Архив форума фантаста А.Рудазова
 

Вернуться   Архив форума фантаста А.Рудазова > Творчество > Творчество товарищей
Создание сайтов RPG мир


Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 01.03.2008, 23:51   #1
Нокс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию Оружие Демона (фентези дебют)

Да я понимаю, что я на этом форуме совсем новичок, и сразу с бухты барахты выкладывать что-то на людской суд несколько не прилично, но я все же сделаю это.
Что ж надеюсь мое бумагомарание никого сильно не утомит... буду очень рад всем "помидорам".



Об истории: Много лет минуло с Великой Опустошающей Войны Пяти Храмов Магии. Уже давно этот Мир не населяют демоны, а Патриархат Сильнейших стал лишь древней сказкой. Но Тьма терпелива и никогда не уходит насовсем. Череда непонятных убийств в Ничейных Землях, громкие конфликты между Фивтбором и Хаккозом, рассвет наемных убийств и краж. Очередная черная полоса в существовании Архипелага Зорг? Возможно... а может все гораздо сложнее...



Пролог


Горная цепь, простирающаяся в южной части Хаккоза гордо носила имя Ревум-Та, что с Древнего Языка означало Громада. Она опоясывала всю Юго-Восточную часть архипелага, словно хребет какого-то древнего монстра, который окаменел в своем вечном сне. Ревум-та однозначно была бы занятным и, возможно, даже прибыльным местом, позволяй имперские технологии взглянуть на нее не только снизу вверх. Много лет назад, во времена освоения этой местности еще находились смельчаки, готовые бросить вызов громаде, имея за плечами лишь моток веревки, да сумку со скудным провиантом. Многие из приключенцев так и не спустились с мрачных вершин, а те, кому повезло выжить, были не многим лучше мертвых. Колдуны, обычно не слишком поощряющие рвения простого народа к знанием, позже тоже заинтересовались феноменом горы Ревум-Та и даже пытались "вознестись" туда в своих ментальных телах, но все безуспешно. Магов подошедших слишком близко к какой-то определенной высоте буквально выкидывало обратно. Хаккозом в то время как раз правил один из сильнейших магов, и он, получив одобрение своих коллег нарек Ревум-Та недосягаемой территорией, а значит пространством не представляющим ни материальной, ни моральной ценности. Позже уже другим Императором был подписан отказ и от горы, и ближайших к ней земель, так что фактически Ревум-Та стала суверенной зоной с неизвестным правителем.

А правитель существовал, в этом были уверены практически все Хаккозцы, особенно пресловутые маги. Они считали, что вдоль вершины поставлен мощный магический барьер не пропускающий через себя никого, кроме своего зодчего, и в общем-то были правы. Зодчий и правду существовал и даже не один. Трое великих колунов, достигших небывалой силы основали на вершинах свое вече. Это были те, кого народ с легкой руки прозвал Патриархатом, положившим конец Войне Пяти Храмов. Те, чье противостояние привело к полному уничтожению всего живого на Великом Материке. Те, кто уже давно не показывается никому на глаза.

Сейчас на удивительно ровном круглом плато, с начертанной тетраграммой, они и стояли друг против друга и похоже просто молчали, вслушиваясь в завывания вьюги. Но так могло показаться только на первый взгляд. На самом деле между ними шла беседа, и достаточно серьезная. Понять это можно было, лишь взглянув в их лица. Первый из присутствующих, явно самый старший из троицы был облачен в старую зеленую мантию с древними рунами, изображающими замысловатый узор. Изъезженное бороздами морщин, лицо старца выражало крайнюю обеспокоенность и тревогу, он едва ли не дрожал.

Второй собеседник был явно моложе, хотя тоже производил впечатление человека в возрасте. Выпрямившись и расправив плечи, он явно не испытывал того пронизывающего до костей мороза, а развивающаяся на ледяном ветру фиолетовая мантия придавала ему и вовсе пугающий вид. Он слушал беседу улыбаясь уголком рта, похоже ему давно был известен ее исход.

А третий из Патриархата действительно мог похвастаться своим видом. Его волосы еще не тронула седина, а чуть простоватое лицо вообще придавало ему сходство с деревенским юношей, да и одет он был подобающе: простая, хоть и чистая рубаха, штаны из мешковины, да пара изношенных башмаков. Весь вид "юноши" буквально протестовал против таких воистину условных традиций как облачение в мантию с кучей амулетов или преклонный возраст. Похоже, сейчас именно он держал ответ - его губы подрагивали, а сведенные брови, свидетельствовали о неудовлетворенности разговором.

- Достаточно демагогий господа, - наконец произнес он вслух. - Я не хочу, что бы вы подумали, что я ни во что не ставлю ваше мнение, но отговаривать меня бессмысленно, - слова мага мгновенно тонули в порывах ветра, но все же успевали достигнуть ушей собеседников.
- Ты исправил свою ошибку, мы поможем тебе совладать с демоном, - откликнулся старец повелительным тоном.
- Возможно, я исправил ошибку, но это недостаточно. Мне нужно изменить самого себя. Вот ты, некромант, всегда был нашим судьей. Что скажешь?
- Я? - удивленно переспросил носитель фиолетового цвета. Похоже, он уже не думал, что кто-то вспомнит о его существовании. - Я, Ке....
- Без имен! - оборвали его сразу два голоса
- Я думаю, Темный, - поправился судья, - что вы жутко предсказуемый тип. Я ожидал от вас этого заявления уже несколько месяцев. Даже вещицу одну вам в дорогу приготовил, - в свете восходящего солнца блеснул какой-то предмет и тут же исчез в руке Темного. - Когда будете готовы, ну вы знаете что надо делать.
- Спасибо. Что-ж, господа, дальнейшая наша беседа теряет всякий смысл... прощайте, - быстрый взаимный кивок, и тело колдуна растаяло в облаке горячего пара.
- Как думаешь, некромант, он вернется?
- Не могу сказать, Светлый, все зависит от него самого. А тебя я вообще не понимаю. Твой враг ушел живи себе да радуйся. А вот мне придется туже, я как Нейтрал Патриархата не могу оставаться в стороне и смотреть, как Свет существует без Тьмы - придется мне выполнять обязанности Темного, по мере моих возможностей.
- Так зачем же мы отпустили этого мальчишку?
- Патриарх! Вам не кажется, что когда счет идет на тысячелетия разница в пол века просто ничтожна. Да и не смогли бы мы его удержать.
- Ну да... возможно мой враг в чем-то и прав. Нам действительно пора окончательно исчезнуть из жизни человечества, оставив за собой лишь истории и былины.
- Значит так мы и сделаем мой друг. Я уже начинаю строить зиккурат.
- Хорошо. Возможно мы с тобой больше не увидимся, нейтрал. Я хочу сказать тебе спасибо, ты и правда был очень нужен, нам обоим.
- Понимаю, ну прощай.
- Прощай...



1774 год от оЗ
Рановато сегодня ночь пришла в крошечную страну, именуемую просто Ничейной Землей. Разумеется, на самом деле у этой земли был хозяин - один зажиточный фермер, который волею случая получил дворянский титул и недурственное финансирование, в результате чего смог превратить свою ферму в небольшой городок. И на этом новоиспеченный господин не остановился. Он даже смог выбить для своего маленького, но достаточно быстро разрастающегося города статус государства. Главы двух господствующих (да и по чести сказать, единственных на этом архипелаге) стран, хотя и долго кричали или просто скрипели зубами, дали свое согласие. Действительно, почему бы и не сделать из этого небольшого клочка земли, разделяющего две стороны, суверенную территорию.

Занимать было запрещено по неписанным законам как тем, так и другим. А так можно будет наладить с жителями этого города крепкие дипломатические отношения, торговля опять же (по слухам в Ничейной Земле были самые лучшие виноградники) считали одни. В то время как другие были настроены более скептично. Якобы теперь что бы перебраться из Фивтбора в Хаккоз (и наоборот соответственно) придется пересекать лишнюю границу, следовательно, платить лишнюю пошлину, да и вообще бумажной волокиты куча. Так и делается политика - вечные споры, потом тот того подкупит, этот этого запугает - в общем, наконец-то разрешение было подписано, но с небольшой припиской - новое государство должно оставаться безымянным и носить титул Ничейной Земли, как территория, не принадлежащая ни Хаккозу, ни Фивтбору.

Торговцы поспешили закрыть свои лавки или укрыться в них же, а родители - подовзать своих детей. Те свою очередь недовольно бурчали себе что-то под нос, недоумевая, что такого в наступлении темноты, наоборот ночью ведь начинается самое интересное. Однако не похоже это было на обыкновенную ночь. Во-первых, в это время года темнеть начинало намного позже, а во-вторых, не было даже сумерек. Кажется, всего пять-десять секунд назад светило солнце, не особо-то собираясь уходить за горизонт, а тут вдруг темнота, даже звезд не видно. Суеверный народец, населявший Ничейные Земли был заметно взволнован, кто-то даже стал дергать стражу, как будто они могли знать, почему дневное светило решило вдруг потухнуть. Хотя конечно какая-то польза от городской охраны все же была - они быстро разогнали всех по домам и велели именем барона, поскорее ложится спать.

Пару часов спустя волнения осели, и люди в своих домах честно выполняли приказ стражи, сопровождая процесс звуками разной громкости и частоты. А это время по тропе ведущей к замку, находящему возле города, медленно шагала сгорбленная фигура, закутанное в дырявый походный плащ. Охрана у ворот замка, похоже, решила тоже выполнить приказ своих коллег. Ну, кому как не служивым людям подавать пример простым обывателям. Даже если те этого примера не увидят, он должен быть идеален и эти два блюстителя порядка очень старались, судя по вышеупомянутым звукам. К слову сказать, они, скорее всего, начали выполнять приказ задолго, до того как он поступил, что только подчеркивает их осмотрительность и догадливость.

Подошедший странник несколько минут смотрел на этих дюжих мужиков, забавно подпирающих свои алебарды. Возможно, умилялся их виду или же просто хохотал в душе - подобное зрелище способно было вызвать любые эмоции. Наконец, он поднял свою ладонь на уровень глаз спящих и резко махнул ею с лева на право.
- В чем дело? - синхронно выкрикнули, мгновенно пробудившиеся молодцы, недоверчиво уставившись на бедняка, что прервал их со... ну в смысле службу.
- Приветствую вас, господа стражи, - прохрипело из под капюшона. - Чудная ночь, не правда ли?
- Т-тебе что тут надо, бродяга? - спросил один из стражников.
- О, ничего обременительного, добрые господа. Я лишь хотел взглянуть на музей барона, о котором столько наслышан, - охранники лишь сурово покачали головами, но скиталец и не думал уходить. Тогда один из них тот, что был помоложе попытался объяснить убогому мол, ночью его в замок никто не пустит, да хотя, что там - такого как он, не пустят и днем, ни они, ни кто-либо другой, однако тот так и остался стоять и смотреть в одну точку.
- Слушай ты, пес шелудивый, уходи пока по-хорошему просят. Ты не смотри, что я на службе, голову вмиг сниму, - прорычал второй, хватаясь за оружие.
- Увы, - практически нараспев протянул незнакомец, почему-то уже нормальным чистым голосом. - Вы сказали, что ни один охранник не пропустит меня сюда? А я так надеялся на мирный исход дела... прощайте, - руки, подобные двум черным крыльям взметнулись вверх. Стража хотела, было уже кричать тревогу, но из их ртов вырвался лишь тяжелый хрип.
- Я не хочу причинять вам боли, господа, просто расслабьтесь и умрете быстро, - но бойцы либо обезумили от магического давления, либо тешили себя надеждой, что смогут высвободиться от ментальных пут. Они корчились, дергались, пытаясь сдвинуться с места, но безуспешно. Колдун, глядя на это, лишь покачал головой... и сжал обе свои ладони в кулаки. Тела сразу обмякли и повалились на землю. Мгновенное прекращение работы всех жизненно важных органов - после такого выживет разве что очень сильный маг.

Спустя, без малого, десять минут чародей уже стоял в просторном зале музея. Не трудно догадаться, что все остальные, находившиеся здесь до его прихода - уже лежали. Он пошел в конец зала, зачарованно глядя на самый главный здешний экспонат, его цель. Капюшон уже успел упасть на его плечи, обнажая белую как мел, голову без единого намека на какие либо волосы. Даже усов и бровей не было, зато все от макушки до подбородка было исписано какими-то ритуальными каббалистическими символами. Пришелец невольно прищурился, скрывая свои глаза, с неестественно большой радужкой (белка было почти не видно) и зрачком, напротив совсем крошечным.
- Фаракрил, - прошептал он, буквально трепеща перед мощью древнего артефакта, - меч моего учителя. Ты снова обретешь владельца и не будешь больше пылиться тут, в усладу городским зевакам.
Фаракрил словно услышав зов, покорно прыгнул в руки своему новому хозяину и, описав красивый зигзаг, бесшумно растворился в воздухе вместе с ним.

1780 г. От оЗ
Тяжелая дубовая дверь захлопнулась за спиной парня, который разносил казенную похлебку, и в темнице вновь стало просторно. Интересно, чем руководствовался архитектор этого острога, когда его проектировал: личная неприязнь к преступности или просто денег на постройку мало выделили. Хотя какая разница, ведь забывшийся и решивший быстро встать, ударяясь лбом о каменный потолок, будет поминать нехорошим словом не архитектора и не строителей. На это ему просто ума не хватит. А вот тюремщики узнают про себя много нового и интересного, будто они в чем-то виноваты. Любой честный гражданин скажет, что именно так тюремные помещения и должны выглядеть - сырыми, тесными и смердящими, ну и окажется прав, наверное.

- Эй вы там, - прокричал в закрытую дверь человек, обладатель такого лица... Не приведи господь ночью встретить - долго потом еще во сне являться будет. А уж если еще и осмелиться попросить у такого милостыню - все пиши пропало, не только отберет что есть, но кинжалом пырнуть может, "что б неповадно было добрых людей от размышлений отвлекать" А мысли у такого доброго человека как правило такие же добрые. - Скажите вашему вшивому повару, что бы в следующий раз крупу хотя бы чуть-чуть поварил.

За дверью послышалось невнятное ворчание и лязг ключей. В голове Уильяма Секиры со стремительностью стрекозы в брачный период пронеслась одна единственная мысль - допрыгался. В чистом поле, да с крепкой дубиной в руках он мог дать фору десятерым, но здесь и сейчас... Дверь нарочно медленно открылась, и в Билла нарочно очень быстро полетел какой-то предмет, крупных размеров. Через мгновение Секира разглядел то, что в него было брошено. Это был человек, щуплый старичок в рваном халате и какой-то тряпке, хитро закрученной вокруг головы. Старик похоже тоже успел разглядеть, в кого он попал и шустро попытался забиться в угол.

- Ну все, - прошептал бывший вышибала из борделя сам себе, - Сумасшедшего подсунули. Ой, ну на кой черт мне дался этот дворянин чистоплюй. Меня до него и похуже называли, нет руки зачесались. Лежал бы сейчас у себя дома да в потолок плевал...
- Эй, дедушка, ты откуда такой, - после получасового молчания не выдержал Билл. Дедок похоже успел уяснить, что сегодня его бить не будут и расслабился, а поговорить хотя бы с кем-то очень хотелось. В ответ послышалось непонятное урчание, постепенно "переросшее" в нормальную речь.
- О могущественнейший, да не оставит тебя солнечное светило в этот день. Мое имя Утгалин ибн Шаха ибн Аку Казых. Я прибыл сюда из далекой страны, что не отмечена ни на одной здешней карте. Я пытался найти здесь кров и пищу, но был всеми отвергнут, пока не попал сюда, - где-то на середине монолога громкость и членораздельность речей этого Утгалина ибн чего-то там достигла своего апогея и стала спускаться назад, логично завершившись неясным шипением.
- Красиво заливаешь, Уткоблин, - оценил Уильям. - Вот только в дурдоме не особо лучше, чем тут, так что можешь оставить свою ахинею.
- Не веришь мне, уважаемый? - тут же насупился дедок, демонстративно отвернувшись лицом в каменную стенку, но уже через пару-тройку секунд сменил гнев на милость, и повернувшись обратно продолжил.
- И правильно делаешь. Но такой народ с замысловатыми речами и кальянами с волшебной травкой, от которой тебе открывается вся правда бытия, все же существует. У меня папа путешественник был, ездил однажды в их край... и зря.
- Это почему?
- А, казнили его, за ослушание приказу и клевету. Он-то сразу рассказывать, где был, что видел, одежды странные нацепил. Думал его все хвалить кинуться, ан нет.
- Ну, а ты тут причем?
- Я-то? А ну так папашка-то мой с женой плавал, ее пощадили, что с бабы взять, да она к тому же еще и дитя под сердцем носила. Отпустили ее, в общем. Ну, через пару месяцев уже родила, да и решила обучить сынка той культуре заморской.
- Лихо, - хохотнул Билл, - так зачем же ты из себя дурочка-то строишь? Шутом подработать решил что ли?
- Все вы так говорите, - вновь обиделся самозванец. - Да только дела-то моей специализации лучше именно под такой личиной проводить, - Секира уже потихоньку стал понимать, что это за специализация такая. Через пару часов общения с "Уткоблином" у него даже начала назревать план, как можно его использовать...
  Ответить с цитированием
Старый 01.03.2008, 23:55   #2
Нокс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Глава I Выпускники

Сегодня

Не очень часто, всего восемь раз в году в ночном небе, накрывающем Архипелаг можно увидеть потрясающее зрелище. Среди россыпи далеких, а потому кажущихся маленькими, звезд выступают две крупных луны, отдающих зеленым. Складывается такое впечатление, что это чьи-то страшные глаза наблюдают за людьми и ничто не может укрыться от их жутковатого, но удивительно красивого и манящего взгляда. Еще в древности ученые высчитали интервалы их полного, синхронного появления на небе, и стали отсчитывать по ним время. В основном они появлялись раз в шестьдесят один день и такой период времени со временем так и стали называть - Лунами. Такая система исчисления дней пришлась по вкусу всем, и должно быть только по этому она сохранилась и использовалась и сейчас.
Сегодня рассвет солнца торжественно объявил о начале сорок четвертого дня Лун Жатвы, на радость всем и вся. В этот день абсолютно везде объявлялись гулянья и за одним столом встречались и старый и молодой, и богатый и бедный. Представители и Фивтбора, и Хаккоза искренне желали друг друга счастья и с удовольствием выпивали традиционную чарку за процветание чужой страны в то время, как еще вчера могли вцепиться друг другу в горло. И только потому, что противник был "не из наших". Как и прискорбно, но уже в течение двадцати лет отношения между, когда-то дружными соседями медленно, но верно натягивались, словно тетива лука опытного стрелка. Но как водится начало было не столько глобально - кража. Не совсем обычная кража конечно, с кучей трупов, умерших при неизвестных обстоятельствах. Убийца не оставил ни следа, ни ран на телах, ни следа от удавки на шее, даже яда в организме не было, разве что маги вроде бы и уловили тогда кокой-то след темной ауры, но ничего определенного не сказали.

Живых не осталось в замке барона Ничейных Земель, кроме как ни странно самого барона. Да и тот со временем тронулся умом успев, правда, передать бразды своему сыну. Барона никто не осуждал, все понимали, что править он своим миниатюрным государством уже не сможет. Сначала не слабый шок, когда встаешь утром, пытаешь подозвать слуг, а в ответ тишина. Идешь разбираться с нерадивыми работниками, посмевшими спать дольше их господина, а вокруг мертвецы... весь замок вымер. А после еще и Император Седрик IV и Король Варнац I наседают с двух сторон.

Дело в том, что украденный предмет, катана Фаракрил была достоянием обоих стран, которые не нашли лучшего способа разделить ее меж собой, отдали ее барону Робару на хранение. Вместе с катаной заодно "сплавили" и другие предметы, либо жизненно необходимые как королевству Фивтбор, так и империи Хаккоз, либо не нужные им обоим вещи. В общем, государства вполне логично обвинили в краже друг друга, и это послужило началом. А по прошествии приличного количества времени все уже забыли о древнем артефакте, переключившись непосредственно друг на друга. Ничейная Земля от этого практически не страдала, хотя порой и ей доставались "оплеухи". Но достаточно истории здесь и сейчас прощаются все обиды и долги, а взгляды устремлены в светлое будущее. Поговаривают, что даже на полу мифическом острове некроманта, сегодня живые мертвецы отплясывают народные танцы.

Празднества, затягивающиеся порой не на одну неделю не единственное, чем примечателен этот день. Так же сорок четвертого Жатвы знаменитый остров Лотария сбрасывает свой магический полог, и Объединенная Академия открывает свои двери всем желающим. На этот день открытых дверей съезжается, как минимум половина всего населения Архипелага попытать счастья. В основном приезжают родители, решившие отдать свое дитя на обучение. Вступительное испытание проходят как потенциальные студенты, так и их родители, каждые свое, разумеется. Детей, которым едва стукнуло пять лет от роду, проверяют на наличие у них магических способностей или воли воина или и того и другого, иногда. Родителей же тщательно расспрашивают об их родословной, привычках, болезнях. Когда те, смущаясь, чего-то не могут вспомнить, на помощь приходят маги-целители.

Увы, но даже если каждый второй ребенок, привозимый на остров, был уникальным, большинству отказывали. Дело в том, что в тот же день, когда определенная группа малолетних судентов заходила в стены Академии, такая же группа двадцатилетних адептов оттуда выходила с рекомендательными письмами в какой-либо город. А одним из важнейших постулатов, оставленных еще самим Патриархом Света был строгий учет численности учащихся. Прибыть должно столько же, сколько и уйти - ни больше, ни меньше. Так что одновременно с тем как на одной половине острова шел прием новичков, на другом конце проходила выпускная пирушка. Устраивалась она прямо в лесу, что бы не смущать других учеников. Посреди поляны стоял с разнообразными экзотическими блюдами... да и все. Дальше как говориться господа хорошие, развлекайтесь сами. И господа развлекались, как могли: кто кулачные бои устраивал кто в небо молниями бил, должно быть, показывая ему, как оно должно выглядеть в грозу. Послышалось мелодичное перебирание струн.
- О, неужели нам пригласили барда, - спросил кто-то
- Да не вряд ли, их дятел задолбит *Архипелагный вариант душащей жабы*, - отвечал другой
- О да это же кто-то из магов, интересно, где он инструмент нашел?
- Да может с собой, при поступлении привез.
- Ну ладно послушаем, может еще что-то и споет.
И он запел. Голос был достаточно хорошо поставлен, да и по струнам маг не плохо умел бить, но вот поэт из него был никакой. Суть песни с трудом уловили, и то не все. А песня намечалась похоже хорошая о выпускниках Объединенной Академии и возложенной на них миссии. Маг, решивший стать на ремя бардом быстро приметил, что народ не в восторге от его песни, и закончив последний куплет, стал просто играть. Народу это уже больше понравилось, кое кто даже подсел поближе к музыканту, что бы лучше расслышать приятную мелодию.


А чуть поодаль, возле старого раскидистого дуба собралось около пяти выпускников магического отделения. Они о чем-то шумно переговаривались, смеялись, пили вино, скорее всего украденное из столовой. Заводила у них высчитывался на раз - высокий с прядями рыжеватых волос, свободно падающих на плечи. В отличие от своих сверстников, уже успевших облачиться в лазурные мантии, парень по-прежнему ходил в "домашнем", хоть и дорогом темно-синем камзоле, расстегнутом на груди и аналогичного цвета штанах. А к поясу были прикреплены ножны, из которых выглядывал эфес шпаги. Холодное оружие у мага можно было увидеть так же редко как книгу в руках воина, и это, похоже, добавляло ему авторитета, среди друзей. Он полулежал, положив голову на выступающий корень, и что-то мурлыкал себе под нос. Одна из девушек, до этого просто сидевшая с задумчивым видом, наклонилась к рыжему и что-то долго нашептывала ему на ухо. Тот, подождав пока она закончит, задумчиво почесал подбородок, с начавшей расти бородкой, улыбнулся уголком рта, и незаметно подмигнув ведьмочке, вскочил на ноги.

Архипелаг еще никогда не видел женщины-воителя, были наемницы, убийцы, воровки. Но выпускницы отделения воинов - никогда и, скорее всего, не увидит. Новоиспеченные воины в новых, только из кузницы, доспехах, не без зависти глядели в сторону магов, где прекрасного пола было предостаточно. Сейчас воин с магом общались редко, только если были хорошими знакомыми до поступления в Академию, да где там. Разве, что человек с феноменальной памятью запомнит, с кем он там пятнадцать лет назад вместе солдатиков играл.

Велимир стоял возле стола и с важным видом жевал куриную ногу, когда взгляд его впился в какого-то мага, что-то оравшему своим друзьям, активно жестикулируя при этом конечностями. Его лицо показалось воину смутно знакомым. Внезапно ладонь мага буквально выплюнула струю пламени, которая словно нарочно не спеша, поплыла в сторону стола. Ну чего-чего, а дать какому-то там магу спалить праздничный обед Велимир не мог. Встав на пути пучка огня, он выхватил из ножен небольшой кинжал. Кинжал этот был неизменным атрибутом любого воина, он был заговорен на поглощение любого атакующего заклинания. Незаменимая штука, если успеешь применить. Огонек с громким шипением впитался в лезвие кинжала. Зачинщик похоже ничуть не расстроился, даже наоборот обнажил шпагу и профессионально отсалютовал ею.
- Да, и эти люди в скором будут представлять на Архипелаге мудрейших магов, - пробурчал себе под нос воин, делая почти не заметный акцент на слове "мудрейших". Конечно, они были учениками одной Академии и служили, в общем-то, одному делу - защите Архипелага от демонов, которые ушли отсюда лет сто назад. Но мальчишеская зависть к магам, за их способности, перерастала в юношескую неприязнь, а она, подавленная здравым смыслом двадцатилетнего все же не могла исчезнуть полностью.

Наиболее логичным сейчас было просто разойтись по разные стороны и не видеться больше никогда в жизни, но Велимир приметил кое-что, что на корню истребило подобный исход дела. Шпага у мага явление конечно удивительное, но не сверхъестественное, а вот выгравированный на рукояти герб. Отсюда конечно было не очень хорошо видно, но, похоже, это был герб Шадсингов - достаточно древней дворянской семьи, ныне не имеющей ничего кроме титула виконта, что, конечно же, не плохо, но денег от этого титула в кармане не прибудет. И если Велимиру не изменяет память, то он на данный момент - единственный представитель этой семьи, кроме разве что его брата близнеца... брата?

- Архиселлий, ты что ли? - спросил напрямик воин, подойдя поближе. Маг только вопросительно поднял бровь, но потом словно что-то вспомнив, ответил.
- Ну да, меня так звали когда-то, то еще имечко не находишь, братец? Мы с тобой не виделись уже пятнадцать лет, а это может служить поводом для нового знакомства. Г'брил маг-универсал, виконт Шадсиг, будем знакомы, - протянул он руку. Постояв так с протянутой рукой несколько секунд, отмахнулся ею же от Велимира, "здоровайся тут со всеми", плюхнулся назад в траву и почти мгновенно захрапел.
Та же девушка, подговорившая Г'брила поджечь угощение, поднялась с земли и, встав напротив воина, прошептала, что маги при поступлении, а Академию теряют свои старые имена и получают новые. А ведет он себя немного (тут девица задумалась, подбирая нужное слово) пафосно потому что выпил лишнего.
- Лишнего... это сколько же? - прошептал в ответ Велимир
- В том то и беда, что ему хватает даже глотка легкого вина, что бы потерять голову. Он не пьянеет, просто... меняется.
- Не пьянеет, - хмыкнул воин, - а что же уснул так быстро?
- А это он всегда так: трезвый не трезвый, только примет горизонтальное положение - засыпает... ну когда хочет, конечно.
- Да-а, ну ладно попробуем переиграть встречу, когда проспится, скажите чтобы к фонтану подходил, хорошо?



Г'брил не был уверен, приснилось ли ему что-то, и был этим вполне доволен. Когда уже три года к ряду каждый раз мучают кошмары, ты как никогда радуешься каждой спокойной ночи. Правда в этот раз это была не ночь или же он проспал сутки - над головой чистое безоблачное небо, окрасившееся приятными глазу красками сумерек.
Так, - сказал он сам себе, пытаясь понять, что он делает на сырой земле в это время суток, память о ближайших нескольких часах упорно не желала возвращаться в свое бренное пристанище. - Неужели опять? - разумеется опять. В свое время маг дал обет не употреблять алкоголь, и похоже сегодня был очень весомый повод, что бы его нарушить.
- Тьфу, - только и вырвалось из уст Г'брила, когда он увидел стол, за которым сидело, по меньшей мере, полтораста выпускников. Как не странно именно этот не хитрый предмет мебели заставил таки забытую информацию явиться перед глазами во всем своем великолепии. Нерешительно подойдя к столу он присоединился к застолью, между делом прошептав что-то, глядя на одного из своих однокурсников-магов. От неожиданной атаки бедняга даже свалился со скамьи, под дружный гогот сверстников.
- Ты что, Гэб?! За что?
- За то, Д'лаг, - вкрадчивым тоном объяснил маг-универсал, - что ты все бренчишь на своей радости лесоруба, а между делом все "выпьем, выпьем". И в меня буквально силой влил чашу Ничейного, знал ведь, что со мной бывает.
Паренек, носивший имя Д'лаг мгновенно стушевался, понимая, что отделался еще легко.
- Хорошо, извини, друг, - чуть помедлив ответил он, усаживаясь обратно за стол. - Слушай, тут тебя какой-то воин спрашивал, сказал, чтобы ты к фонтану подходил.
- А он разве не тут? - осмотрелся маг, выискивая среди сидящих, брата. Он вспомнил и о нем, но думал, что он вместе со всеми поглощает праздничный обед. - Да, похоже, поесть мне сегодня не суждено.

Велимир, конечно имел ввиду большой фонтан на заднем дворе жилых корпусов. Там располагался небольшой парк, в котором студенты отдыхали после занятий. Идти до него было далековато, так что у Г'брила было время, что бы придумать новую версию приветствия, получалось не очень. Наконец добравшись до высоко бьющего, едва ли не до крыш, фонтана он увидел Велимира. Воин сидел на скамейке, и испытующе смотрел на вновь обретенного родственника, чуть наклонив голову на бок.
- А мог бы за столько лет и послать весточку старшему брату, - ни к селу ни к городу сказал он, поставив Г'брила в тупик из которого он выбрался, прибегнув к старинному способу вести беседу, ответил вопросом на вопрос.
- А ты будешь до гроба помнить, что вышел из материнского чрева на несколько мгновений раньше, чем я? - да, Велимир и Архиселлий были близнецами, хотя из общего в них была, разве что, фамилия. Незнакомый человек не признал бы в этих двух даже дальних родственников. С одной стороны тихий рыжеволосый маг, часто кажущийся на несколько лет моложе брата. С другой - веселый и жизнерадостный Велимир, успевший обзавестись козлинной бородкой и шрамом поперек переносицы. Забавно, что сегодня под винными парами они оба вели себя с точностью до наоборот.
- А вообще, Велимир, я думал, что тебя не взяли, странно, что мы не виделись, я тут часто бывал.
- А я никогда, - буркнул воин. - Не люблю эту место, слишком тихо. Кстати я думал, тоже самое о тебе.
- Думаю тут Мастер поработал, я слышал он всячески пытается оградить родственников на время обучения.
- Ладно, забыли. У тебя какие планы вообще на будущее?
- Да такие же, как и у всех, получу рекомендацию и буду работать, - Велимир от этих слов вздрогнул как от холода.
- Бред все это, не люблю, когда за меня выбирают, где мне жить и что делать.
- Да ладно мы все-таки дворяне, пусть и бедные. Нас в любой провинции как королей встретят. У меня, кстати, одна мыслишка появилась. Однажды я оказал магистру С'киру, который занимается распределением, одну услугу. Я думаю, чем нам разъехаться и снова забыть о существовании друг друга, можно отправиться куда-то вместе.
- Узнаю своего брата, - обнял за плечи Велимир Г'брила. - А теперь рассказывай как ты тут жил пятнадцать лет-то.

Синеву ночного неба только едва-едва начал рассекать краешек солнечного диска, в пока еще слабом намеке на утреннюю зарю, а на Лотарии уже шла бурная деятельность. Всех выпускников поспешно распределяли в какой-либо населенный пункт Архипелага и выталкивали с острова чуть ли не пинком. Нет, конечно, преподаватели торопились избавиться от терроризирующей их пятнадцать лет к ряду, молодежи, но основная причина спешки была посложнее. Вчера вечером, орда (по-другому назвать это сборище было сложно) разгоряченных вином выпускников решили оставить о себе воспоминание у всех присутствующих на острове людей. В жилом районе, в самом его центре находилась башня, в которую будущих магов всегда селили нехотя. Ходили слухи, что когда-то в ней жил один ученик, который тайком изучал демонологию. Позже его преступное увлечение раскрыли, и прогнали с острова, но он перед уходом успел проклясть свою студенческую обитель.

Хотя мастера и относились к этой легенде с неприкрытым скептицизмом, но в башне то время от времени раздавались вопли ужаса, а на полу находили потерявшего сознание студента. После необходимого в таких случаях физического и морального лечения, у очередного бедняги пытались разузнать, что его так напугало. Он лишь пожимал плечами и говорил, что ничего не помнит о том вечере. Подобные инциденты были не часты, да и не несли какого либо ущерба здоровью, некоторые "жертвы" даже напротив, начинали усердней учиться, поэтому башня год за годом заселялась вновь. Мудрые говорили, что то, что возводилась годами, рушится за мгновение и выпускники лишний раз подтвердили эту аксиому, не оставив на злосчастной башне камня на камне. А что, нет башни - нет и проклятия.

Все бы ничего, только где теперь достать лишних сто пятьдесят мест для ночлега, возвести в одночасье новую башню не мог никто. Рассудив мудро руководство академии, решило, что те, кто виновен в уничтожении жилья пусть и отдыхают на улице, а поступающих, если поплотнее утрамбовать, можно и расселить в оставшиеся. Ну а заодно можно и распределение начать пораньше, что молодежи зря ночью по улицам топтаться.

Велимир с утра был не в духе. Всю ночь проболтал с братом Архиселлием, который теперь почему-то это имя обижается и требует называть его "истинным" именем. То есть именем, которое ему дали, когда посвятили в маги. Приверженец Катагора, в отличие от служителя Данагатора гораздо более многогранен в своих умениях. Бывают маги стихий: огня, воды, воздуха, тверди. Бывают маги специальности: алхимики, магического зодчества. Так же существуют волшебники, служащие музам, как обычные люди, но выливается это снова в магию, чаще всего мирную, едва ли встретишь волшебника, который с помощью кисти и холста победит армию или вооруженный струнами, натянутыми на деревяшку, разрушит крепость.

Но и это еще не все ветви магического совершенства, очень редко из Академии выходят маги универсалы, способные управлять всем от лечения больного зуба, до воскрешения из мертвых, от избавления от бородавки и до изменения собственного тела до неузнаваемости, от простенького телекинеза, до пережатия сонной артерии с помощью его же. Официально Архиселлий был магом огня и носил в имени частичку "Гэдза", символизирующую мировое пламя. Однако многие его негласно признали универсалом. И он вроде бы соответсвовал, но как-то неравномерно. Например неплохо владея ментальными чарами, Г'брил был практическим нулем в телекинезе. Именно это ему помешало стать универсалом, хотя в нем присутствовало все, в большей или меньшей степени.

Только две магические науки не преподавались будущим колдунам. Мало того на их использование было наложено строгое табу, любой, кто практикует некромантию или того хуже демонологию обречен на отторжение от всего внешнего мира и всеобщее презрение. А если таковой энтузиаст попадал к магам (а попадали они почти всегда) бедолаге сразу же стирали память... всю.

Последним из некромантов считается Ранрок Вэссоловский - легендарный ветеран Войны Пяти Школ, положивший коней противостоянию двух Патриархов. После этого триумфа молодого некроманта самого стали звать Стражем-Патриархом или же Нейтралом. Сейчас от него осталась лишь легенда. Легенда, гласящая, что Страж до сих пор жив, а обитель его - высокий зиккурат, на забытом всеми острове. Сейчас эту историю принимают за чистую монету лишь слабоумные или не в меру наивные люди. Другие же придерживаются мнения, что если Герцог Вэссоловский и жил когда-то отшельником, то все равно уже покинул этот мир, как и другие Патриархи. Сколько бы ни была велика твоя мощь, перед законами природы она бессильна.

Ну а Велимир, сидящий в данный момент все на той же скамье возле фонтана, разумеется, не знал ни о Патриархах, ни о некромантах, он и а самой Войне слышал так, в пол уха. Сейчас его больше волновало, куда же запропастился Г'брил. Пару часов назад он ушел к этому мастеру, который занимался распределением, что бы напомнить тому о "долге" и до сих пор от брата не было вестей. Хотя вот же он! Шагает сияющий не хуже доспехов своего брата. Маг наконец-то оделся подобающе его статусу. В общем-то, в парадной лазурной мантии он и вправду выглядел глуповато - она была на пару размеров больше положенного, да и фасон был явно не его. Но тут уже ничего не попишешь, положено носить - носи. А вот традиционный посох магов Вселенского Пламени было не узнать. Нет, это была не та здоровенная дубина, которую старцам приходилось носить за спиной. Больше всего посох напоминал прогулочную трость аристократа, причудливой формы. Смущал только набалдашник - внутри безобидного стеклянного шара пульсировал какой-то сгусток света.
- Вот, - гордо сунул Велимиру под нос два одинаковых свитка маг. - Рекомендательные письма для нас с тобой.
- Здорово, братец, здорово, - ответил Велимир, без особого энтузиазма. - Ну и куда направляемся?
- Ну... вообще-то с этим не очень повезло, отправляемся Ничейные Земли, но тебе ведь все равно куда ехать?
- Все равно. Когда отъезд то? Попрощаться успеем?
- С кем? - не понял маг.
- Ну, только не говори мне, пожалуйста, что у тебя тут не появилось друзей за пятнадцать то лет.
- А это, - замялся Г'брил. - Не важно, все равно не успеем. И не успеем даже пообедать, нам уже через час нужно быть у врат.
- Через час?! Эти твои магистры что, совсем сдурели? Нам что бы добраться до туда нужно уходить прямо сейчас, да еще не на самых слабых конях.
- Угу, - угрюмо отозвался маг. - Мне помнится, пару лет назад, старшекурсники рассказывали, что отъезд всегда происходит поспешно, но я никак не думал, что настолько. Ладно, коней я уже привел, за частоколом стоят, так что пошли, время теряем.

Неизвестно точно, почему Врата, на деле представлявшие собой лишь небольшую беседку, получили такое абстрактное название. Возможно у мага, создавшего этот артефакт были свои взгляды на форму и содержание. Суть Врат была в переправлении единым магическим потоком материи на дальние расстояния, практически как телепортация, только лучше. Тратится намного меньше маны, точно, сколько неизвестно - за время их существования, Врата еще ни разу не "заряжали". Хотя и минусы конечно тоже были, во время переправы жутко трясет да и расположены они далековато от стен Академи. Собственно будь телепортация немного подоступнее (этим искусством, к сожалению, обладают только очень опытные маги) о Вратах бы уже давно забыли. И не нужно иметь семь пядей во лбу, что бы понять, что сегодня сей агрегат работал с удвоенной мощностью.
- Ну, что все готово, - деловито осведомился воин, нетерпеливо ерзая в седле.
- Угу, только вас двоих и дожидаемся, - с едва уловимой иронией ответил К'дар - студент четырнадцатой ступени магического отделения. По чистой случайности в этом году его отправили обслуживать Врата. Особого восторга он не испытывал, хотя и не огорчался - зачет по алхимии на дороге не валяется. У него в руках был свиток со списком всех отбывающих во внешний мир, и он не без зависти поглядывал на ровные строчки имен выпускников.
- Вы только с коней слезайте, вам на той стороне уже новых снарядили, вместе с каретой.
Оказавшись внутри беседки К'дар жестом предложил братьям располагаться на жестких скамьях.
- Так, вроде бы ничего не забыли, что-ж счастливого пути... и держитесь крепче пожалуйста, - незаметно подмигнув Г'брилу, с которым несколько дней назад уже успел провести инструктаж, как себя вести во время перемещения, он вышел из беседки и виконты Шадсинг вновь остались наедине.
- Приходилось летать на этой штуке? - усмехнулся Велимир, глядя на брата.
- Нет, как и тебе, но примерное представление о таком средстве передвижения я уже получил, - нервно захихикал Г'брил обхватив руками края скамьи. Последним, что он успел увидеть - К'дар с видом бывалого канцелярского служащего вычеркнул из списка еще два имени.

Следующие несколько минут в жизни обоих охотников на демонов представляли из себя непрерывную тряску, словно на старой дороге с ухабами в арбуз величиной, и мельтешением всех красок радуги за окном. Но все быстро кончилось и их почти что бережно выбросило на уже начинающую желтеть траву.
- Да, приехали, - прокомментировал Велимир, уставившись на конский хвост, под которым оказалась его голова.
- Поехали уже. Ваши вещи давно погружены! - донеслось из кареты.
- Так. Ты же не тот о ком я думаю? - насторожился воин.
- Он самый, - подтвердил тот же голос, - мне с вами по пути, вот и решил сэкономить на казенных лошадях, залезайте уже путь не близкий?
- Кто это? - спросил Г'брил, отряхивая от грязи свою мантию.
- Я надеялся ты этого никогда не узнаешь, - лаконично отозвался Велимир, смело забираясь внутрь кареты. - Путешествие обещает быть утомительным
  Ответить с цитированием
Старый 02.03.2008, 00:00   #3
Нокс
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Прошу простить за мелкие стилистические ошибки, которые могут встретится в тексте, это пока к сожалению еще "релизная" версия. Пока все.
  Ответить с цитированием
Старый 02.03.2008, 01:07   #4
Voron4
 
Сообщения: n/a


По умолчанию

Неплохо на мой взгляд завтра постараюсь выразить свои чувства более конкретно.
  Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 15:18.


© Рудазов Александр «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге запрещена и преследуется по закону.»