Архив форума фантаста А.Рудазова
 

Вернуться   Архив форума фантаста А.Рудазова > Творчество > Творчество товарищей
Создание сайтов RPG мир


Результаты опроса: Оцените прочитанное
4 5 29.41%
5 10 58.82%
3 2 11.76%
2 0 0%
1 0 0%
Голосовавшие: 17. Вы ещё не голосовали в этом опросе

Закрытая тема
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 23.10.2005, 19:53   #1
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Бивер. Творчество.

Данная тема предназначена для выкладки текстов. Обсуждение здесь: http://www.rudasov.ru/forum/viewtopic.php?t=141

Глава 1

Всё началось в один из тех светлых, солнечных деньков в конце весны, в которые, как правило, всё и начинается. Кинжально острые лучи полуденного солнца оставляли дымящиеся следы на некогда новом, а теперь безнадёжно выцветшем камзоле Гилерро бас-Аллорсо, виконт ос-Барре, барон ар-Телого и прочее, прочее, Угрюмую тишину просторного зала Академии, где он имел весьма сомнительную честь учиться, лишь изредка нарушало невнятное бормотание метра Дораиниса, да скрип гусиных перьев чересчур усердных студиозов. За девять лет, проведённые в стенах Академии, этот скрип стал такой же неотъемлемой частью жизни Гилерро, как, скажем, ежедневные воспитательные беседы с куратором Адгарти, бесконечные очереди в столовой, или, например, храп его закадычного друга Лейтимерика, для друзей просто Рика.
Гилерро, покосился на расположившегося рядом приятеля. Весьма вольготно расположившегося, надо сказать. Лайтимерик спал, распластав локти по парте и прикрыв голову рукой. "Хррпсс, ххрааа... Да, Лейли, поцелуй меня..." - бормотал он во сне, улыбаясь глупой улыбкой безнадёжно влюблённого идиота. Гилерро страдальчески закатил глаза, но, вспомнив, что сидит на лекции, быстро убрал гримасу с лица. В последние два месяца его лучший друг, Лайтимерик шан-Годвари ар-Велот, наследник богатого и знатного рода с западных границ (по-моему, он даже говорил, что его отец тамошний герцог), непонятно за какие предрешения запихнутый в Академию, сошёл с ума. И медленно сводил окружающих.
После очередного зимнего перераспределения в их группу попала Лейлира ос-Ванатти, прекрасная, милая и очень скромная девушка. Так она сама представилась. Хотя Гилерро мог бы поспорить и насчёт милой, и насчёт скромной, но с прекрасной он был вынужден, скрепя сердце, согласиться. Платиновая блондинка с шикарной фигурой и небесно-голубыми глазами всецело захватила сердце Рика. Он написал на фасаде парадного корпуса Академии "Рик + Лейли = Любовь Навсегда!". Трёхметровыми буквами, несмываемой, светящейся краской. Он не спал ночами, посвящая ей стихи. Он пел ей серенады лунными ночами. А поскольку они с Гилерро жили в одной комнате общежития, думаю, вам понятно, на ком он репетировал. В последнее декаду стойкое желание убить Рика посещало нашего героя каждую ночь, но пока держался.
Гилерро тряхнул головой, вытряхивая не самые приятные мысли. Его взгляд скользнул по залу, наслаждаясь картинами безоблачной жизни студиозов Королевской Академии Каннмивара. "Да," - застыла на его губах мечтательная улыбка, - "весёлые студенческие деньки". "Впрочем", - печально усмехнулся Гилерро самому себе, - "скоро всё это окончится... Экзамены, особенно практика - это серьёзно..."
Словно вторя его мыслям лектор обернулся и прокричал своим знаменитым на всю академию гнусавым басом: "И не забудьте! Со следующей декады начинаются выпускные практические экзамены для среднего цикла. А на сегодня занятие закончено. Господа студиоз, можете быть свободны".
Гилерро растормошил Лейтимерика, сонно протирающего глаза, стараясь понять, где он собственно находится, подхватил рюкзак и поспешил к выходу из лекционной. Узкий коридор главного корпуса встретил нас оглушающим шумом и давкой.
С трудом пробиравшись сквозь плотную толпу старшекурсников, посекундно мысленно матерясь на отдавленные ноги, они наконец выбрались на просторы главного зала. И застыли. Красота этого места никого не оставляла равнодушным.
Когда Гилерро впервые попал в Академию, именно этот зал заворожил его больше всего. Огромный, залитый ярким и удивительно мягким светом, проходящим через хрустальный свод, он казался маленькому мальчику воплощением сказки. Изящные резные колонны из горного хрусталя, только подчёркивали хрупкость и нереальность этого места. Говорят ни в одном королевком дворце нет ничего подобного.
Вместе с тем, этот зал выполнял ещё одну немаловажную функцию кроме как поражать воображение студиозов. Четырнадцать гигантских мраморных лестниц, множество межэтажных переходов и воздушных галлерей2, отсюда можно было попасть в любое место Академии.
Четыреста лет назад, основав своим указом Академию Каннмивара, Его Величество Король Арсенто XI, решил, что его летний дворец как нельзя лучше подойдёт для "воспитания из высокородных господ опоры Королевства Нашего". Хотя, как говорят знающие люди, на самом деле Арсенто, только что подавивший жесточайший мятеж дворянства в восточных провинциях, надеялся обезопасить свой трон, собрав в одном месте детей всех знатных фамилий. Как гарант верности трону их родителей. А заодно основательно промыв мозги подрастающему поколению. И, как выяснилось через полста лет, совершенно напрасно. Выпускники Академии были в первых рядах мятежников, захвативших короля и заставивших его подписать Тысячулетнюю Хартию, по которой полномочия короля были значительно урезаны.
Академия, после успешного мятежа, став непопулярной как среди победителей, так и среди побеждённых, превратилась в своеобразный интернат для неугодных. Сюда направляли младших детей знати, не могущих расчитывать на наследство, кровников3 северных кланов и выходцев из Двенадцати Княжеств, пожелавших получать образование в Королевстве.
Хотя, несмотря на презрительное отношение к Академии среди высшей знати, учили здесь на совесть. Порядки, и структура обучения, конечно со времён короля Арсенто сильно изменились, уже ничем не напоминая прежнюю Академию, с её строжайшей дисциплиной, военными порядками и жесточайшей муштрой. Но главный принцип - воспитать достойную опору Королевству - остался прежним. И во многом это была заслуга ректора Академии, последнего из самого древнего и знатного рода Королевства, Иллиани ар-Симео, который возглавил Академию сразу после мятежа, пресеча своим авторитетом все разговоры о закрытии. Проходя мимо его портрета в полный рост, висящего на центаральной стене, Гилерро и Лайтимерик синхронно остановились и склонили головы. Почтение, с котором ученики и учителя Академии относились к своему ректору, могло бы показаться смешным постороннему. Но не тому, кто учился здесь или знал лично Илливани ар-Симео, "последнего паладина королевства".
Завершив поклон, друзья развернулись и направились к четвёртой лестнице, ведущёй в столовую. Часы на главной башне уже били полдень, извещая студиозов о окончании утренних занятий.
- Гил, Рик, - окликнул их знакомый голос.
- Привет Вигарт, - обернулся Гилерро, пожимая протянутую руку.
Вигарт и Лайтимерик обменялись сдержанными кивками и неприязненными взглядами. Вигарт учился на нашем отделении, но в другой группе. Высокий, стройный, белокурый парень с вечной полуулыбкой на губах был мечтой женской половины студиозов и головной болью учителей. Мы с ним неоднократно вместе отрабатывали наказания нашего куратора Адгарти. Но вот с Риком у них последнее время отношения были напряжённые. Рик, хоть и не сумевший пока завоевать сердце Лейлиры, воспринимал знаки внимания, оказываемые её, как личное оскорбление, а окружающих как соперников. Вигарт был в его списке номером один. И надо сказать, вполне обоснованно.
- Вы идёте? - улыбаясь, сказал Вигарт.
- Куда? - обменялись друзья недоумёнными взглядами.
- Вы, что ещё не в курсе? - недоумённо спросил он, - у Хаори сегодня в полдень дуэль с Джиро.
- Не может быть, - изумился Рик.
Гилерро хотел сказать тоже самое, но не смог. Подбирал с пола упавшую челюсть.
Не то чтобы дуэли были редкостью в Академии, они случались хотя бы раз в декаду. Хотя и были строжайше запрещены. Удивительное было не в дуэли, а в её участниках.
Джиро, больше известный как Бешеный, не принадлежал ни к одному из древних кланов или знатных родов. Его отец был мастером-кузнецом в одном из маленьких городков неподалеку от Столицы. Когда Джиро появился в Академии, многие пытались поставить его на место. Ещё бы: простолюдин в Королевской Академии - неслыханное дело. Гил был свидетелем только одной такой попытки. Его тогда попытались "поучить хорошим манерам" восемь старшекурсников. На Джиро после драки было страшно смотреть, но ушёл в лечебницу он сам, своими ногами, а вот его противников пришлось нести санитарам. С тех пор Джиро старались не задевать.
Тоиширо Хаори был его полной противоположностью. Потомок одного из старейших кланов Двенадцати Княжеств. Второй по успеваемости ученик этого года, хотя многие учителя, по слухам, считают его потенциально самым сильным из новичков. В отличие от Джиро, который, не обладая особо сильным Даром, брал в основном за счёт силы и выносливости, Хаори делал упор как раз на свой талант.
Эти двое практически не имели точек соприкосновения.
- В полдень? - помнился Рик, - тогда побежали быстрей.
И они втроём понеслись в северный парк, к месту будущего поединка.
Аскет вне форума  
Старый 13.11.2005, 21:58   #2
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Парк располагался в северном крыле Академии. Скрытый от основного корпуса густыми кронами деревьев, он был основным местом, где поводились любые мероприятия, официально не одобряемые руководством Академии. В том числе и дуэли. В центре парка, посреди мощёной брусчаткой площади стоял древний, но ещё величественный фонтан. Грозный мраморный лев, вальяжно лежащий на гранитном постаменте выпускал из пасти мощную струю воды, сверкающую в лучах полуденного солнца. Мраморные обводы парапета, обрамлявшие воду, были излюбленным местом влюблённых парочек.
Сегодня вокруг старого фонтана было на редкость шумно. Несколько десятков зевак, собравшихся, чтобы посмотреть поединок, громко рассуждали вслух какие у соперников шансы на победу.
- Удачное место, - проорал на ходу Гилерро, стремясь перекричать дикий гвалт, царящий вокруг, - наверное, Хаори выбирал.
- Почему ты так думаешь? - крикнул Вигарт, изящно проскальзывая сквозь плотную толпу.
- Видишь фонтан? - во весь голос ответил Рик, - у Тоиширо будет преимущество.
Вигарт понимающе кивнул. И Тоиширо, и Джиро - оба были Одарёнными. Дар, так издревле в Королевстве Каннмивар называли то, что в Двенадцати Княжествах знали как Магию, в Тимане величали Искусством, а в заправляемом фанатиками Кетаге объявили проклятьем. В отличие от стран-соседей в Каннмиваре одарёнными, как правило, были представители знати. Почти все аристократы королевства, в той или иной степени владели Даром. Этим, в частности, объяснялась их невероятная, по меркам соседей, продолжительность жизни. Если обычный человек с трудом преодолевал рубеж в пятьдесят, в лучшем случае семьдесят лет, то для одарённых даже возраст в пару сотен лет не считался чем-то из ряда вон выходящим. Чаще всего наследуемый от родителей, Дар впервые пробуждался в ранней юности. Он был похож на молодого, необъезженного жеребёнка. Порой требовались нешуточные усилия, чтобы его обуздать. Юным одарённым нередко доставалось от строгих родственников, когда они, не справившись с собой, выпускали Дар на волю. Вигарт машинально потёр занывшую от воспоминаний поясницу.
Поначалу получалось что-то одно: кто-то мог поджечь взглядом газету, которую читает отец, другой поднять в воздух кресло, в котором дремлет после плотного обеда его прадедушка, третья хвастала, что подружиться со стаей варгов, живущих в лесу неподалёку. Как только в доме начинали происходит странные события, объяснить которые детскими проказами уже не получалось, большинство родителей принимали единственно верное решение. И отправляли своих любимых чад учиться где-нибудь подальше от родных стен. Наиболее престижными считались три элитных учебных заведения: Пажеский Корпус, Дом Благородных Девиц и Высшее Военное Училище. Но в них попадали далеко не все. У одних не хватало денег, у других - родословной, у третьих - нужных связей. Для большинства выбор ограничивался несколькими дюжинами заведений рангом пониже и множеством частных школ. И Академией.

Выбравшись из густой толпы учеников, оккупировавших площадь, друзья направились на одну из тенистых аллей, неподалёку. Отойдя подальше, они расположились в стороне от царящего на площади столпотворения, на каменной скамье, увитой плющом. Здесь было намного меньше народу, и не было нужды кричать во весь голос, чтобы тебя услышали. Можно было спокойно присесть и обсудить предстоящий поединок. И не только.
Увесистый кошель Рика, звеня монетами, приземлился на скамью. Следом за ним последовали куда более тощий бумажник Вигарта и кучка мелочи, выуженная Гилерро из кармана камзола.
- Двенадцать золотых сюзеренов с мелочью, - закончил подсчёты Рик через минуту, - не густо. На кого ставим будем, Гил?
- Вигарт, узнай, пожалуйста, ставки, - попросил Гилерро, ища в подкладке камзола завалявшиеся монеты. В этой декаде с финансами у него было совсем туго.
- Сейчас, - крикнул Вигарт и унёсся к самой большой и шумной толпе, из глубины которой раздавались азартные крики местных букмекеров.
Гилерро, вытащив, наконец, из подкладки вожделенную монету, оказавшуюся, правда, медный сойкой[4], удручённо вздохнул. Откинувшись на деревянную спинку скамейки, он уставился в небо, прищурив глаза.
- Ну что, так и будешь облака считать, - пихнул его локтём Рик, расположившийся рядом. - Ты уже знаешь, кто победит?
- Конечно, - усмехнулся Гилерро, не раскрывая глаз.
- Ставки пять к двум на Хаори, - раздался сзади запыхавшийся голос Вигарта.
Рик молча собрал монеты в одну кучу и передал Гилерро.
- Ставь всё на Джиро, - приказал тот, высыпая золотые в руку однокурсника.
Вигарт удивлённо уставился на него.
- Но ведь фонтан... - начал было он.
- Разве Гил хоть раз ошибался, делая ставки? - перебил его Рик.
Вигарт мотнул головой. Действительно, о удачливости молодого баронета в Академии ходили легенды.
- Давай, пока ещё не поздно, - сказал Гилерро переминающемуся с ноги на ногу Вигарту.
- Хорошо, - крикнул он, убегая,- положимся на твою удачу.
- Удача, скажет тоже, - усмехнулся Рик. - Ну что пошли?
- Да, скоро начнётся - кивнул Гил.
Встав со скамьи, они пошли по широкой аллее, огибающий фонтанную площадь, негромко постукивая каблуками сапог по старым, кое-где треснувшим каменным плитам.

Поединок должен был вот-вот начаться. Гилерро ёрзал, поудобнее устраиваясь на широкой дубовой ветке. Огромное, в три обхвата, дерево, пустившее корни в десяти ярдах от площади, показалось им наиболее подходящим для наблюдения за поединком.
- Гил, ну объясни, почему ты уверен, что победит Джиро? - в который раз спросил Вигарт.
- Что мы знаем о дуэлянтах? - спросил Гилерро, стряхивая прилипшую дубовую кору со штанов и камзола.
- Я видел Тоиширо на практике в прошлом году, - задумчиво вертя в руках свежесорванную веточку, сказал Рик, - в основном он работает с водой и льдом. Очень сильный Дар. И этот фонтан...
- Именно, - поднял указательный палец Гил, - ставки на него высоки. Большинство собравшихся на площади уверены, что постоянный источник даст Тоиширо решающее преимущество.
- А разве нет? - удивился Вигарт, оторвавшись от наблюдения за площадью. - Джиро - металлист, специализируется на металле, ему неоткуда взять подобный козырь.
Гилерро глубоко вздохнул, закатив глаза. Непонятливость однокурсников выводила его из себя.
- Посмотрите внимательно на площадь, - с недовольной гримасой на лице попросил он, - что вы видите?
- Фонтан, скамейки, клумбы с цветами, брусчаткой всё выложено... - начал перечислять Рик.
- Стоп, - остановил его Гилерро, - уже две ошибки.
- Какие? - начал сердиться Вигарт, - Рик всё правильно сказал...
- Ну, во-первых, - открыл рот Гилерро...
- Тихо, начинается, - оборвал друга Рик.
Все трое разом замолчали и уставились вниз, на площадь. Они сидели довольно далеко от места поединка. С такого расстояния дуэлянты выглядели как пара неясных фигурок. Но, это не было проблемой. Все приготовления были сделаны заранее.
- Рик, увеличь нам картинку, - попросил Гилерро.
Лайтимерик глубоко вздохнул, набрав воздуха в грудь. Гилерро с Вигартом почувствовали оживление Дара. Листва на дубе заколыхалась, как от сильного ветра, листья срывались с ветвей и кружили вокруг них, увлечённые пробудившимся Даром. Гилерро крепко ухватился за ветку. "Не хватало еще, чтобы мы свалились" - промелькнуло в его голове. Руки Рика мелькали в воздухе, сплетаясь в причудливый рисунок. Воздух пред нами помутнел и стал похожим на матовое зеркало. В нём постепенно появлялась изображение парка. Сначала нечёткое, созданное из тонких, еле заметных линий, оно становилось всё более реальным, появлялась глубина, объём.
- Всё, - устало выдохнул Рик через пару минут, встряхивая уставшими кистями, - готово.
Листья, освобождённые от неведомой им силы, медленно кружились, оседая на землю. В воздухе перед ними висело зеркало, в котором как с расстояния нескольких шагов, виднелись дуэлянты.
Невысокий, беловолосый мальчонка, в одежде клана Хаори и с изогнутым мечом на спине. И, кажущийся квадратным из-за мощных мышц, распирающих форму, здоровяк, с неизменной железной кувалдой на плече. Руки первого нетерпеливо ёрзали по рукояти молота. Второй, напротив, был неестественно спокоен.
- Внимание, - прорезал шум толпы звучный голос распорядителя дуэли.
Установилась абсолютная тишина. Все собравшиеся почувствовали, как потяжелел воздух в преддверии схватки.
- Начали.
На собравшихся словно обрушили стотонную каменную плиту. В воздухе витала такая сила, что казалось, неверное движение, и она раздавит тебя, сотрёт в порошок. Дышать стало мучительно больно, каждый вздох давался невероятными усилиями. Дуэль Одарённых началась.
- Ну что начнём, белячок? - проревел Джиро, занося кувалду высоко над головой.
Его руки пришли в движение. Молот, раскручиваемый со страшной силой, засвистел, образуя над головой Джиро стальное кольцо. Его фигура налилась стальным светом, распространяя вокруг себя отливающее металлом сияние. В толпе зрителей раздались потрясённые голоса. Высшая степень высвобождения Дара - Аура Одарённого, была доступна далеко не всем среди старших курсов. А чтобы её освоил ученик среднего цикла, да ещё и простолюдин... Но эти голоса тот час же смолкли. В битву вступил Хаори.
Тоиширо не произнёс ни слова. Его рука скользнула к рукояти меча. Медленно, очень медленно, он вытащил меч из ножен. Чёрное лезвие с фамильным клеймом, гораздо темнее, чем у любого обычного меча, развернулось к противнику. Глаза Тоиширо, полуприкрытые гривой белоснежно-белых волос, походили на два белых полированных камня. Меч вспыхнул ледяным светом, холодным, безжалостным. Аура бесконечного холода окутала молодого криоманта. Она всё росла и росла, распространяясь по площади. Цветы на клумбах замерли скованные внезапно насупившей зимой. В ошеломляющей тишине был слышен только треск ломаемой брусчатки, которая трескалась под ногами Одарённых, да завывание ветра, влекомого пробудившейся силой Дара.
- Да, начнём, пожалуй, - тихо сказал Тоиширо. И исчез.
В воздух взметнулись куски разломанной брусчатки. Фигура Хаори размылась в воздухе, устремляясь к противнику. Джиро выбросил молот вперёд, на упреждение, но его громоздкое и чересчур тяжёлое оружие лишь раздробило камни там, где только что был Тоиширо. С легкость уклонившись от кувалды, Хаори полоснул мечом по правому бедру противника и, не теряя скорости, ушёл за спину Джиро. Резко развернувшись, он нанёс молниеносный выпад, целя в голову. При удачном раскладе этот удар завершил бы поединок. Но клинок лишь бессильно проскрежетал по массивной цепи, только что спокойно лежавшей на шее Джиро. В последний момент цепочка выстрелила навстречу мечу и остановила удар в метре от своего владельца, как анаконда, обвивая своими кольцами катану Тоиширо.
Хаори схватил цепь левой рукой и резко дёрнул. Тяжёлые стальные кольца лопнули, как гнилая верёвка. Дар холода позволял молодому криоманту делать любой материал более чем хрупким. Краем глаза заметив движение противника, Тоиширо обернулся. В его челюсть впечаталась окованная железом перчатка Джиро. Хаори отлетел на несколько шагов назад, пару раз перевернувшись в воздухе. Фамильный клинок вылетел из его руки, покатившись по древним каменным плитам.
Мощным пинком отправив меч противника в ближайший кустарник, Джиро развернулся к постанывающему от боли противнику. Кувалда в его руках задрожала и потеряла форму, перетекая в огромный двуручный меч. Джиро, прихрамывая на раненную ногу, ринулся к Тоиширо. Двуручник описал сиящую дугу, с хрустом вгрызаясь в старые камни. Тоиширо, успевший придти в себя после ошеломившего его нокаута, откатился в сторону, избегая удара.
Не дожидаясь, пока противник вытащит свой клинок, Тоиширо, отпрыгнул назад, ударившись спиной о бортик фонтана. Его рука легла на мраморный парапет. Вода тугой струёй выплеснулась из фонтана, на лету замерзая в смертельно-острое копьё. Джиро, не успев вытащить меч, крепко засевший в пробитой им брусчатке, присел, пропуская сосульку над головой.
Но это было только начало. Хаори бомбардировал не переставая. Ледяные копья и стрелы летели в его противника сплошным потоком. Лезвие меча Джиро стало рости в ширь, и в высоту, превращаясь большой становой щит. За несколько секунд он полностью скрыл своего владельца от ледяных атак. Не способные пробить толстую сталь, они оставляли в щите глубокие вмятины, которые, быстро заростали, излечиваемые Даром Металла. Казалось, это противостояние может длиться вечно. В глазах Тоиширо мелькнуло раздражение. Его Аура вспыхнула холодным огнём. Из древнего, кое-где разломанного, постамента потоком хлынула вода. Мраморная статуя, венчавшая фонтан закачалась. Мощный поток, словно гейзер, вырвался из-под земли, взметнув каменного льва высоко вверх. Фонтан был окончательно разрушен, от упавшей статуи и постамента остались лишь крошащиеся куски мрамора.
Перелившаяся через край вода затопила всю площадь. Огромный гейзер бил в небеса, мелким дождём падая на зрителей и дуэлянтов. Тоиширо глубоко вздохнул и, закрыв глаза, прикоснулся к выплёскивающейся из-под поверхности струе. Вода, замерев, прекратила своё движение. Гейзер взметнулся вверх, и гигантская водная плеть и, изогнувшись перед ударом, обрушилась на металлиста.
Джиро, понимая, что его защита не выдержит такого удара, отпрыгнул в сторону, избегая атаки. Вернее попытался. В пылу боя он не заметил, что его ноги уже по колено были захвачены льдом. Он закачался, размахивая руками, стремясь сохранить равновесие. Может быть, это его и спасло. Водная плеть, грозящая разорвать его пополам, распорола плечо. Джиро стиснул зубы, сдерживая крик. Боль была такой, всё всё вокруг заволокло красной пеленой. Пользуясь моментом, лёд быстро распространился выше, превратив его в ледяную статую. Из глыбы льда торчала только его голова.
- Это конец, - сказал криомант, и в его уставшем голосе слышалась еле сдерживаемая гордость победителя, - ты проиграл, признай это.
- Я не сдамся... не сдамся, - поднял голову Джиро, с каждым словом его голос всё усиливался и усиливался, переходя в рёв разъяренного зверя, - НИКОГДА!
Вокруг него вспыхнула стальное пламя. Лёд трескался и осыпался, не выдерживая бешеного напора. Тоиширо заскрежетал зубами, укрепляя рушашиеся ледяные оковы, но всё было тщетно. Мощный рывок - и лёд разлетелся, освобождая своего пленника. Джиро на негнущихся ногах, шагнул вперёд, опуская руку на всё ещё торчащий из земли щит.
- А теперь ты увидишь, на что Я способен, - прохрипел он.
Брусчатка пошла волнами так, словно в её глубине заворочалось огромное чудовище. Внезапно сразу в нескольких местах возникли бугры, словно что-то стремилось вырваться из-под земли. Джиро зарычал. Вены на его висках напряглись, превращаясь в натянутые струны. С глухим хлопком бугры взлетели вверх комьями разворошенной земли. Из образовавшихся на их месте дыр выскользнули чёрные, отливающие металлом шланги, которые подобно змеям устремились к замершему от удивления криоманту.
Но изумление Тоиширо длилось не больше пары мгновений. Уйдя от ближайших выпадов великолепным кувырком, он отскочил на несколько ярдов от неистово беснующихся металлических хлыстов. С его кистей сорвалось потоки холода, направленных на дыры, из которых шланги выходили на поверхность. Но, ни один из них не достиг своей цели, бесследно пропадая в танце дикого металла, кружащего в воздухе. Тем временем из-под земли поступали всё новые ярды смертоносного металла. Длина некоторых труб, резвящихся на поле битвы, уже достигала двадцати ярдов.
Джиро, тяжело дыша, поднял руки над головой. Следуя движениям своего хозяина, шланги выпрямились и застыли почти вертикально, чуть покачиваясь на ветру. Резкий взмах руки - и стальной лес устремился к одиноко стоящей фигуре Тоиширо.
"Хай-яя", - крикнул Хаори, приседая на одно колено и ударяя раскрытой ладонью по земле. Сразу же в месте удара начала концентрироваться влага. Вода из разрушенного фонтана, ближайших луж, включая даже самые мелкие капельки, рывком сорвалась с места и, со скоростью горного потока, потекла к нему. Достигая его ладони, она мгновенно замерзала, делая ледяную стену всё толще и выше.
Первые удары железных кнутов пропали зря, они лишь откололи небольшие кусочки льда от стены, окружившей криоманта со всех сторон. Но металлических змей было слишком много. Они танцевали в воздухе, вновь и вновь сплетаясь в каком-то диком танце. Снова и снова рваные, непредсказуемые удары вгрызались в ледяную защиту Тоиширо.
Внезапно сразу три самых больших и толстых шланга сплелись в мощный стальной канат, который взмылся в небеса во все свои тридцать ярдов. Взмыл, и так же резко упал, ввинчиваясь в землю. Несколько кажущихся вечностью мгновений, и ледяной купол заходил ходуном, распираемый изнутри. А затем взорвался, разлетевшись на тысячи мелких осколков. Когда ледяная крошка осела, восхищённым взглядами зрителей предстала завораживающая картина.
Аскет вне форума  
Старый 14.11.2005, 21:55   #3
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Перевитое стальными путами тело Тоиширо висело ярдах в десяти над площадью. Железные канаты туго перевивали казавшегося сейчас особенно хрупким и ранимым юношу. Из его глаз и рта текли тонкие струйки крови, оставляя на бледном до синевы лице застывающие багровые ручейки. Разорванный в битве камзол лежал внизу, на заснеженных камнях, рядом с воронкой, образовавшейся после взрыва ледяного купола. Там, внизу, крошился на ветру стальной канат, превращённый последним ударом молодого криоманта в глыбу металлической пыли. Вокруг него, раскачиваясь на ветру, извивались двенадцать оставшихся металлических змей. То приближаясь, то отступая, они ни на секунду не упускали свою жертву из виду, готовые в любую секунду нанести последний, смертельный удар.
Джиро, сотрясаясь всем телом и тяжело дыша, упал на колени. Из его груди рвался глухой, натужный кашель, оставлявший после себя красные пятна на белоснежном инее, покрывшем землю. С трудом приоткрыв залитые кровью глаза, он прохрипел:
- Ни..ко…г….да…..
Кровь хлынула из его рта и ушей. Джиро рухнул лицом вперёд на холодные камни старого парка. Площадь окутала тишина. Зрители, ошеломлёнными поединком, застыли, не в силах осмыслить происходящее. Лишь через несколько минут, выйдя из оцепенения, они бросились к не подававшим признаков жизни телам.
Аскет вне форума  
Старый 26.11.2005, 12:49   #4
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Глава 2.

Гилерро скатился с дерева, больно ударившись плечом о корни старого дуба. Вскочив, он полетел к площади, слыша за спиной топот бегущих за ним Вигарта и Лайтимерика. Проломив заросли акеша[5], окаймляющие площадь, и перемахнув через ограду, он буквально врезался в толпу, окружившую поединщиков.
- Дорогу! Дайте дорогу! Я могу помочь! – крикнул Гилерро, расталкивая толпу, пробиваясь вперёд. Наконец толпа кончилась. Вокруг трясущегося, как в лихорадке, Джиро сгрудились его однокурсники. Руки двух девушек лежащие на его груди, равномерно светились, поддерживая его. Мельком оценив работу будущих целительниц, Гилерро обернулся к выбирающимся из толпы Вигарта и Лайтимерика.
- Рик, скорее, положите его на металл. Он всё ещё связан и с ним. Быстрее! Вигарт, за мной!
Рик, не тратя времени на ответ, рванулся к еле живому металлисту. Гилерро развернулся на каблуках и со всей скоростью рванулся к Тоиши, сломанной куклой болтающегося в нескольких ярдах над землёй. Окружающие его курсанты беспомощно смотрели наверх, не зная, как помочь своему товарищу. Лишь двое старшекурсников, Силант и Биртомис, безуспешно, но настойчиво, пытались заставить стальные трубы освободить дуэлянта.
- Ничего не выходит, - прокряхтел Силант, пытаясь разогнуть железо, упорно не желающее расставаться со своей жертвой.
- Старайся! Мы должны! Иначе… - крикнул, не оборачиваясь, Биртомис. По его, искажённому яростью, и, осознанием собственного бессилия, лицу градом катился холодный пот. Он упорно пытался разрубить непокорный металл фамильным клинком, оставляя на грязной, кое-где помеченной ржавчиной, стали лишь мелкие царапины.
- Отойди! – с разбегу оттолкнул плечом Силанта подбежавший Гилерро. – Так ничего не выйдет. Дар Джиро ещё держит их, - указал он рукой на молчаливо покачивающиеся вокруг металлические трубы. – Я сейчас. Виг, готовься.
Ветер всколыхнул лежавшие на мокрой брусчатке листья. Гил на мгновение прикрыл глаза. Тремя лёгкими, едва заметными движениями он коснулся канатов, удерживающих Тоиши в воздухе.
Казалось, ничего не изменилось. Но спустя мгновение Вигарт, бросившись вперёд, едва успел подхватить Хаори, рухнувшего с десятиярдной высоты, у самой земли. Стальные канаты, удерживающие проигравшего свой бой криоманта, рухнули на землю.
За их спиной, всего в нескольких ярдах Рик уже в десятый раз втолковывал Готте, огромному, но слегка туповатому парню, что именно нужно сделать. Наконец великан кивнул и, расправив плечи, шагнул вперёд.
Готта обхватил надгробной плитой нависший над телом Джиро стальной щит. Мышцы на его руках вздулись, натянутые верёвки вен еле сдерживали стальные шары, перекатывающиеся под кожей.
- Аааааррррх! – зарычал силач, вырывая намертво застрявший металл из земли. С оглушающим хлопком металл лопнул. Готта, увлекаемый силой своего рывка, упал на спину, держа в руках оторванную верхнюю часть щита. Из раскорёженной земли виднелся остаток изувеченной стали. Но о нём сейчас никто не думал.
Вырвав из рук Готты металлическую плиту, остальные моментально приспособили её под носилки. Трое рябят, подняв щит, продели свежесрубленные стволы молодой рябины, что росла неподалёку, под щит. Толпа расступилась, пропуская невысокого молодого брюнета, в зелёном берете - Икхачи – лучшего флориста среди учеников Академии. Он присел на колени, его жесткая, сухая ладонь легла на металл. Из обрубленных в спешке ветвей и сучков рябины наверх потянулись молодые, поблескивающие влагой и свежей зеленью, ростки. Сначала маленькие и слабые они с каждым мгновение становились всё длиннее, оплетая металл зелёным покрывалом. Самые сильные и крепкие из них пробуравливали сталь насквозь, стягивая основу и прутья носилок. Четверо молодых парней покрепче, ухватившись, водрузили еле дышащего Джиро на созданные носилки. Веточки рябины тут же оплели его тонкой, но прочной накидкой, жёстко фиксируя его на поверхности металла. Тяжело дыша, Икхачи отвалился назад, уступая место другим.
Как только спина Джиро коснулась стали, вишнёво-красные ручейки из его глаз и уголка рта остановились. Хрипящее, с подсвистом дыхание заметно выровнялось, дрожь, сотрясавшая могучее тело утихла, поглощённая холодной твёрдостью металла. Медленно, стараясь избежать любых, даже самых незначительных, рывков, носилки поднялись в воздух. Четверо носильщиков ровным, но быстрым шагом, понеслись к лазарету.
За их спиной, отставая на несколько шагов, шёл второй отряд, осторожно неся освобождённого от стальных пут Тоиши. Остальные курсанты бежали вперёд, чтобы предупредить целителей о скором прибытии раненных.
Несколько минут быстрой ходьбы - и вот уже показалось здание лазарета академии. Тяжёлые дубовые двери уже были распахнуты, ждущие на пороге санитары, приняв из рук в руки еле живых дуэлянтов, ловко переложили их на вынесенные паласы и мгновенно исчезли за дверьми лазарета.
Гилерро мерил шагами холл лазарета. Стальные набойки на каблуках его сапог мерно цокали по каменному полу. Уже прошло несколько часов с тех пор, как Джиро и Тоиши были доставлены в лечебницу. Но почти никто из тех, кто присутствовал на дуэли не ушёл. В холле, приёмной и у входа в лазарет, по-прежнему, дежурило около сотни свидетелей разгоревшегося в парке поединка.
- Гил, ты можешь не ходить кругами? У меня уже голова болит от стука твоих сапог, – раздражённо попросил Рик, прикладывая руку к виску.
Гилерро обернулся к сидящим на стульях друзьям.
- Нет, не могу! У меня из головы не выходит эта дуэль, прокляни её Восставшие! – с досадой бросил он.
- Успокойся, ты то тут причём? Ты ничего не мог сделать, - успокаивающе махнул рукой Вигарт.
- Ещё как мог! – Гилерро резко развернулся и, изо всех сил, впечатал кулак в стену. От удара из-под ногтей брызнула кровь.
– Я должен был предвидеть такой поворот! – с горечью сказал он, - Должен был…
- Да, ладно, такое никто не мог предвидеть! - вскочил со стула Рик, - эту атаку Тоиши, эти, Восставшие их возьми, неизвестно откуда взявшиеся шланги.
- Не шланги. Трубы. Это были трубы водопровода, по которым в фонтан подавалась вода, - тихо проронил Гилерро и со злостью несколько раз ударил кулаком по стене, оставляя в каменной кладке вмятину со следами крови.
- Странно, что Джиро их сразу не использовал, - глядя в украшенный лепниной потолок, задумчиво сказал Вигарт.
- Он не мог, - пояснил Гилерро, не оборачиваясь. – Пока в трубах оставалась вода, Тоиши с легкостью бы разорвал их, используя холод и свои способности криоманта. Джиро пришлось ждать, он занял оборонительную позицию и вынудил противника играть по его правилам.
- Что ты имеешь в виду? –Лайтимерик удивлённо округлил глаза.
- Да, по мне, так именно Хаори вёл поединок, - перекинул ногу за ногу Вигарт. – И если не считать этой глупой ошибки, когда он израсходовал слишком много сил на гейзер…
- Это не было ошибкой. Ему пришлось это сделать, - Гилерро прислонился спиной к стене, устало прикрывая глаза.
Вигарт с Лайтимериком недоумённо переглянулись, но Гилерро уже продолжал объяснение.
- Ещё в самом начале поединка Джиро начал сжимать главную трубу, чтобы лишить Тоиши источника воды. Не сразу, но ему это удалось. Именно тогда Хаори и понял, что если не решить дело одной решающей атакой, ему не удастся взломать оборону Джиро. Поэтому он и вытащил всё, что ещё оставалось в трубах, на поверхность и вложил в одну последнюю атаку.
- И почти выиграл, - заметил Рик.
- Да, но именно что «почти», - грустно усмехнулся Гилерро. – Джиро сумел выйти из-под удара. И использовать трубы как оружие.
- Но в итоге проиграли оба, - смотря в пол, бросил Вигарт.
- В этом поединке нет победителей, - еле слышно сказал Лайтимерик.
Гилерро молча кивнул, соглашаясь с однокурсниками. В холе повисла гнетущая тишина. Многие курсанты, собравшиеся здесь, и прислушивавшиеся к разговору трёх друзей, только сейчас осознали, насколько страшно закончилась эта дуэль.

В коридоре послышались лёгкий стук женских каблучков. Стеклянная дверь во внутренние помещения распахнулась, пропуская невысокую миловидную женщину средних лет. В холе лазарета, повисла тяжёлая тишина.
- Ещё бы несколько минут мы не смогли бы их спасти, - как удар хлыста обрушился на собравшихся голос Мидары Ар-Тавва, главного целителя Академии. – Как вы могли это допустить? Как вы до этого дошли?
Гилерро поёжился. Внезапно в лазарете стало чрезвычайно неуютно. За его спиной послышался скрип дверных петель. Толпа курсантов, подбежавших, чтобы услышать новости, таяла под грозным взглядом целительницы, как кусок льда в чаше горячего чирая[].
- Вы! – изящным движением руки Мидара отделила Гилерро, Рика и Вигарта от остальных курсантов.
- Да, да, именно вы трое, которые только что разглагольствовали об этой затеянной Восставшими дуэли! Если вы такие умные, почему же вы позволили своим товарищам довести друг друга до полусмерти? Почему не остановили их? Или закон, запрещающий поединки на территории Академии, для вас не писан?
Толпа отхлынула от троих неудачников, которым не посчастливилось обратить на себя внимание разгневанной Мидары. Вокруг Гилерро, Рика и Вигарта мгновенно образовалась пустота. Никому из находящихся в лазарете курсантов не хотелось, чтобы подобный вопрос задали ему.
- Два молодых, здоровых телом, но больных на голову курсанта решили выяснить отношения, - Мидара подошла вплотную к Рику, смотря прямо ему в глаза. – В итоге один из них в коме, из которой неизвестно когда выйдет, а второй измотан настолько, что не сможет подняться с постели минимум полгода.
Рик судорожно сглотнул. Взгляд Мидары пригвоздил его к месту, как удав кролика.
- Пречистая[] Мидара, мне и моим друзьям невыразимо жаль, они не смогли предотвратить произошедшее, - Гилерро заслонил собой Лайтимерика. – Мы осознаём свою вину и просим дать нам возможность искупить её. Если есть способ помочь, мы…
По мере того, как Гилерро говорил, лицо Мидары медленно разглаживалось. Гнев на этих несмышлёнышей, не ведающих, что творят, постепенно угасал. Целительница видела, что мальчик искренен и действительно хочет помочь.
- Хорошо, - прервала она Гилерро. – Вы действительно можете оказать большую услугу тем двоим. Но, предупреждаю, это дастся вам нелегко…
- Мы готовы, – раздался из её спины звонкий юношеский голос.
Мидара оглянулась. Напротив неё стояли те, кто принёс в лазарет дуэлянтов: Икхачи, помогший спеленать Джиро, его кузина Амина со своей подружкой Тави – молоденькие целительницы, силач Готта, смущённо переминающийся с ноги на ногу, неразлучные Силант с Бартомисом, и многие, многие другие.
- Вы правы, Пречистая, - продолжил Икхачи, выходя вперёд, - мы не остановили их, когда могли и должны были это сделать. Но и Гилерро прав - мы осознаём свою вину и хотим помочь, всем, чем можем. Мы вверяем себя в ваши руки. Да будет воля Сияющих[], Джиро и Тоиши поправятся.
- Да будет воля Сияющих, - тихо прошептала Мидара. В уголках её глаз заблистали слёзы.
– Пойдёмте, надо торопиться, иначе ваша помощь может оказаться напрасной, - Опомнившись, целительница развернулась и, поманив курсантов за собой, открыла дверь в лазарет. Она шла по коридору, за её спиной слышался стук множества каблуков и негромкий говор курсантов. Стараясь не оборачиваться, Мидара украдкой вытерла слезы краешком шёлкового платка.

Ветер кружил по двору, собирая из слетевшей листвы и лепестков цветущей савары[] причудливую мозаику. Иллиани ар-Симео, ректор Королевской Академии Канмивара стоял у окна своего кабинета и смотрел в настежь открытое окно. Чаша горячего чирая приятно согревала руку. Дверь за его спиной бесшумно отворилась.
- Я рад вам, наставник Адгарти, - обернувшись, Иллувани поприветствовал единственного в Академии, кто мог войти в его кабинет без стука. – Пришли для ответной партии, окорровани[]?
- Думаю, сегодня мне удастся выиграть, уважаемый, - поклонился старик, склоняя свою седую голову в низком поклоне.
Адгарти был высок, костляв и болезненно худ, этого не могла скрыть даже просторная белоснежная мантия. Его седые волосы, завитые в традиционную ордажскую косу, спускались до самых пят. На сухом, безжизненном лице, выделялись огромные, жёлтые, как у старого филина, глаза. Они казалось, пронзали собеседника насквозь, проникая в самые тёмные уголки души.
Плотно затворив за собой дверь, Адгарти прошёл в кабинет и присел за столик для мадхаса[]. Иллувани, отойдя от окна, подхватил с стоящей рядом жаровни нагретый кувшин с чираем и ещё одну чашу для гостя, расположился напротив.
Адгарти кивком поблагодарил Иллувани, взял чашу и пригубил обжигающе горячий напиток.
– Какой мягкий вкус. И лёгкая горчинка… - сказал он, в восхищении цокая языком. - Полагаю, сорт «барроме», с юга Деланских Гор? – полюбопытствовал он, сделав несколько маленьких глотков.
- Увы, вы ошиблись, наставник. Я не настолько богат, чтобы позволить себе такие сорта. Это «валедо», сбор этого года. Вчера мне как раз доставили несколько менн[], - с лёгкой улыбкой признался ректор, одновременно раскладывая камни на досках для игры в мадхас.
Это было традицией, которую они оба поддерживали уже несколько десятилетий. Каждый десятый день декады ректор и пожилой наставник играли в мадхас. Пару минут Иллувани и сидящий напротив Адгарти выстраивали свои позиции, время от времени отвлекаясь, чтобы отпить из чаши чирай.
Иллувани задумчиво рассматривал игровые доски. На двух малых досках выстроились начальные построения игроков - по четыре камня в каждой. И если ректор выкладывал стандартный «западный форт», но на доске противника возникла «мятежная крепость», расположение камней, которое на его памяти Адгарти не применял ни разу. «Странно», - мелькнула мысль, - «Почему он выбрал подобную тактику? Если только…»
Его палец передвинул верхний камень на две позиции ниже, превратив тем самым «западный форт» в «цитадель власти». По сухому, старческому лицу его соперника не возможно было ничего прочитать, но на мгновение Иллувани показалось, что уголки губ его старого друга дрогнули в лёгком намёке на улыбку.
- Игра начата, - сказал Адгарти, ставя на главную доску первый камень.

Уже прошло более часа с тех пор, как партия была завершена. Иллиани ар-Симео, ректор Королевской Академии Канмивара, сидел, откинувшись на стуле, задумчиво глядя на доску. Время от времени его, лежащие на резных подлокотниках в виде голов варга, руки судорожно сжимались, а сам ректор напрягался как пружина. В эти секунды ему хотелось вскочить, найти в бесконечности коридоров Академии своего недавнего соперника и расспросить его обо всем, что здесь только что произошло. Но, через несколько мгновений, это желание угасало так же внезапно, как и появлялось. Маленький краешек тайны, показанный ректору, словно раскалённый уголёк ворочался в его голове, заставляя думать только о нём и ни о чём больше. Иллувани был настолько погружён в свои мысли, что не заметил как тяжёлая, обитая медью, рама окна, скрипнув, отворилась. На секунду густая тень закрыла свет Селины, проникавший в комнату. Мгновеньем позже из темноты, скрывающей большую часть кабинета, проявилась неясная фигура. Вздрогнув, Иллувани приподнялся в кресле, собираясь встать. Незнакомец, словно уловив недовольство ректора столь внезапным вторжением, вышел на свет. Тёмно синие, почти чёрные как морские глубины, глаза невозмутимо смотрели на ректора. Неровно подрезанные волосы прореживались ранней сединой. Стройный и поджарый, в чёрном костюме, состоящем из подобия рубашки, куртки с поясом и свободных штанов типа нешироких шаровар, он казался воплощением детских сказок о Тёмном Страннике.
- А, это ты. Мог бы хоть раз войти по-человечески. Где тебя только научили этой привычке… - недовольно проворчал ректор, усаживаясь обратно. Он явно сконфужен тем, что дал застать себя врасплох.
На обветренном, с правильными чертами, лице незнакомца мелькнула еле заметная улыбка. Заметив её, Иллувани ещё больше разозлился.
- В первой половине дня Мидара прислала мне официальную ноту, - резко заявил он. - Она крайне недовольна происшедшей сегодня дуэлью и требует принять меры. Причём на этот раз не к ученикам, а к «персоналу, отвечающему за безопасность учащихся и соблюдение правил Академии». В сообщении было сказано, что дуэлянты были доставлены в лазарет в критическом состоянии, сохранить им жизнь удалось лишь чудом, – ректор вопросительно поднял бровь, ожидая реплики собеседника.
- Я предпочёл не вмешиваться, - услышал он в ответ тихий, как дуновение ветра, голос.
- Полагаю, у тебя были веские причины для такого решения? – язвительно уточнил ректор.
Не говоря ни слова, его собеседник подошел к столу, вынул из внутреннего кармана куртки белый свёрток и осторожно положил его перед ректором. Иллувани развернул холстину, выкладывая содержимое на поверхность стола. Это оказался кусок металла, оплавленный и деформированный, но в котором безошибочно угадывались очертания рукояти меча с вдавленными в сталь отпечатками пальцев. Взяв рукоять в руку, ректор несколько секунд сидел безмолвно, прикрыв глаза. Потом он отложил её в сторону и встретился взглядом со стоящим напротив него.
- Проводник? – тихо спросил Иллувани.
- Мощный и стабильный, - подтвердил незнакомец.
Иллувани откинулся на спинку стула. Его пальцы отстукивали на резной крышке столика затейливую мелодию. Было видно, что ректор глубоко задумался.
- Кто из дуэлянтов использовал Проводник? – обратился он к собеседнику после долгого молчания.
Не говоря ни слова, незнакомец медленно достал из-за пояса тонкий браслет. В первый миг Иллувани подумал, что браслет вытесан из голубоватого горного хрусталя, но присмотревшись…
- Лёд, - изумлённо выдохнул ректор, осторожно принимая из рук собеседника браслет. – Неужели?
- Да. Проводники использовали оба дуэлянта. Джиро из Стилета, мастер металла и Тоиши Хаори, криоманта, - подтвердил полночный посетитель его догадку.
- Хм, тогда удивительно, что они так легко отделались, - на этих словах Иллувани замолчал. В кабинете на несколько минут воцарила полная тишина. Затем ректор встал и подошел к окну.
Это ещё не всё, - услышал голос он за спиной. Ректор обернулся, посмотрел на собеседника, ожидая подолжения.
- Мне не пришлось «развязывать» Проводники после боя, - незнакомец, - один из учеников смог это сделать самостоятельно.
- Теперь у нас есть шанс, - сказал Иллувани после недолгого молчания.
- Главное его верно использовать, - уточнил незнакомец.
- Нет, - покачал головой Иллувани, - главное дать ИМ возможность его использовать. Времени осталось совсем мало…
Аскет вне форума  
Старый 07.01.2006, 13:26   #5
Аскет
Птица Лэнга
Старожил
 
Регистрация: 22.06.2010
Сообщения: 0


По умолчанию Re: Бивер. Творчество.

Глава 3

В здании общежития Академии было темно и тихо. Мягкий, еле заметный свет Селины[] падал сквозь оконные витражи. Он не разгонял тьму, скопившуюся в длинных коридорах старого здания, лишь добавлял в неё новые оттенки. Что впрочем, совершенно не мешало старику Мерто, совершать свой ежедневный, вернее еженочный, обход. Будучи ночным сторожем уже более двадцати лет, он уже давно ориентировался в подобной темноте не хуже кошки. Его, как часто казалось курсантам, подслеповатые глаза замечали всё - шарф, беспечно оставленный в пустой аудитории, связка шпаргалок, забытых в суматохе экзаменов, очередное ругательство вырезанное крышке стола. Связка ключей, висящая на поясе сторожа, тихо позвякивала в такт его неспешной походке.
- Опять нагадили… - вздохнул Мерто, проводя пальцем по искалеченному нецензурной фразой подоконнику. – Как нелюди какие-то, накажи меня Восставшие. Надо будет попросить, чтоб выдали ещё одну банку с краской…
Ещё раз вздохнув, сторож собрался было продолжить свою прогулку, но тут его внимание привлёк шорох за старой, отделанной серебром дверью, ведущей на лестницу. Мерто, не спеша, нашарил рукой служебный медальон[], и, крепко сжав его в кулаке, направился к двери. Подойдя он осторожно потянул дверную ручку.
- Мяяу! – серая тень выскочила в появившийся просвет и, проскользнув между ног сторожа, исчезла за ближайшим углом.
- Франт, забери его Восставшие. Опять небось по кошкам шастал, – разозлённо процедил Мерто. Его вражда с этим серым матёрым котом - родоначальником всех кошек Академии – уже вошла в поговорку. Уже больше десяти лет сторож и кот жили под одной крышей и за эти годы успели возненавидеть друг друга всей душой. Первый – за то, что второй гадил где-ни-поподя и каждую весну не довал спать всей округе. Второй – за то, что первый постоянно пытался его поймать и кастрировать. Пока - безуспешно.
- Стой, на этот раз я тебя поймаю, поганец! – крикнул Мерто вслед улепётывающему кошаку. Его настроение, итак не слишком радостное, было окончательно испорчено. И исправить его могло только одно – немедленная поимка серого вредителя с последующей кастрацией. С силой хлопнув дверью, Мерто развернулся и побежал за снова ускользнувшим от него Франтом.
Когда разъярённые крики сторожа окончательно стихли. Дверь, в которую недавно прошмыгнул Франт, распахнулась и в неё проскользнула неясная тень.
- Чисто, - убедился Вигарт, настежь открывая дверь. – Хорошо, что ты додумался прихватить с собой Франта, Гил. Иначе бы нас точно застукали.
Гилерро, тащя висевшего у него на плече, бледного как смерть, Лайтимерика, сухо кивнул. Его пошатывало, и было видно, что каждый шаг даёся ему с большим трудом. Вигарт подскочив, подставил плечо, и они в троём заковыляли по коридору.
- Ну и досталось вам, - произнёс Вигарт, скосив глаза на однокурсников. - Мидара из вас все соки выдавила.
- Дело не в этом, - хрипло произнёс Гилерро, - мы просто отдали больше, чем ты.
- Это ты о чём? – Вигарт был неприятно поражён. – Или намекаешь, что я сачковал?
- Нет, - ответил Гилерро тяжело дыша. – Но, ты же сам видел, из всех нас на ногах остались только старшекурники. Вы с Аминой и Тави ещё легко отделались, все остальные после переливания несколько часов лежали как полумёртвые. А Икхачи и Рик вообще…
- Да, этим двоим пришлось тяжело,- задумчиво согласился Вигарт, посмотрев на мертвецки-бледное лицо Лайтимерика.
- Мидара использовала прямое переливание жизненной силы от нас к Джиро и Тоиши, – продолжал Гилерро. -Конечно, теперь они выздоровят значительно быстрее, но так как мы ещё не умеем контролировать себя так как старшие курсы, то…
- Некоторые отдали больше, чем следовало – мрачно закончил Вигарт.
Гилерро молча кивнул. И хотя на самом деле всё было несколько не так, как он рассказал, ему не хотелось тратить оставшиеся силы на этот разговор.
Дальнейший путь они продолжали в полной тишине. Через полсотни ярдов Рик глухо застонал, приходя в себя. Сделав краткую передышку они втроём, уже каждый на своих ногах, продолжили путь. У очередного поворота Вигарт резко остановился.
- Здесь расстанемся, - сказал он, - мне и так было с вами не по пути, а если я пойду дальше, то не успею вернуться к себе до рассвета.
- Пока, спасибо, что помог, - поблагодарил его ещё не до конца пришедший в себя Лайтимерик.
- До встречи, - махнул рукой Гилерро.
Дождавшись когда фигура однокурсника скрылась в полутьме коридора, друзья уныло двинулись по направлению к своей комнате. И тут…
- И где же вы, господа курсанты, были? – вдруг раздался из-за спины чуть дребезжащий, и так неприятно знакомый голос. Друзья дружно обернулись. Над нами возвышался Адгарти шан-Исхео бес-Иллого, их наставник, куратор и мучитель в одно лице. Хотя Гилерро с Риком почему-то всегда приходилось иметь дело с последним.
Никто не знал, сколько ему лет, но, Гилерро не раз слушал, как с ним, как с учителем, здоровались многие наши преподаватели[]. Ходили даже слухи, что он был одним из тех, кто основал Академию. Вряд ли, конечно, даже для Одарённого прожить больше пяти веков – неслыханное дело.
- Итак, не скажет ли мне высокочтимый Лайтимерик, – язвительно спросил старик, так и не дождавшись ответа, - в каком времени курсант должен вернуться в общежитие?
- Во восьмом часу после полудня, - стараясь не смотреть на Адгарти, ответил Рик.
- А какое время мы имеем сейчас, уважаемый Гилерро? – желчно усмехаясь спросил настаник.
- Половина четвёртого, - сказал тот, взглянув на светившую сквозь витражное окно Селину.
- В таком случае прошу немедленно следовать в мой кабинет, господа, - Адгарти развернулся и, сложив руки за спиной, пошаркивающей походкой скрылся в темноте.
Переглянувшись друзья уныло поплелись вслед за ним.

В кабинете было на редкость неуютно. По странному стечению обстоятельств кабинет Адгарти занимал пожалуй самую маленькую комнату, которую можнобыло найти в этом крыле Академии. Небольшой стол, на котором лежала стопка исписанных листов бумаги, старый, расшатываюшийся от старости стул без спинки, шкаф с парой десятков книг, в основном справочников и энциклопедий, да маленький камин у углу – вот практически и всё, что помещалось в этом кабинете. Стульев для посетителей предусмотренно не было. Куратор не любил излишеств.
Адгарти сидел уголке на своей табуретке, требовательно глядя на стоящих перед ним учеников.
- Итак, - начал он, - за сегоднешний день вы нарушили четыре параграфа устава Академии. Прогул занятий, дерзкое неподчинение, неявка в положеное время в общежитие, и самое главно – поднял он вверх указательный палец, - участие в драке, что позволю себе заметить, строжайше запрешено не только уставом, но и королевким указом.
- Простите, наставник, - неуверенно поднял руку Лайтимерик, - но почему «дерзкое неподчинение»? Мы вроде…
- Попрошу меня не перебирать, господин курсант, - рассержено оборвал его Адгарти. – Но раз уж вы об этом забыли, я вам напомню. Не далее как вчера, во втором часу по полудню вам было велено явиться к коменданту для выделения вам участка работы по очистке акведука. Вы явились?
Гиллеро мысленно застонал. Этот злостчастный акведук чистило уже не одно поколение курсантов. Когда семьсот лет назад приступали к строительству дворца, который впоследствии стал Академией, правивший в то время король Диллори IV среди прочих условий упомянул, что хочет каждое утро умываться водой из горного озера, расположенного несколькими милями выше. Архитектор Тилварио ан-Беноти усхитрился выполнить желание короля, установив сложную систему акведуков снабжающих водой весь дворцовый комплекс. Но, каждую весну, акведук было необходимо чистить. Сегодня, вернее уже вчера, был как раз их с Риком день. И разумеется они про него благополучно забыли.
Куратор тем временем продолжал:
- Итак, учитывая тяжесть проступков, отсутствие раскаивания за содеенное, - здесь он бросил многозначительный взгляд на Рика, - приговариваю вас к исправительны работам сроком на декаду. С сегоднешнего дня вы переходите в ведение коменданта Ромара и ОБЯЗАНЫ, - это слово Адгарти подчеркнул, - выполнять его распоряжения начиная пяти часов утра и заканчивая в семь часов по полудню.
- Но, как же учёба? – спросил Гилерро, едва справляясь с внутренним волнением, решение Адгарти меняло слишком многое, - подготовка к практике, экзаменам?
- Все ваши учебные планы будут пересмотрены с учётом данного решения, - отрезал наставник, - и будут перенесены на вне учебное время.
- То есть спать нам не придётся, - тихо пробурчал Рик, стараясь, чтобы его не услышали.
Пергаметно-жёлтая кожа на лице их куратора сложилась в змеиной усмешке.
- Высокочтимый Лайтимерик, вы всё абсолютно верно поняли. Господа курсанты, можите быть свободны, - с этими слова он отвернулся, уставившись на пламя камина, давая им понять, что разговор окончен.
Щёлкнув каблуками, друзья развернулись и вышли из кабинета. Звук их шагов уже исчез, расстворившись в тишине, а Адгарти всё сидел у своего маленького камина и смотрел на огонь. Его сухие, потрескавшиеся губы бесшумно шевелились, как будто читая молитву.
Аскет вне форума  
Закрытая тема


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 03:35.


© Рудазов Александр «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге запрещена и преследуется по закону.»