наслаждается краткими мгновениями счастья – своего и подопечного.
Впрочем, все хорошее заканчивается. На вершине постояли, флаг с эмблемой фирмы генерала воткнули – пора и честь знать. Спускаться, правда, не так интересно, хотя зачастую времени занимает дольше. Но… теряется ощущение новизны.

Возвращение было странное. Их приветствовали как триумфаторов – сын генерала организовал торжественную встречу у трапа и банкет, переместившийся в загородный дом, а также растиражировал фотографии восхождения на весь Интернет, чем сделал своего папашу весьма и весьма популярным и увеличил доходы от семейного дела на 12%. Все заклятые друзья по бизнесу безоговорочно признали, что «Крыл круче».
Впрочем, банкет был только для генерала. И Алекс, и команда остались за бортом. Впрочем, они не очень огорчились.
Алекс так вообще не огорчился. Вернулся домой, показал любопытствующим друзьям и подругам фотографии (впрочем, они их и так в Интернете видели), приобрел некоторую популярность благодаря нескольким рассказанным альпинистским байкам. И буквально на следующий день побежал менять физкультурную специализацию – с альпинизма на подводное плавание. Очень захотелось нырнуть куда-нибудь, испытать ощущения.
Колю через неделю какая-то неведомая сила толкнула под колеса проезжающей автомашины. Парень отделался сравнительно легко – парой ушибов и походом в ЗАГС со случившейся за рулем красавицей. Но долго не мог отделаться от ощущения, что перед самым этим судьбоносным происшествием мелькнул в толпе довольно крупный пушистый зверек в шейном платке.
Дэн так вообще был уверен, что вовсе это не зверек, а лилипут в меховой шубе. Даром что ли до полного изнеможения гонялся за этим посмешищем, укравшим у него кошелек? И догнал бы! Если б не увидел поскользнувшуюся на мосту девушку, которая висела над оживленной автострадой на одной руке и уже не могла кричать от страха. Девушку он, конечно, вытащил… за что и получил письменную благодарность от администрации района, которую повесил над кроватью.
Северным мечтателям так вообще помогать не понадобилось. Они сами додумались употребить полученный от генерала гонорар на поездку на Мальдивы, где и загорели до абсолютной черноты.
И вообще, команда прониклась к Алексу самыми дружескими чувствами. Даже звали с собой на Эверест. Тот, в свою очередь, приглашал понырять вместе. Но – не срослось.
Сам Чок получил выговор без занесения за слюнтяйство (зачем столько мечт разом исполнил?!) и благодарность с объявлением внепланового отпуска за прекрасно выполненное задание. И вот он таки с командой на Эверест дернул. Понравился ему, понимаешь ли, альпинизм. Даром что все эдзены летать умеют.
А генерал застрелился. И записочку написал: «Путь к мечте труден и тернист, но лучше бы он длился всю жизнь. Иначе она теряет смысл»
  Ответить с цитированием