Архив форума фантаста А.Рудазова
 

Вернуться   Архив форума фантаста А.Рудазова > Развлекательный раздел > История и политика
Создание сайтов RPG мир


Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 21.10.2009, 19:34   #76
Shurix
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Диалонд, вы начинаете сам себе несколько противоречить, то у вас распад начался с Юлия Цезаря (так я понял ваши суждения про Октавиана), то с Феодосия. Вы уж определитесь.
Это первое. Второе, читайте внимательнее, я писал именно про наемников, то есть лиц которые за бабосы идут воевать, о которых и толковал Кадет00, а не про призывников общего характера.
  Ответить с цитированием
Старый 21.10.2009, 23:28   #77
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Shurix Посмотреть сообщение
Диалонд, вы начинаете сам себе несколько противоречить, то у вас распад начался с Юлия Цезаря (так я понял ваши суждения про Октавиана), то с Феодосия. Вы уж определитесь.
Это первое. Второе, читайте внимательнее, я писал именно про наемников, то есть лиц которые за бабосы идут воевать, о которых и толковал Кадет00, а не про призывников общего характера.
1.И опять мы с вами путаемся в понятиях - государство и нация. Перечитайте тот мой пост и вы вероятно заметите, что там у меня речь идёт именно о римском народе, чья песенка была спета несмотря на все усилия Октавиана(на всякий случай уточню - речь идёт об этнических латинянах). Римская же империя начала стремительно разваливаться аккурат в первые годы V века.
2.Так я и объяснил, что не было там никаких русских наёмников, или были, но так мало, что внятных сообщений о них в источниках не сохранилось. А про призывников "общего характера" упомянул специально, чтобы мне потом не тыкали в лицо источниками, где описываются русские рати в составе ордынских войск и не кричали о "русско-татарском симбиозе".
  Ответить с цитированием
Старый 27.10.2009, 10:40   #78
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Ливонский орден. Часть пятая.

Главная причина практически полной неспособности "людей Запада" сопротивляться русским дружинам в 1220-х и в 1230-х гг. крылась в той лютой вражде, которую питали крестоносцы друг другу. Епископ, Орден, датчане, город Рига с его связями в Ганзе - все они никак не могли поделить даже ту добычу, что уже захватили (Латвию и Эстонию). Что уж тут было думать о новых завоеваниях в богатых русских княжествах. Для начала следовало как-то примирить "святых подвижников за веру Христову" и сколотить из них приличную коалицию. Папство, чьей заветной мечтой уже три столетия (со времён княгини Ольги) являлось обращение Руси в "правильную веру" было чрезвычайно заинтересовано в этом. Поэтому ещё в 1225 году в Ливонию прибывает личный папский посол, специалист по Восточной Европе Вильям Моденский. Впоследствие именно он будет главным организатором знаменитого крестового похода против Руси 1238-1242 гг. Сейчас задача перед ним стояла попроще - примирить епископа Альберта с его непокорным детищем - орденом Меченосцев. Следовало разрешить спор по поводу дележа земельных владений ( попросту драчки из-за награбленного), возникший в конце 1210-х начале 1220-х годов.
Когда Вильям приехал в Ригу к нему потянулись клирики из свиты епископа и рыцари из Ордена с кипами доносов друг на друга. Ситуация чем-то напоминала "Ревизора" Гоголя, только ревизор здесь был настоящий. Симпатии легата явно склонялись в пользу рыцарей, ведь реальной военной силой в этом регионе был именно Орден, а никакой не епископ - его формальный патрон. Последние победы Меченосцев над датским королём Вальдемаром Победоносным в Эстонии это убедительно подтверждали. А значит "Мечом Св. Петра" в грядущем крестовом походе на Русь станет именно Орден, и сейчас его следует максимально поддержать, по-возможности выведя из под власти местного епископа.
Вильям так и сделал. Он отказал бедняге Альберту в получении сана архиепископа (а тот так надеялся!), решил в пользу Ордена земельный конфликт (воины Христовы должны иметь достойные лены!). Как показали ближайшие годы легат переоценил Меченосцев.
Война с датчанами за Эстонию закончилась победой Ордена. Основанный королём Вальдемаром II Ревель(Таллин) пал в 1227 г., а в 1230 г. немцам покорилась вся Эстония. Однако тяжёлые поражения от Русских, которые теперь каждый год ходили в Ливонию за добычей, подорвали ограниченные людские ресурсы Ордена. А пополнить их было не так-то просто. Чтобы понять почему, следует внимательнее рассмотреть из кого и как формировались Тевтонский и Ливонский Ордена.
Надо заметить, что крестоносные братья-рыцари чётко делились на 3 типа. Тип 1-й - это те кто пришёл в Орден за властью. Классический пример - уже хорошо знакомый нам фон Зальца. Сын небогатых и незнатных родителей из семьи минестериалов (по-русски "военных холопов"), он дослужился до должности Великого Магистра и стал другом королей, пап и императоров. Ордена хотя и не принимали к себе лиц недворянского происхождения , всем вступившим предоставляли равные (ну почти!) условия для карьеры. Там не смотрели (ну почти!) кто ты - сын герцого или холопа-рыцаря "динстманна". Такие честолюбцы при наличии способностей становились элитой Ордена. Надо сказать, что преимущества Тевтонского ордена в плане привлекательности для таких вот субъектов перед Орденом Меченосцев были очевидны. Достаточно вспомнить, что Тевтонцы были прямыми вассалами папы и императора, двух высших персон в христианском мире, в то время как Меченосцы - вассалами Рижского епископа, который в свою очередь был подчинённым архиепископа Бременского, тот - вассалом примаса Германии архиепископа Майнцского, и лишь архиепископ Майнцский - прямым вассалом папы. Вот такая вот иерархия. Надо ли говорить, что в плане карьеры Тевтонский орден был куда привлекательнее Ливонского?
Второй тип - это те кто пришёл в орден кипя крестоносным воодушевлением. Таких было мало, во всяком случае меньше чем думают. Ну, сами посудите - те кто искренне горел релегиозным энтузиазмом, хотел спасти свою душу, обычно уходил в монахи (и таких было множество). Те кто хотел славы и приключений вкупе с отпущением грехов, мог просто отправиться в один из тех летних крестовых походов на русских или Литву. Такие походы регулярно устраивались Орденами для скучающих рыцарей со всей Европы от Англии до Италии. Ещё Чосер в конце 14 века красочно описывал благородные развлечения ждущие рыцарей, которые ушли в "крестоносный набег" на православных. Затем, всласть порубив неверных "рутенов", ты мог получить индульгенцию и вернуться домой в статусе "пилигрима", дабы хвастать там своими подвигами, наслаждаясь заслуженным успехом у дам. Зачем же вступать в орден и принимать монашеские обеты смирения, бедности и (о ужас!) целомудрия? Это ведь на всю жизнь. Конечно изредка находились желающие, но они погоду не делали. А погоду делали...
Братья третьего типа. Здесь следует вспомнить, что любой рыцарский орден - это не только монашеское братство и военная организация, но и... исправительная колония для лиц благородного происхождения. Да-да. Был тут один момент, в полной мере используемый орденами для вербовки своих новых членов. Любой грех для вступившего в орден отпускался, любое преступление прощалось. Вступавший как бы начинал свою жизнь заново. А братья рыцари были неподсудны никому кроме магистров, капитула и его святейшества папы. Светские и местные церковные власти не имели права совать нос в дела орденов. Так что, если вы ограбили попа, изнасиловали девушку благородного сословия, убили королевского чиновника, и вашим родокам ( старые пердуны!) не удалось это дело замять, то ваш путь лежал прямиком в рыцарский орден. Вступительный взнос был правда велик (30-60 марок серебра), но для спасения родного дитятки ничего не жалко! Так вы из опозоренного преступника в один момент превращались в достойного и уважаемого члена общества, в вызывающего всеобщее восхищение Защитника Веры! Да и накидки красивые. А девушки - говорят русские схизматички в Псковском королевстве очень даже ничего!
Так вот, при вербовки этих последних, самых многообещающих членов, Меченосцы безнадёжно проигрывали Тевтонцам. У них и известность была поменьше и статус пониже, главной же слабостью Ливонского ордена было отсутствие у него мощных филиалов (командорств) на территории Германии, каковые могли бы в изобилии снабжать его новыми братьми, вербуя их из среды немецкого дворянства, как это делал, например, Тевтонский орден. Число Меченосцев пополнялось в основном за счёт тех из "сезонных кретоносцев-любителей", что прибывали в Прибалтику каждое лето. Некоторые из них соблазнялись Меченоцами и вступали в орден, но большинство осенью уплывало домой. Монашеская жизнь и суровые обеты соблазняли немногих. Так в верхах Ливонского ордена впервые родилась идея о союзе с Тевтонцами, которые как раз недавно облапошили поляков и овладели обширными землями "по-соседству" (смотри мои предыдущие посты в этой теме).
Продолжение следует....
  Ответить с цитированием
Старый 04.11.2009, 01:01   #79
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Ливонский орден. Часть шестая.

В 1231 году к Великому магистру Ордена Немецкого Госпиталя Девы Марии в Иерусалиме прибыли послы от Меченосцев. Надо заметить, что Германа Зальца в этот момент дел было по горло. Ну, сами считайте. Великий магистр пытался вернуть своему ордену земли в Венгерском королевстве (Бурзенлянд), отнятые "злым" королём Андреем. Раз. Договаривался о посылке новых подкреплений в Пруссию. Два. В стиле Трюфальдино из Бергамо балансировал между двумя смертельными врагами - императором Фридрихом II и папой Григорием, умудряясь оставаться лучшим самым "искренним" другом обоих владык. Три. Имитировал деятельность на главном (в теории) крестоносном направлении - в Святой земле. Четыре. Убеждал различных богатых феодалов (вроде графа Ангмуса Тирольского), что пожертвовав ордену свои земли, вместо того, чтобы отдавать их в руки законных наследников, дарители получат полное отпущение грехов и бронь в Раю. Пять. Вобщем дел было по горло.
Нет, не то чтобы Зальцу совсем не заинтересовала возможность получить контроль над новыми обширными землями. Просто условия объединения, предложенные послами ливонского магистра фон Вольквина, не устраивали Зальцу категорически. По сути ливонцы надеялись получить финансовую и военную поддержку Тевтонского ордена, заплатив за это всего лишь чисто формальным призанием власти Великого магистра. Подобный трюк мог бы сработать в отношении каких-нибудь "лохов-ляхов" или славного Владимира Полоцкого, не далеко ушедшего от Конрада Мазовецкого в том, что касалось мозгов, но теперь Меченосцы имели дело с такими же прохиндеями как и они сами. Герман фон Зальца, хорошо осведомлённый о затруднениях ливонских братьев, предпочёл отказать им, надеясь, что вскоре обстоятельства сделают Меченосцев более сговорчивыми. Великому магистру нужна была реальная, а не номинальная власть над Ливонским орденом. Его расчёты оказались верными.
В 1234 году немцы потерпели сокрушительное поражение под Дорпатом(Тарту) на р. Омовже от Ярослава Всеволодовича. Само по себе это поражение, сопровождавшееся значительными и, как я недавно объяснил, трудно восполнимыми потерями среди братьев рыцарей, ещё не могло бросить Орден на колени, но зато сделало Меченосцев ещё более зависимыми от пришлых пилигримов из Германии. А на эту публику, в отличие от "кадрового состава" военного ордена, трудно было положиться. Дисциплинка хромала.
Летом 1236 года в Ливонию прибыла очередная кампания компания "сезонных" крестоносцев-любителей из Голштинии. Для этой компании регулярные крестовые походы в недалёкую Прибалтику были хорошим летним развлечением, ну, вроде сафари, пейнтбола или экстремального туризма. Только чуть более кровавым. Времени до конца охотничьего сезона оставалось мало (лето заканчивалось) и они, едва ступив на берег, потребовали от магистра Вольквина немедленного похода на проклятых нехристей. И поскорее!
Магистр оказался в затруднительном положении. Срывать "охотничий сезон" он не имел права, иначе никто к ним сюда больше не приедет. Все туземные жители Ливонии были уже покорены, а истреблять собственных вилланов показалось стремным даже для "псов-рыцарей". Идти в набег на русских после той кровавой бани, что те позапрошлом годе устроили им на Омовже, не хотелось. Датчан в Ливонии уже почти не осталось, да и христиане-католики, всё же... В конце-концов магистр выбрал самого слабого из всех возможных противников - литовцев. Это стало роковой ошибкой.
Надменные рыцари никогда не смотрели на находившихся по сути в каменном веке литовцев (наконечники для стрел те делали из купленных или украденных на Руси насошников) в качестве достойного противника. Не проведя никакой разведки, весёлое крестоносное войско вторглось в Самогитию (северо-западная Литва) и, не встречая никакого сопротивления, начали жечь литовские деревушки. Местное население попряталось по лесам, ожидая пока перепившаяся и нагруженная добычей гоп-компания не устремится в обратный путь. На реке Шауляй (Сауле) они подстерегли Меченосцев с голштинцами и преградили им путь (22 сентября 1236 года). Опытный Вольквин потребовал от рыцарей спешиться, хорошо понимая сколь уязвимо конное войско на переправе. Голштинцы отказались идти в бой пешком, утверждая, что это урон их рыцарской чести. Пришлось переправляться верхом. Когда тяжело нагруженные добычей рыцари находились посередине реки, глубоко увязая в речном иле, на них навалились литовцы под командованием тогда ещё почти неизвестного за пределами своей крохотной страны Миндовга. Дело кончилось полным разгромом католиков. Вольквин и большая часть рыцарей погибла. Сопровождавшие рыцарей кнехты из числа покорённых ливов сумели спастись вплавь, бросив своих немецких господ ещё в начале сражения. Это была настоящая катастрофа. Даже если учесть, что из 48 знатных рыцарей павших на Сауле часть была из Голштинии, потери Ордена, чья полная численность в те годы явно не слишком превышала сто полноправных членов, были чудовищными. Да и крестоносному "туризму" в Прибалтике был нанесён ощутимый урон.
Уцелевшие вожди Меченосцев отправили двух своих высокопоставленных братьев к тевтонцам за помощью. Теперь объединение орденов стало для ливонцев настоятельной необходимостью, и они были согласны на куда более суровые условия. Сначала их просьбу рассмотрели на Малом Капитуле в Марбурге. Капитул перенаправид обоих послов на Великий Капитул Ордена. Великий Капитул перенаправил бедняг к Великому Магистру Зальце в Вену, где тот гостил у своего друга императора Фридриха II. Венское совещание также не пришло к определённому решению и отправило Меченосцев к папе Григорию, лучшему другу фон Зальцы (эх, ну и умел же тот дружить!). Там разыгралась настоящая комедия.
Итак. Май 1237 года, папская резиденция в окрестностях Рима. Герман фон Зальца и оба совершенно замотанных посла Меченосцев подают папе прошение об объединении орденов. Папа и Великий магистр выходят из комнаты "посоветоваться" и оставляют послов Ливонии в одиночестве. Вскоре их и нескольких свидетелей зовут к папе. Тот уже сидит на троне во всём блеске своего величия и повелевает Меченосцам преклонить колени. Послы, ожидавшие очередной бюрократической возни и затягиваний, недоумевая подчиняются наместнику бога на земле. Затем папа сказал, что снимает с них все прежние клятвы и велел разоблачаться. "Согласны ли вы следовать уставу Ордена Немецких госпитальеров?" - вопросил их понтифик. Голые и мёрзнущие рыцари поспешно согласились. Тогда слуги одели на них уже заготовленные загодя мантии Тевтонского ордена с черным крестом на белом фоне (в отличие от привычных ливонцам креста и меча). "Отныне вы и все ваши братья - члены Тевтонского ордена" - объявили им.
Совершенно обалдевшие от невероятной стремительности процедуры, замотавшиеся по инстанциям послы попросту забыли или не успели (им, так понимаю, и слова-то там вставить не дали) спросить, а на каких собственно условиях произошло объединение? Когда они наконец осмелились спросить об этом папу и магистра, им ответили, что без всяких условий. Ливонский орден теперь часть Тевтонского и условия тут теперь ставить фон Зальце. Вдобавок папа потребовал от Меченосцев возвращения Дании Эстонии, которую Орден у них под шумок захапал 10 лет назад. Папа был озабочен раздором между двумя основными силами католической экспансии в Ливонии, каковой постоянно срывал планы святого престола по организации крестового похода на Русь. Надо думать, что именно Эстонией фон Зальца расплатился с понтификом за его участие в этой комедии. Расплатился за счёт ливонцев.
Казалось бы фон Зальца мог праздновать полную победу. Однако, как нетрудно заметить, юридическую силу заключённого таким странным образом союза легко было поставить под сомнение. "Без всяких условий" можно было трактовать по разному, что впоследствии и делали. Но это, пока что, было в будущем. Сейчас Орден нуждался в незамедлительной помощи. Спор о том является ли Ливонский орден часть Тевтоского или только его вассалом продолжался до 16 века, а в историографии продолжается до сих пор.
Следующий мой пост будет посвящён организации крестового похода на Русь в 1237-1242 годах. Поход этот носил широкий характер и Невская битва, равно как и Ледовое побоище, эпизоды одной войны.
  Ответить с цитированием
Старый 03.12.2009, 05:17   #80
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Гибель Орды: Часть первая

Потерпев полное поражение в случае с Михаилом Тверским, Казимир Ягеллон прoдолжал последовательные хотя и неудачные попытки натравить остатки Большой Орды на новоявленного "Государя всея Руси" - титул принятый Иваном Великим сразу же после завоевания Твери. Надо сказать для этого впервые с 1480 года сложились подходящие условия. К 1485 году двум самым энергичным сыновьям Ахмата - Муртозе Астраханскому и Сеид-Ахмату - удалось привести Большую Орду в относительный порядок. Им помогали Темир Мангит, в прошлом главный советник Ахмата, и, ещё один сын Ахмата, Махмуд. Они уже неосмеливались нападать на Россию, однако, ещё были достаточно сильны для противостояния главному на тот момент союзнику Москвы - Крыму. Весной 1485 года "Ахматовы дети" нападают на Крым. Поход кончается для них неудачей, Менгли пленил Муртозу и послал в заточение в Кафу к турецкому послу, а "остаток весь Орды разгонял". но летом 1485 года брат Муртозы Махмуд и мурза Темир "идя изгоном", то есть налегке, напали на Кафу, освободили Муртозу и, разбив Менгли-Гирея (тот в тайне бежал во время боя), вернулись в Орду, где посадили освобождённого Муртозу на царство. Подобная взаимовыручка, прямо скажем не характерная для татарских огланов, обьясняется крайне тяжёлым положением Большой Орды. Держава, созданная два с половиной века назад Бату-ханом, стояла на краю гибели, и сыновья Ахмата поневоле начали обьединяться под мудрым руководством опытного мурзы Темира.22)
1486 год прошёл относительно тихо - и Крым и Орда выжидали, зализывая нанесённые друг другу раны. Весной 1487 года Менгли сообщает Ивану III, что Ахматовичи вновь вторглись в пределы крымских владений. "А наводит их обчий наш недруг король", не забыл упомянуть Менли-Гирей. По просьбе крымского хана Иван Великий послал на Большую Орду Нурдавлета, который в 1480 году разорил Сарай. Поход был на сей раз не столь удачен и Иван Васильевич честно признавал это в очередном письме к Менгли-Гирею: "ходили, да не учинили ничего". Причина была в том, что летом 1487 года Большая Орда держалась очень сплочённо. Муртоза и Сеид-Ахмат сидели в Орде со всеми своими людьми. Иван III обещал зимой, а если нельзя будет то ранней весной, отправить Нурдавлета и своего нового Казанского вассала, Магмет-Аминя (Казань была завоёвана в июле 1487 года) на Волгу. Так он поступил, однако, посланное русско-татарское войско уже не застало Большую Орду в их старом юрте в среднем течении Волги. Ордынцы неожиданно покинули кочевья откуда два с половиной века совершали набеги на Русь. Сарай был разорён ещё в 1480 году и восстановить блестящую столицу Берке нынешним нищим ханам было уже не под силу. Русские зодчии возводившие для них города были поголовно освобождены воеводой князем Ноздреватым, а взять в полон новых не представлялось возможным. Поневоле пришлось сменить роскошные дворцы времён Ахматового правления на драные войлочные юрты, мало приспособленные для зимовки в суровых (по меркам татар) климатических условиях средней Волги. Оказавшись без подпитки данью поступающей из Руси, примитивная, паразитическая по своему характеру экономика мгновенно рухнула. Завоевание Москвой Казани ставило Большую орду под прямой удар со стороны России. В результате, решив не дожидаться повторного нападения Нурдавлета, Ахматовичи покинули земли предков и совершенно неожиданно для Казимира Ягеллона вторглись в его земли - Правобережную Украину. Это не был просто набег с целью грабежа. Татары, откочёвывая с Волги, погнали с собой мелкие земледельческие племена тюркского происхождения, которые находясь у них в рабстве в течение веков снабжали их хлебом. Теперь эти народы начали распахивать на захваченных у Казимира землях поля и сажать пшеницу. Это особенно напугало поляков, которые отнюдь не горели желанием обзаводиться подобными соседями. К счастью, для просчитавшегося в своих расчётов короля, его старший сын, Ян-Ольбрехт, успел перехватиь передовую рать Ахматовичей и 8 сентября 1487 года нанёс им поражение в битве при Копыштинах. Из 5 тысяч татар спаслось лишь пятьсот (если верить польским источникам). Тем не менее основная частьБольшой Орды не участвовала в битве и по-прежнему стояла на берегах печально знаменитой в литовской истории реки Ворскла. Дабы не уронить престиж королевской власти, победу наследника престола радостно и торжественно отметили в Польше.23)
В 1488-89 годах отношения с Ахматовичами продолжали оставаться напряжёнными. Татары нещадно разоряли внезапно ставшую пограничьем Подолию, и, похоже, обживались в ней. Казимир IV, скованный военными действиями против Османов и Крыма в отчаяньи просит помощи у своих вассалов, Молдавии и Тевтонского Ордена "против могущественных царей татарских" (здесь уместно вспомнить какое сниходительное презрение вызывали эти "могущественные цари" в Москве). Стефан Молдавский, верный союзник Ивана III, решительно отказался помогать своему сюзерену королю, не прислал помощи и давний недруг Польши, великий магистр. Шляхта как обычно находилась в состоянии перманентного бунта и отказывалась защищать родину, пока не будут подтверждены и расширены её вольности. Одарённый полководец Ян-Ольбрехт сумел в ходе кампании 1489 года вытеснить татар на левый берег Днестра, но те и оттуда продолжали разорять Волынь и Подолию вплодь до Люблина. Однакоположение Орды продолжало ухудшатеся, она грабила всех своих соседей и, в результате, находилась под тройным ударом Москвы, Польши и Крыма.24)
25 января 1491 года Казимир IV наголову разбил "Ахматовых сыновей" под Заславом, из 9 тысяч ордынцев сумело уйти лишь пятьдесят. Остальная часть Большой Орды почла за лучшее откочевать на восток. Угроза польским владениям была снята, однако теперь Казимир не имел противовеса Крымской орде.25)
Иван III в полной мере воспользовался трёхлетним отсутствием Ахматовичей на Волге, дабы включить в сферу своего влияния былых вассалов Большой Орды, прежде всего ногаев. Те и сами оказавшись в непривычной для них обстановке безвластия, искали себе нового сильного господина, а победитель Ахмата был в их глазах едва ли не самым могущественным владыкой "земного круга". Начало 1492 года выдалось чрезвычайно тяжёлым для всех кочевых народов Поволжья, но в особенности для Большой Орды. Сильный голод, частые вынужденные перекочёвки. Попытки Ахматовичей удержать под своей властью ногаев безуспешны. Те слишком хорошо помнили своё участие в походе Ахмата 1480 года. О том, какое воздействие имела Угра на умы кочевников свидетельствует следующий факт. Зимой 1492/1493 годов Ногайская орда "была голодна и обмерла". Отчаянье толкнуло ногаев на набег на далёкий Азербайджан, провинцию Шемаху. Они были разгромлены и отброшены с большими потерями. Тогда среди мурз возникла идея о летнем походе на пограничные области Руси, которую поначалу все поддержали. Однако стоило лишь одному из мурз, Баташ-Алчину, упомянуть об Угре, как от идеи похода на Россию сразу же отказались. В самой Большой Орде появляется стремление к сближению с государем всея Руси. Сыновья Темира, видные мурзы Азика и Тевекель Мангиты послали в Москву своих людей с предложением, "дабы князь велики был с царями ордынскими в такой же дружбе как и с Крымом". Иван III нежелавший ради ненадёжной дружбы Орды терять верного союзника Менгли, заявил, что о дружбе не будет идти речи пока "Ахматовы дети" находятся во вражде с Крымом. " Как они брату моему Менгли-Гирею недруги, так и мне недруги".26)
Подобный ответ окончательно разрушил хрупкий мир царящий в жалких остатках гибнущей Орды. Народ толпами покидал ханов-неудачников, каждую перекочёвку кого-то недосчитывались. Если раньше тяжёлое положение сплачивало детей великого Ахмед-хана, то теперь, в обстановке всеобщего отчаянья и безнадёжности, резко обстрились противоречия между Ахматовичами, которые до того управляли Ордой коллективно. Мудрого Темира Мангита, по мере сил поддерживавшего в их среде относительный мир, уже не было в живых. Разрушающаяся кочевая империя стала ареной последней жестокой схватки за власть.
Неурядицы начались ещё в 1491 году, когда Абдыл-Керим, правивший на тот момент Астраханью, прямо в степи напоролся на огромное русско-татарское войско под предводительством уже хорошо известного татарам воеводы Ноздреватого и сына Нурдавлета Сатылгана. Незадачливому хану удалось спастись, но появление московских ратей так глубоко в исконных владениях татар произвело на Абдыл-Керима столь сильное впечатление, что он прибежал в Орду и, забрав гарем, помчался к себе в Астрахань, заявив, что отныне не желает иметь ничего общего с антироссийской политикой своих родичей. Заперевшись в Астрахани он выразил свою полную преданность Ивану III и примирился с Крымом. Между Ахматовичами и Мангитами началась "рознь" - они ушли на разные кочевья. В этих условиях старший из "Ахматовых детей", Шиг-Ахмед, был согнан с престола своими братьями Муртозой и Сеидом. Вскоре изгнан был и Муртоза. Передрались и Мангиты. При поддержке Ахматовичей Тевекель изгоняет Азика.27)
Понятно, что в этой обстановке всеобщего хаоса Большой Орде было не до активной внешней политики. Этим обьясняется практически полное игнорирование ордынцами событий 1492-1495 годов, их неучастие в боевых действиях между Москвою и Польшей. Конечно же процесс распада шёл не сам собой, а активно подогревался со стороны Ивана III.

Последний раз редактировалось Сергей, 04.12.2009 в 04:19.
  Ответить с цитированием
Старый 04.02.2010, 03:21   #81
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Слегка развязался с делами и собираюсь на днях выложить продолжение "Ливонского ордена". В связи с этим наткнулся на любопытную статейку ещё одного "историка" Анатолия Бахтина, чьё "авторитетное" мнение прямо противоположно моему.
http://teuton.alfaspace.net/t01.htm
Там разоблачаются три "мифа" о захвате Пскова немцами в 1240 году .
Кроме того недавно на одном форуме столкнулся с неким товарищем, который обозвал меня неучем, неподозревающем о том общеизвестном факте, что на Чудском озере Невский сражался с русскими под руководством Ярослава Полоцкого и вся та война была лишь местной заварушкой между нашими же князьями. А немцы тут вообще лишь случайные жертвы русских разборок. Дал мне ссылку на вот эту статью.
http://www.redstar.ru/2009/07/01_07/4_07.html
Надо сказать, что в последнее время данная точка зрения делает большие успехи. Не в службу, а в дружбу - не прочитаете эти две статьи и не ответите какое впечатление они произвели на вас? Мне очень любопытно.

P.S. Эх, помора тут не хватает!
  Ответить с цитированием
Старый 06.02.2010, 14:22   #82
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Ливонский орден. Часть седьмая.

Идея крестового похода против Руси вынашивалась в Ватикане давно. Проблема была в том, что католицизм не располагал в Восточной Европе силами способными реально противостоять Руси. Поляки были слишком неорганизованными, венгры - ненадёжными. Последние, правда, сделали много для утверждения католицизма в Закарпатской Руси, но успехи их были всё же слишком ничтожны. Возникновение в этом регионе сразу двух хищных и энергичных военных орденов, совпавшее по времени с появлением на Поволжье первых монголов (напомню, что Батый пытался утвердиться в регионе ещё с 1229 года) наполнило сердца членов Курии новой надеждой. Успехи Меченосцев в захвате русских земель (я имею ввиду Ливонию) разожгли в Риме аппетиты.
Хотя, нет. Аппетиты были разогреты несколько раньше. Когда "спецагент" папства по Восточной Европе легат Вильям Моденский (помните такого?) в 1225-1227 гг. посещал Прибалтику и встречался на переговорах с представителями русских городов, он, вероятно дабы выставить себя перед курией в лучшем свете, сообщил, что почти сумел уговорить русских князей перейти в католичество. В Риме восприняли это сенсационное известие с необычайным энтузиазмом, предпочтя не обращать внимания на словечко "почти". В пятидесятый (и далеко не последний раз) приняли желаемое за действительное. В результате 17 января 1227 года родилось то знаменитое послание папы, булла "Gaudemus in domino" , более известное как "Ко всем королям Руссии". Это примечательный документ написанный в чрезвычайно характерном для Рима стиле. Сначала папа шлет "приветствия и добрые пожелания" затем пишет:
"Радуемся в господе, услышав, что послы ваши, приходившие к достопочтенному брату нашему, моденскому епископу , легату апостольского престола, смиренно просили его посетить лично ваши страны: потому что вы готовы принять здравое учение и совершенно отречься от всех заблуждений, которым, как говорят, подвергались по недостатку проповедников и за которые господь, в гневе своем против вас, часто поражал вас различными бедстиями и поразит ещё более, если вы не возвратитесь с пути заблуждений на путь истинный... Посему, желая узнать от вас самих точно ли вы хотите иметь легата римской церкви, чтобы принять от него наставление в католической вере, без которой никто не может спастись..., мы просим, молим и убеждаем всех вас сообщить нам письмами и через верных послов вашу искреннюю волю. А пока поддерживайте прочный мир с христианами Ливонии и Эстонии и не препятствуйте им распространять веру христианскую, дабы вы не подпали под немилость божию и апостольского престола, который легко может, когда пожелает, обречь вас мщению, но лучше заслужить вам, в щедрости божией, истинным послушанием и добровольным подчинением - милость и любовь обоих".
Вот, так у них всегда. Сначала неуклюжие попытки выставить себя добрым пастырем, слова о "смирении", мирные пожелания быстро срывающиеся на язык угроз в случае неповиновения воли "наместника Бога на земле". Одно и то же.
На Руси, где ни сном ни духом не ведали о своём желании перейти в католичество и давно уже привыкли к подобным папским декларациям, "Послание" проигнорировали. Ватикан обиделся.
Успех Четвёртого крестового похода показал всему миру, что время, когда крестоносцы не сражались против христиан прошло навеки. Если уж Риму удалось с помощью "пилигримов" обратить Византийскую империю в Латинскую, то что уж тут говорить о какой-то там Руси? Однако вот так, с ходу, объявить русским священную войну было всё же боязно. Требовалось всё тщательно подготовить, дабы иметь либо уверенность в успехе, либо "виноватых", на которых в случае неудачи можно было бы спихнуть всю ответственность.
На Русь планировалось под видом доминиканских монахов и проповедников засылать шпионов и диверсантов, которые в свою очередь должны были вербовать агентов среди местного населения. Концентрировались они в Гнезно (перед отправкой на Русь), что вызвало около 1232 года обеспокоенное письмо местного архиепископа, который жаловался на это отребье и требовал принять меры для более строго контроля над ними (учредить особую "русскую" епархию). В 1230-х годах издаётся ряд папских булл. Враждебный по отношению к Руси тон в них постоянно нарастает.
3 февраля 1232 года - папа запрещает крестоносцам в Прибалтике без разрешения папской курии заключать мир с язычниками или "рутенами".
24 ноября того же года папа велит меченосцам оказать помощь завоевавшим Финляндию шведским братьям и "защитить новое насаждение христианской веры против неверных рутенов"
В булле от 27 февраля 1233 года русские уже открыто без околичностей и столь любимых Ватиканом двусмысленностей названы врагами.
В булле от 15 марта 1233-го отправляющимся на Русь доминиканцам давалось право давать отпущение грехов поджигателям и убийцам клириков (православных есссно).
Очевидно, что вот вот должно было последовать обьявление крестового похода, но в 1234 году меченосцы потерпели от Ярослава Всеволодовича сокрушительное поражение под Тарту и папство решило выждать. Русь была пока чересчур сильна.
1237 год существенно изменил расстановку сил в Восточной Европе. Объединение католических орденов вкупе с начинающимся вторжением Бату на территорию Руси открывали принципиально новые возможности. Интересно, что первые отряды татар вступили на территорию Рязанского княжества 7 декабря 1237 года, а папская булла обращённая к Швеции ( к тамошнему примасу и шести епископам) и призывающая к крестовому походу на Новгород датирована 9 декабря того же года. Надо сказать, что осторожный папа назвал в этой булле новгородцев "соседями тарвастов (финнов)", чтобы в случае чего всю вину свалить на "непонятливых" шведов. Но одной Швеции для похода на Русь было явно недостаточно.


В июне 1237 года в Ливонию был направлен новоназначенный магистр, Герман фон Бальке, правая рука Зальца. Этот тип мало уступал самому Великому магистру в изворотливости и был его правой рукой. В 1230 г. именно он сумел развести Конрада Мазовецкого и вытянуть у него польские земли (ну, об этом я уже писал). Теперь ему предстояло утвердить власть Великого магистра над новой территорией, ибо до сих пор тот владел провинцией лишь на бумаге.
Когда Бальке прибыл в Ливонию его дела пошли довольно успешно. Ему активно помогал всё тот же Вильям Моденский. В это время (начало 1238 дошли слухи о полном разорении и разгроме Руси монголами. Перспекивы открывались самые заманчивые и тратить в такой момент ограниченные ресурсы Ордена на грызню с датчанами из-за кусочка Эстонии было глупо. Поэтому-то требование Бальке вернуть эти земли датскому королю не встретили особого сопротивления.
7 июня 1238 года в Стенби, тогдашней резиденции датского короля, собрались Ливонский магистр Герман Бальке, легат Вильям Моденский и Его Величество Вальдемар II. Был подписан договор, по которому Ливонский орден уступал Дании Эстонию и заключал соглашение о дальнейшем дележе завоеваний на Востоке (2/3 - королю, 1/3 - Ордену). Коалиция против Руси начинала складываться.
Примечательно, что все планируемые завоевания намечались на Севере, против незатронутых татарами Новгорода и Пскова, хотя гораздо проще было бы ударить по обескровленному нашествием Югу Руси. Причина в том, что папство отнюдь не собиралось сталкиваться с татарами, в лице которых надеялось найти полезного союзника против православных и императора Фридриха. В 1245 году папа отправит в Каракорум своего легата Карпини, предложив хану принять католичество. Или хотя бы заставить принять его русских. Зачем это Великому хану? А католические епископы куда лучше смогут удерживать "неверных и вероломных" рутенов во власти "императора монголов".
На беду папы Великий хан тогда собирался завоевать весь мир "до последнего моря" (Атлантический океан) и с презрением отверг предложения Рима, требуя от папства признания своей власти. Папы продолжали попытки договориться с Ордой, а попутно готовили вторжения на Новгород. Северная Европа - Скандинавия и Германия пришли в движение. Казалось бы Европа сама находилась под угрозой захвата, следовало думать об обороне, а не о завоеваниях, но легенды о богатстве Новгорода сделали своё дело.
Первыми успели шведы. Пока остальные собирали многочисленные рати, зять короля Эрика XI, фактический правитель Швеции ярл Биргер с небольшой, но подготовленной дружиной захватил устье Невы. Через Неву шла вся торговля Новгорода с Западом. Хлеб в Новгород обычно поставлялся или из Германии или из Владимирской Руси. Последняя была недавно полностью разорена Батыем. Примечательно, что в небольшом отряде Биргера находилось несколько (два или больше) епископов ( а всего их было в Швеции шесть). Поход носил ярко выраженный религиозный характер.
Сил приведенных Биргером должно было хватить на удержание плацдарма до того момента пока из Швеции не подоспеет подкрепление для дальнейшего наступления на Восток. Но крестоносцы недооценили своего противника. Невский тоже не стал собирать большое войско и загодя уведомленный карелом Пелгусием (карелы совсем не хотели менять либеральную власть русских на тираническую шведскую) сумел сбросить Биргера в море.
Ливонские братья готовились к походу более основательно. По словам средневекового хрониста Бюссова главным условием возвращения датчанам Ревеля была отправка последними своих войск в поход на Русь. И датчане не поскупились. Первый удар было решено нанести по Пскову, давнему союзнику Ордена, часто и активно помогавшему немцам в их завоевательских походах. Особенно в этом усерствовал псковский князь Ярослав Владимирович, его дружина не раз участвовала вместе с крестоносцами в их карательных походах против эстов, князь женился на родственнице рижского архиепископа и всё теснее сближался с Орденом. Но...не повезло князю. В 1234 году псковичи поднялись и изгнали Ярослава из города. Тот немедленно побежал в Ливонию к своей немецкой родне - жаловаться на своих тёмных соотечественников и требовать чтобы его восстановили на престоле. Немцы приняли "политического беженца" у себя, но никакой помощи не дали. Во-первых дело было в том что новое псковское правительство во главе с посадником Твердилой Иванковичем, опасаясь удара со стороны немцев, принялось лебезить перед Орденом ещё более активно, чем князь Ярослав. Во-вторых же... Ливонский Орден вовсе не собирался возвращать Псков неудачнику Ярославу. И вот теперь в 1240-м году объединённое ливонско-датское войско, придравшись к какому-то малозначительному столкновению на границе, которое произошедшло между псковичами и людьми дерптского епископа, вторглось в русские земли и осадило Изборск. Всего 4 года назад Псков поддержал магистра Вольквина в его роковом походе на Литву, там в Шауляйской битве под знаменем магистра полегли его лучшие сыны. Псков много лет сознательно проводил прогерманскую противоречащую интересам Руси политику, надеясь что его-то немцы не тронут. Теперь псковичам предстояло на своей шкуре познать всю глубину немецкой благодарности.
Изборск был взят и сожжён, спешно высланное на помощь из Пскова под командованием воеводы Гаврилы войско было разгромлено. Сам псковский воевода погиб в битве и это имело катастрофические последствия. В Пскове теперь не было ни князя ни воеводы и вся власть в городе теперь перешла в руки посадника - Твердилы Иванковича. Псков был сильнейшей крепостью, которую ливонцам так никогда и не удалось в последующие века захватить штурмом. Но осенью 1240 г. в городе никто и не помышлял о защите. Все боялись штурма и были готовы заключить мир на любых условиях. "И мир был заключен на тех условиях, Герпольт, как звали их короля, согласился оставить замки и плодородную землю в руках немецких братьев, в распоряжении магистра... Там оставили двух братьев, которых управлять этой землёй назначили" (Старшая Рифмованная Хроника). И ни слова о восстановлении власти "законного" государя Ярослава Владимировича! Об этом неудачнике в связи с завоеванием Пскова упоминают только наши летописи. Неудивительно, ибо Ярослав был для ливонцев своего рода прикрытием, как генерал Власов для нацистов. О том тоже без умолку твердили в забрасываемых на советскую территорию листовках. Немцы больше внимания в своей хронике уделяли дележу доставшихся им земель: "Многие рыцари и кнехты полностью заслужили своё право на лен". Как видим знаменитая сцена из кинофильма "Александр Невский", где крестоносные князья делили русские земли, была Эйзенштейном не из пальца высосана.
Итак, очевидно, что в Пскове в сентябре 1240 г. имелось мощное пронемецкое лобби во главе с посадником Твердилою, которое и позволило захватить огромный город без штурма. Но полутора лет немецкой оккупации хватило псковичам понять, что к чему. Когда войска Невского в начале 1242 г. освободили Псков псковичи ликовали, этого не мог отрицать даже орденский хронист.
Псков был только началом. Главной целью ливонцев был Новгород. В апреле 1241 года Орден занимает побережье в устье Невы, недалеко от того места, где в прошлом году столь неудачно пытались закрепиться шведы. Там немцы сооружают крепость Копорье (русское название, сами немцы очевидно называли её по-иному), которая немедленно становится базой для грабительских набегов на пригороды и предместья Великого Новгорода. Крестоносцы разоряют окрестности и угоняют крестьянских лошадей обрекая земледельцев на голодную смерть (без лошадей нельзя было вспахать поля). Немцами был уничтожен город Тёсов, который находился всего в 30 верстах от самого Новгорода. Только теперь Господа (Совет бояр, эдакое новгородское Политбюро), которая до того надеялась сговориться с немцами и предоставить Псков его собственной участи, понимает что они следующие. Учитывая то с какой лёгкостью был захвачен крестоносцами Псков, куда более сильная крепость нежели обширный, расползшийся по равнине Новгород... В общем ближайшая участь Господина Великого Новгорода ни у кого сомнений не вызывала. Как и то, что в случае осады найдутся в Новгороде "прогрессивно мыслящие люди", настроенные на упрочение контактов с просвещённой Европой, которые, подобно псковичу Твердиле, с радостью раскроют ворота родного города перед немцем. Господа и вече просят незадолго до этого изгнанного Невского вернуться назад.
Вы заметили, что описывая крестовый поход на Русь, я ни словом не обмолвился ни о Тевтонском ордене ни о новом магистре Ливонии, присланном Зальцей Германе фон Бальке? Всё дело в том, что тевтонцы в этом походе, в отличие от тех же датчан, практически не участвовали. Бальке, пробыв в своём командорстве всего несколько месяцев, покинул Ливонию ещё в 1238 году (и вскоре умер). Его приемник на посту ливонского ландмагистра, Дитрих фон Гронинген, ненадолго посетив Ливонию в 1238-м покидает страну как раз в момент объявления крестового похода на Русь и возвращается на свой пост лишь после окончательного провала всей операции, Ледового побоища и заключения мира с Александром Невским. В чём причины такого странного поведения тевтонцев? Их три.
Во-первых в 1239 году скончался Великий магистр Герман фон Зальца. Незадолго до этого папа опять отлучил императора Фридриха II от Церкви и Ордену снова пришлось отчаянно маневрировать. Возник вакуум власти и началась свара за высший пост в Ордене между различными группировками. Избрание Великого магистра тогда происходило в Германии и никто из высших чинов ордена не хотел упускать свой шанс, воюя где-то на краю света с русичами.
Во-вторых Тевтонский орден был слишком занят собственной войной в Пруссии, где как раз в это время вспыхнуло яростное восстание против германцев, грозившее для тевтонцев потерей всей этой страны.
И наконец. Русь ещё внушала определённый страх, до сих пор немцы терпели от неё лишь поражения. Никто точно не знал насколько её ослабило татарское нашествие. Возможная добыча (Новгород) была, конечно, заманчива, но ведь и риск велик... Тевтонцы предпочитали крепко держать свою довольно жирную синицу в руках, а за русским журавлём предоставили гоняться своим ливонским братьям и "людям короля" (датчанам). Пусть наставляют себе шишки и рискуют жизнью! Если они проиграют, то вся вина за провал ляжет на их местное руководство, что поможет тевтонцам окончательно подмять под себя униженную Ливонию (так оно и произошло), а если выиграют, можно будет тут же вспомнить, что Ливонский орден - это лишь прецептория Тевтонского, которому и принадлежит вся слава и честь (а главное - добыча!) от победы над "неверными" рутенами-русскими. Как мы видим покойный фон Зальца сумел воспитать себе достойных приемников!
Так как высшие чины Ордена: Великий магистр Конрад фон Тюринген (1239-1240) и Герхард фон Мальберг (1241-1244), а также ландмагистр Ливонии Дитрих фон Гронинген (1238-1245) фактически самоустранились, то подготовкой и организацией крестового похода против русских заведовали вице-магистр Ливонии Андреас фон Фельбен, один из самых опытных Меченосцев и папский легат, Вильгельм Моденский. Легат, правда, после начала боевых действий неожиданно вспомнил о ряде важных дел требующих его присутствия на Западе и... был таков.
Возвращение Невского привело к молниеносному краху всех завоеваний ливонских немцев в русских землях. Зимой 1241/1242 годов князь проводит блестящую кампанию. Сначала (в декабре 1241 года) он неожиданной стремительной атакой принуждает к сдаче гарнизон немецкого замка в Копорье, близ устья Невы. Из этой крепости несколько месяцев немцы безнаказанно разоряли окрестности Новгорода. Уже 5 марта 1242 года Невский изгоняет немцев из Пскова. Командиры немецкого гарнизона по-видимому бегут в Ливонию вместе с русскими предателями. Понимая, что обороной войну не выиграешь, что раз овладев Псковом немцы уже не смирятся с его потерей, Невский, не задерживаясь в освобождённом им Пскове, повёл своё войско на Юрьев(Тарту). Ливонцы, которые не ожидали такой стремительности, спешно собирают для отпора войска. Магистр Фельбен находится в тот момент в Риге, никого из тевтонских братьев в стране нет. Однако ливонцам оказывают свою помощь "люди короля" (датчане), которые вовремя вспомнили, что по договору заключённому в Стенби две трети Пскова принадлежат им и возгорелись ревностью к делу Христову. Наскоро собранная ими рать не слишком велика, так ведь и Невский погнавшись за скоростью не сумел выставить в поле в этой зимней кампании многочисленного войска! Услышав о приближении ливонцев "король Александр", не доходя до Тарту, и очевидно сильно перепугавшись, бежит назад к Чудскому озеру. Ликующие немцы и датчане преследуют его, уже предвкушая как будут вешать проклятых "предателей" псковичей, когда вернут себе их город. И тут на самом берегу Чудского озера "перетрусивший" князь Александр неожиданно для крестоносцев останавливается и даёт бой. Немцы были опытными воинами и вряд ли решились бы биться с лёгкими русскими пехотинцами и лучниками, составлявшими основную массу новгородского войска на весеннем льду. Однако спеша догнать отступающего врага и вероятно надеясь на их спинах ворваться в Псков (чью потерю они не переставали горько оплакивать и сотни лет спустя) ливонцы совершают роковую ошибку. Дальнейшее общеизвестно.
Общие потери Ордена в этой войне (не только в Ледовом побоище, а во всей кампании 1241/1242 годов) ливонский хронист фон Бюссов, вероятно заниживая оценивает в 76 братьев-рыцарей (это около 800 тяжёлых всадников). Общая численность Ливонского ордена по самым оптимистическим оценкам в те годы составляла 150-200 братьев. Это для тех, кто хочет нас убедить будто слава Невского построена на пустом месте, а все его победы были мелкими стычками не имевшими никаких последствий. А ведь ливонские хронисты не считали погибших в этой войне "людей короля" (датчан)!
Битва имела два главных следствия. 1.Крестоносцы, до того уже начавшие делить территорию Новгорода, поспешили заключить с Александром Невским мир и на целое десятилетие приостановили свою экспансию на Руси, дав той столь необходимое время, чтобы если не восстановиться, то хотя бы опомниться от Батыева разгрома.
2.Хитрозадые тевтонцы, отсидевшиеся всю войну на Западе за пределами Ливонии, теперь неожиданно нагрянули сюда с неким подобием ревизии. Надо же было сурово наказать виноватых в потере Пскова и срыве папского плана по "христианизации" дикой Руси? Летом 1242 года (всего через пару месяцев после Ледового побоища) в своём командорстве после четырёхлетнего(!) отсутствия появляется ландмагистр Ливонии Дитрих фон Гронинген. Полетели со своих постов старые лидеры Меченосцев, которых теперь назначают главными виновниками провала крестового похода на Новгород. Их быстро переводят в разные дальние командорства Тевтонского ордена по всей Европе и Палестине. Вице-магистр Андреас фон Фельбен бежит в родные Нидерланды. Вся старая, сформировашаяся еще в начале XIII столетия, верхушка ордена Меченосцев была отстранена от управления Ливонией Дитрихом фон Гронингеном, который, надо отдать ему должное, сумел блестяще воспользоваться провалом ливонцев для укрепления над ними власти Тевтонского ордена. После четырёхлетней чистки в 1246 году объединение орденов из чисто формального становится наконец свершившимся фактом, и фон Гронинген получает заслуженное повышение - пост ландмагистра Пруссии (а затем и Германии). Казалось бы отдельная история Ливонского ордена была закончена.
А Александр Ярославич вернулся после Ледового побоища в Псков "и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя "божьими рыцарями". И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: "Ты, господи, помог кроткой Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровою".
И сказал Александр: "О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и бога своего, избавившего их от плена египетского"("Житие Александра Невского"). Эх, как в воду смотрел Ярославич! Поглядите, сколько их теперь развелось - всё позабывших и невежественных!
  Ответить с цитированием
Старый 06.02.2010, 16:38   #83
Shurix
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Первая ссылка почему-то не открывается, а вот вторую почитал с любопытством. Что могу сказать, пройдет еще лет двести и найдется хмырь, который с серьезной миной лица будет утверждать что в Бородинском сражении Кутузов сражался не с французами, а с турками. А первые были всего лишь наемники во главе с капитаном Бонапартом. Ну или что-нибудь в этом роде...
  Ответить с цитированием
Старый 07.02.2010, 01:02   #84
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Странно, проверил, вроде ссылка рабочая.
Кстати, с тех пор как Невского объявили "Именем России", наезды на него резко усилились. Есть такая прослойка людей, которых хлебом не корми, но дай доказать, что все герои нашей истории, мол, дутые, а их деяния высосаны из пальца "средневековыми имиджмейкерами".
  Ответить с цитированием
Старый 07.02.2010, 09:52   #85
Shurix
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Попробовал еще раз, таки открылась. Скорей всего глюки у моего провайдера были. В принципе там пишут о том же. Единственное с чем я согласен, так это с тем, что вряд ли ливонцы ушли под лед из-за тяжести доспехов, что собственно еще больше поднимает авторитет Невского как полководца.
  Ответить с цитированием
Старый 07.02.2010, 12:45   #86
Диалонд
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Полностью согласен. Ни в Первой Новгородской летописи ни в Рифмованной хронике об этом нет ни слова. Только упоминание о том, что немцев русские гнали 7 вёрст по льду. Учитывая, что вес русского лучника (а именно они состовляли основу войска Невского) всё же меньше веса германского рыцаря 13 века, да и улепётывая ливонцы могли ненароком влететь в полынью... Может древняя легенда и не совсем выдумка? Но мы этого никогда не узнаем.
И тем не менее многие люди прислушиваются к этому бреду. Я уже устал повторять, что Невский никогда не строил католических храмов в Пскове и мягко говоря не уважал господ крестоносцев. Сильнее унизить средневекового рыцаря, чем заставить его идти спешенным да ещё и босиком... Тем самым Невский демонстративно лишал своих благородных пленников обоих отличительных знаков рыцарского сословия - коня и шпор. Видимо они его здорово достали.
  Ответить с цитированием
Старый 09.02.2010, 12:23   #87
Shurix
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Нет, я руководствуюсь тут не весом, а несколько другими аргументами. По легенде, ЕМНИП, лед треснул уже на завершающей стадии сражения, то есть уже после удара засадной дружины, таким образом если он треснул под ливонцами, то они обязательно бы треснул и под русскими. Во-первых все уже достаточно перемешались в гуще сражения, а во-вторых уже проломленный лед имеет нехорошее свойство расходится трещинами, при чем уже куда под более малым воздействием. Так что вместе со супостатом, под лед ушло бы и весомое количество русских, а битва бы превратилась во всеобщее бегство, под лозунгом "На берег, скорее на берег".
Скорей всего действительно несколько латников ливонцев угодили в полынью, то есть место где центр хрупок, а края наоборот тверже чем в остальных местах. Там и провалились под лед, а русская могучая молва разнесла этот случай до до "проваливания" целой армии...
Так что вряд ли это происшествие со льдом имело значительное влияние на общий ход сражения.
  Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 11:19.


© Рудазов Александр «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге запрещена и преследуется по закону.»