Показать сообщение отдельно
Старый 03.07.2009, 09:19   #20
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Батый и его орда вторгнувшись в Вост. Европу прошли по Волжской Булгарии(дважды), всей, кроме Новгорода, Руси, а затем по Польше и Венгрии. Незатронутыми их визитами державами в регионе остались: Тевтонский орден, Ливонский орден, Литва. Все три сразу же после нашествия приступили к активной и успешной (особенно у Литвы) территориальной экспансии. За сравнительно короткий промежуток времени они из второ- и третьестепенных держав стали ведущей силой в регионе. Кто знаком с историй конца 13 в. и 14 столетий вспомнит, что "сверхдержавами" региона, ведущими яростную борьбу за гегемонию, были кроме Орды - Орден и Литва.Их борьба закончилась битвой при Танненберге(Грюнвальдской) в 1410 году, победой Литвы, которая сама правда, из-за непродуманного брака Ягайло на Гедвиге Польской, вскоре стола шестёркой Польши.
Да кстати, для тех кого интересуют причины и "механизм" столь феномоменально быстрого роста Литвы в 13-14 вв. привожу небольшой отрывок из своей недописаной пока диссертации. Она посвящена правда уже периоду упадка Литвы, после сокрушительных ударов, которые в 15-16 веках нанёс ей Иван III Великий.

Цитата из книги
"Причиной быстрого возвышения великого княжества Литовского, а также основой его могущества и внутренней устойчивости всегда была чрезвычайная веротерпимость литовцев, которая вообще свойственна всем языческим народам. В их столице, богатом и процветающем многонациональном Вильно, мирно сосуществовали все три основныe народности государства, город делился на Русский, Ляшский и Литовский концы, в нём бок о бок стояли языческие капища, православные соборы и католические костёлы. Сутуация начала меняться уже в конце XIV столетия с переходом литовского князя Ягайло Ольгердовича в католичество. Став польским королём Владиславом Ягеллоном, он принялся с энтузиазмом проводить пропольскую и прокатолическую политику в Литовском великом княжестве. Это привело в негодование как литовцев, так и русских, чем не преминул воспользоваться его двоюродный брат Витовт, который практически вырвал Литву из-под власти Ягайло. Витовт тоже перешёл в католичество, но в душе всегда оставался язычником, который смотрел на веру лишь как на объект политики и, следуя традиции своих предков, сохранял веротерпимость. Этим во многом объясняются его потрясающие успехи в завоевании русских земель. Ликвидируя в новоприсоединённых городах роды местных князей из дома Рюрика, он сажал на их место своих родичей Гедиминовичей. Для придания иллюзии законности этим захватам, литовские выходцы обычно принимали православие и женились на какой-нибудь представительнице местной династии. Далее сказывалась разница в уровне культур и свойственная язычникам способность к восприятию всего нового. Следующее поколение Гедиминовичей вырастало, под влиянием своих матерей, истинными продолжателями политической традиции уничтоженных династий, подчас куда более последовательными защитниками православия и русских обычаев, чем представители уцелевших Рюриковичей. Это не удивительно, ведь выживали и сохраняли свои владения как раз наиболее приспособляемые и склонные к конформизму представители русских князей. Но так же, как младшие представители дома Гедимина быстро обрусевали, его верхушка, вместе со старыми литовскими домами Кезгайлов, Радзивиллов, Остиковичей, Гаштольдов, Саковичей и других, испытывала аналогичное польское и католическое влияние. Примером такого воздействия стал, как наполовину русский Ягайло, так и его сын Казимир IV. Ко второй половине пятнадцатого столетия разделение в литовском обществе проходило уже не по этническому, а лишь по религиозному принципу. Из-за слабости своего влияния в Литве Казимир долгое время опасался проводить откровенно прокатолическую политику, лишь всемерно поддерживая униатских митрополитов Киева Григория, Мисаила и их преемников.Однако политические тенденции престола уже в 1440-1470 гг. были достаточно ясны наиболее прозорливым представителям православной знати, осознававшим, что в таком государстве у них не было будущего. Переходить в католичество они, унаследовав упорство своих русских матерей, не хотели. Менее влиятельные бежали в Москву, где положили начало знаменитым родам Патрикеевых, Щенятевых, Голицыных и других. Наиболее могущественные попытались составить оппозицию Вильно. В этом смысле наиболее показательна судьба дома киевских князей Олельковичей."27)

Ну дальше у меня там про дом Олельковичей, что интересно конечно, но к теме уже не относится.

Да, если кого удивит такая далеко не "мирноприсоединительная" политика Витовта, пусть вспомнит, что речь здесь идёт о 15 веке. Во времена Миндовга и Гедимина литовцы были слабее и, как следствие, терпимее к русским. А вот как вошли в силу и приступили к последнему( к счастью для нас неудавшемуся) этапу завоевания последних независимых от них русских земель - Новгорода и Москвы - тут уж другое дело.

Последний раз редактировалось Диалонд, 03.07.2009 в 09:42. Причина: Дополнение
  Ответить с цитированием