Вернуться   Форум А. Рудазова > Творчество > Творчество товарищей

Творчество товарищей Здесь обсуждаем то, что пишут другие форумчане.

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 22.11.2011, 20:58   #1
Ведунья
Модератор
 
Аватар для Ведунья
 
Регистрация: 23.08.2010
Сообщений: 20
Синий
Отправить сообщение для Ведунья с помощью ICQ Отправить сообщение для Ведунья с помощью AIM Отправить сообщение для Ведунья с помощью Yahoo
По умолчанию "Конкурс Начинающих Писателей" - выкладка рассказов

Рассказ №1

Страх, ужас, молот и кинжал

Маленькие капли мутного пота стремительно, словно наперегонки, скатывались по жесткому, покрытому гарью и копотью лбу. Могучие мускулы сокращались и расслаблялись, вновь и вновь поднимая тяжеленный молот и опуская его на раскаленное железо.
Эрик работал.
Когда Эрик работет (это знали почти все в деревне), трогать его категорически нельзя. Ибо в настрое душевном может так вмазать кулаком по челюсти за то, что «лезут всякие под руку», что потом месяц будешь к бабке Лоньке бегать, целительнице местной. А мазь, которую Лонька давала всем и каждому желающему, была хоть и действенной, но такой вонючей…
Лишь один человек мог (если, конечно, удача была на его стороне) безнаказанно войти в кузницу во время работы Эрика. Гилдин, подмастерье Эрика, совсем еще юнец, годный лишь для раздувания мехов. Поговаривали на деревне, что Гилдин заменил Эрику родного сына, которого кузнец потерял в связи с очень таинственными событиями, и именно поэтому он ему столько всего позволяет. Однако враки все это, не было у Эрика никакого сына никогда.
И именно Гилдина сейчас буквально впихнули в кузницу аж три пары рук, да еще и приговаривая что-то неразборчивое вслед.
- Мастер Эрик! – решил атаковать из укрытия Гилдин, окликая кузнеца из-за громадных мехов, - Мастер Эрик, вас зовут!
Звон металла прозвучал несколько более сердито чем обычно, а молот все так же продолжил делать свои вечные движения – вверх и вниз, вверх и вниз…
- Мастер Эрик, там что-то важное! – решился на отчаянный шаг Гилдин, на всякий случай прикрывая макушку ковшиком для воды, - Очень-очень важное!
Бум! Бум! Бум! Отвечала Гилдину сталь, никак не желающая принимать форму под молотом Эрика. Бум! Бум! Бум!
- Мастер Эрик… - открыл было рот Гилдин, однако не успела даже мысль сформироваться в его разуме, как дверь в кузницу повторно раскрылась и в неё (О ужас!), хохоча и потирая руки вошел какой-то величавой выправки мужчина в богатых одеждах.
Чуть не плача от ужаса пред теми картинами жесточайшей расправы над незваным гостем, которые рисовал Гилдину его разум, подмастерье сжался в малюсенький комочек и поспешил найти укрытие прямо в мехах. Однако жутких ужасов не последовало…
Сталь некоторое время недоуменно подвывала, никак не способная поверить в то, что её бросили. Звякнула тяжелая чушка, выскользнувшая из руки кузнеца… И кузница огласилась грохочущим хохотом. Неизвестный гость поддержал Эрика, хохоча ему в тон густым тяжким басом.
- Эрик!
- Мартин!
- Брат!
- Братишка!
Казалось, столкнулись два ледника, подминая под себя сопротивляющуюся природу. Сталь обиженно замолчала, сознавая, что её звон ничто в сравнении с тем звуком, которые издали два могучих тела, столкнувшись в крепких братских объятиях.
Спустя пару минут из-под мехов выполз перемазанный в грязи Гилдин с ковшиком на голове. Стоит заметить, что покинул он своё укрытие только лишь после того, как убедился, что оба брата покинули кузницу. Взгляд его, лишь только он смог разлепить слипшиеся от грязи веки, сразу же сфокусировался на одной единственной детали интерьера – огромном кузнечном молоте, сиротливо лежащем прямо на полу. Эрик оставил свой молот. Нет, не так, Эрик бросил свой молот на полу… Эрик. Бросил. Молот.
Гилдину подумалось, что он, должно быть, сходит с ума.

***
- И тогда я и говорю «Пропади все пропадом», да как вспылю! В буквальном смысле, если ты понимаешь о чем я! И тут, представляешь, брат, вот как на духу, прямо в руке у меня – огонь вдруг загорелся! Да прямо сильно так, жарко! А я сам как испугаюсь! Заорал от страха жутко так, как побегу на них… И они… Ах-ха-ха-хах!...
Мартин утер слезы, выступившие от чрезмерно звонкого хохота, отпил из громадной кружки эля и продолжил:
- Ну тык вот. А они как огонь в руке у меня увидели, прямо как сдулись, завопили «[цензура] маги!!» и драпать! Тут мои ребятушки уже поднялись и давай их догонять и по пяткам им, по пяткам… - Рассказчик прервался, вновь заливаясь звонким хохотом и вновь заливая в глотку очередную порцию пенистого эля.
Кузнец, слушавший весь рассказ, распластавшись на лавке и схватившись за живот, едва удержался на своем месте, буквально чудом не свалившись под стол. Объемистое пузо Эрика выделывало такие потрясающие волны, какие и не снились знаменитым танцовщицам Султана…
С громким стуком опустив кружку на столешницу, Мартин подытожил:
- Ну а потом меня забрали эти, из Академии. Целых два года там проторчал, ей богу! Все заставляли всякую всячину штудировать, мудреные формулы запоминать. Но брат, честно тебе скажу, не зря я там время провел! Ой не зря! Теперь я, знаешь ли, имею степень маговскую, магиструсом называемую. Правда, это вторая после ученика…
Мартин задумчиво зажевал губу, а Эрик все же не удержался на своем сиденье, и новая волна бушующего хохота опрокинула его под лавку.
- Подумаешь… - немного обиженно отозвался Мартин, заглядывая под стол, - зато я теперь вот так вот могу.
Прямо в ладошке у него вдруг зарделся огонек. Всего лишь маленькая искорка, но в мгновение ока она разрослась до размеров детского кулачка. Маг сделал метательный жест одной кистью и огонек с размаху влетел прямо в потухший камин. Дрова сухо треснули и загорелись приятным теплым огнем, обдав всех находящихся в трактире приятным смольным запахом. Кажется, даже раздались жиденькие аплодисменты из-за дальнего столика.
- Архимандриус говорит, что у меня хорошие способности к пирокинезу. Это управление огнем так называется. Говорит, если я буду усердно трудится, смогу целые армии силой воли выжигать, представляешь?
Ответом ему послужил все не прекращающийся хохот из-под лавки…


***

А за тем столиком, из-за которого вяло похлопали магу, демонстрирующему свое искусство тем временем шел оживленный, хоть и приглушенный разговор:
- И что, он прям его брат?
- Ги, кто из нас его подмастерье, ты или я? И ты до сих пор не знал, что у него есть брат?
- Ну…
- Э, как тебя… Этот брат у него не просто брат. Его шесть лет назад в армию султанскую забрали. Хех, да я даже помню, как его провожали, всей деревней то! А тут вдруг вернулся… Да я вообще удивлен, что Эрик не лопнул от радости то…
- А с чего это они… ну тут…
- Э-э-э, брат… Ты точно не падал ниоткуда последнее время? Ты что, совсем в своей кузнице новостей не слышишь?
Гилдин сконфуженно потупил взгляд, ожесточенно сминая руками скатерть. Его собеседник цыкнул зубом, осклабился и сочувственно похлопал того по плечу:
- Ох-ох-ох, дурная твоя головушка… У нас дровосеки пропадать стали. Что, действительно не слышал?.. – Гилдин отрицательно покачал головой, а рассказчик, еще раз цыкнув зубом, продолжил, - Ну так вот, сначала одного недосчитались. Подумали сначала – потерялся по пьяни. Пошли его искать всей толпой. Нашли только огроменную кучу пауков лесных, они последнее время лютуют чего-то… Но не в пауках дело, хотя баб Нютка все кричала «Эт усе пауки, эт усе пауки…» Да куда им, паукам то? Они кроликов то ели ловят, не осилить им нашего парня, хоть и даже пьяного… Ну так вот, порубали они со злости пауков то, да и разошлись по домам. А на следующий день приходят – вся заруба изгажена паутиной! Представляешь? Как будто специально пауки выжившие вернулись и отомстили – все деревья то поиспоганили – ни одного не пропустили!
- Ну и? – постучал по столу кружкой Гилдин, начавший уже подозревать, что над ним издеваются. Ну при чем тут пауки?
- Слушай, слушай, самое интересное начинается. Так вот, разозлились мужики то. Взяли топоры, факелы да пошли в лес, гнездо то паучье жечь. Чтобы, значит, неповадно было, правильно? Ну дык. Пойти то они пошли, а вот до гнезда не дошли. Бабка Лонька там травки какие-то свои собирала по счастью, нашла одного – бедняга весь побледнел, иссохся, аки мертвяк поганый, помнить ничего не помнит, только вещи какие-то страшный говорит, вот так вот! Уже четвертые сутки в лихорадке мается, да бабка говорит, что она то его полечит-залатает…
- Ну и? – опять повторил Гилдин, печально отодвигая от себя уже пустую кружку, - Ну погрызли дурных пауки, нечего в логово соваться. Дальше то что?
- А ничего, балбес ты эдакий! – возмутился рассказчик, откидываясь на спинку стула, - Не могли их пауки так погрызть! Где это ты таких пауков видал? В кузнице то твоей их вообще небось нету! И бабка Лонька говорит, что возле гнезда ходила, там и следа пропавших нету. А их было, знаешь ли, девять человек! И не нашли никого, кроме того, который рехнулся то! Тут другое что-то… Страш-ш-ш-ное!
Рассказчик скорчил страшную морду и начал судорожно водить руками по воздуху, будто бы кого-то хватая и разрывая на кусочки. Гилдин невозмутимо поперхнулся.
- Враки все это. Брешешь ты все, Винь. Не бывает такого.
- Ну и дурак ты… - обиделся Винь, прекращая корчить рожи, - А солдаты султановские к нам в деревню просто так пришли по-твоему?
- Ну а Мартин то этот тут при чем?
- А я типа знаю, да? Староста сразу же весточку до города направил, чтобы кого-нибудь как можно скорее прислали, а они небось рядом были. Совпадение, наверное…

***

Бум! Бум! Бум! Сталь нежной змеей гнется под молотом кузнеца. Бум! Бум! Бум! Заготовка только что вынута из печи и совсем еще необработанна. Бум! Бум! Бум! Щипцы держат крепко раскаленную полоску, которая уже напоминает клинок…
Из дымохода кузни валом вырывается густой черный дым вперемешку с паром. Дым виден очень далеко – вот например с этой полянки, отдаленной от деревни на пару километров, с которой на этот самый дым сейчас вдруг обернулся посмотреть Мартин, шедший впереди колонны солдат. Отряд у него, конечно, не слишком солидный – всего пара десятков легковооруженных мечников… Но для поддержания порядка самое оно. Воевать сейчас Султанат ни с кем не воевал, так что подобные Мартиновскому отряды сейчас патрулировали просторы его, выполняя задачи обычной стражи – разбойников приструнивали, воров ловили, да людей обычных от всякой гадости неправильной защищали…
Солдаты неторопливо шли, о чем-то меж собой переговариваясь. Прогулка по лесу явно была им не в тягость, наоборот, они восприняли это «дело», как отпуск, возможность подышать свежим воздухом, ничего не делать а потом ужраться деревенским пивом.
Что же, пока все происходило именно так, то есть ровным счетом ничего не происходило. Самый обычный лес. Самые обычные лесные звери. Даже на лесных пауков солдаты пока не натыкались, а уж этих бестий всегда в таких местах плодиться много, это Мартин знал не понаслышке. Да и вообще, как-то тут хорошо было, шагалось легко, думалось свежо да и все такое…
Вот и тенечек… Под кронами деревьев так прохладно… Ручей тут течет, как будто знает, где ему самое место. Солдаты, опупевшие от блаженства, уже не желая никуда идти, побросали рюкзаки где придется и развалились прямо на шикарной пушистой траве – некоторые прильнули к ручью. Мартин не стал их останавливать – даже сам опустился на колени, откинул капюшон мантии и прикоснулся губами к глади родника.
Ключ, бьющий видимо из-под земли где-то совсем неподалеку, обдал глотку мага ледяной свежестью. Улыбнувшись, он протянул руки к воде, набрал полные ладони чистейшей влаги и умыл лицо.
Как же хорошо, Господи! Навек бы в этих краях остался!..

***

Эрик ухватил толстой рукавицей клинок за рукоятку и поднес поближе к слезящимся от усталости глазам. Он трудился уже много часов, и вот кинжал уже был почти готов. Осталось сделать пару штрихов, буквально ничего не значащих, лишь для украшения…
Мартин, обещавший сегодня устроить пир на всю деревню, попросил брата об одолжении. Как настоящему магу ему нужен был нож. Не простой нож, конечно, магический, ритуальный. И, конечно, не всякий нож подойдет на такой важный пост. Мартин уже много разных перепробовал, но ни на один чары не желали ложиться как надо. Уже почти отчаявшийся найти себе инструмент по чину, он обратился к Эрику, разумно решив, что уж выкованный родным братом клинок не подведет.
«Однако, что-то я действительно сегодня заработался…» - подумал Эрик, и это было правдой, даже учитывая то, что он всегда засиживался за работой допоздна, сегодня он умудрился переплюнуть сам себя, - «Народ небось уже вовсю гуляет…»
Однако нечто странное витало в воздухе. Кузнец все никак не мог понять, что его насторожило, а когда понял, засунул, чуть едва не обжегшись, только что выкованный кинжал за пояс, туда же приткнул свой молот и быстро вышел на улицу.
Тревожное настроение, кажется, передалось даже собакам, которые трусливо жались в своих конурах, необычно тихие. Никакой праздношатающейся толпы на улице не было, лишь несколько мужиков с факелами (солнце уже почти зашло), вилами и старостиным арбалетом запирали ворота…
- Чу, братцы, вы чего? – подошел к ним кузнец, все еще не понимающий происходящего, - Почто ворота запираете? Никогда не запирали, а теперь?
- Идиот конченый, хочешь тоже… того, ну и этого… И вали за ворота тады! – недружелюбно отозвались мужики. Эрику показалось, или парни чего-то будто бы жутко боятся? – Староста сказал закрыть, мы и закрываем.
- Зачем? – возмутился кузнец, щуря глаза, силясь различить лицо парня с арбалетом, - А как солдаты придут, а у нас ворота запертые? Ещё в мятеже обвинят!
- Да не придет никто, дебил! – сорвался на крик тот, что с арбалетом, - Ты что, не слышал, какие жуткие вопли из леса доносились? Сожрали всех солдат твоих, да и мага в придачу! Иди лучше запрись в кузнице своей и пацана своего спрячь, как все нормальные люди сделали!
Сын старосты (а это был именно он, Эрик все же разглядел лицо) направил арбалет в сторону кузнеца. Тот, казалось, врос в землю.
- Открой ворота… - каким-то жутким, заледеневшим голосом потребовал кузнец.
- Не открою! – арбалет в руках начал угрожающе дрожать, - Не открою, даже не проси! Ежели хочешь, чтобы та штука, что солдат сожрала, тобой закусила, то через стену к ней прыгай, а ворота я тебе не открою!
Парнишка никак не ожидал того, что произойдет дальше. Ну как он мог предположить, что кузнец и впрямь вдруг кинется на стену, подтянется, перевалится через неё и… Ищи его теперь… Ужо и не видать, в такой темноте то…
- Вот идиот… - поделился с товарищами парень, опускай арбалет, как вдруг услышал шум с другой стороны ворот, - Эй, стоять…
Но куда там, кто будет слушать сына старосты, даже если у него в руках арбалет? Еще какой-то недалекий перемахнул через ограду и растворился в темноте. Парнишка сплюнул на землю и швырнул факел вслед второму идиоту, перепрыгнувшему через ограду.
- Ну и пожалста! Ну и сдохните там оба! Ну и придурки вы все! Сегодня что, ночь идиотов?!..
Но его никто не слушал, даже ожидавшие внизу товарищи…

***

Кузнец не шел, он мчался меж деревьями, след в след повторяя продвижение отряда. Нет, он знал, что никакого недоразумения здесь нет, он не наткнется на лагерь солдат, которые просто решили передохнуть с дороги прямо в лесу, когда рядом есть деревушка. И Мартин никак не мог забыть про свое обещание. Кузнец знал, на что он идет, и что его там ждет. Но он не мог, он просто не мог не пойти туда. Он бы и сам не смог назвать причины достаточно веской, чтобы не остаться дома и не запереться, как все нормальные деревенские… Просто ему НАДО было находиться сейчас с братом.
Вот первые следы крови. Солнце уже зашло, но то кровавое месиво, которое растекалось по поляне, не заметить было нельзя. Вокруг прямо на ветках деревьев висят куски оторванных доспехов, тех, в которые были одеты солдаты. И тишина…
Молот в руке кузнеца, казалось, вот-вот выскользнет, но все же что-то его держало на весу. На негнущихся ногах он прошел поляну и увидел ручей, забитый кусками все тех же доспехов, одежды и даже, кажется, кусками человеческого мяса.
Подойдя ближе, Эрик заметил блеск в воде. В спешке упав, проползя недостающее расстояние, кузнец судорожно выхватил из воды сияющий приятным голубым светом кристалл, застрявший меж камней ручья…
Эрику, конечно, было невдомек, но эта штука была своего рода «магическим паспортом» магистра Мартина. Кроме того она выполняла целую кучу полезнейших функций, одной из которых была, своего рода, функция «черного ящика». Откуда же Эрику было об этом знать?
В разуме кузнеца что-то перемкнуло. Перед его глазами, одна за одной, по волшебству всплывали картины, запечатленные в памяти кристалла. Вот солдаты устраиваются на привал возле ручья. Вот Мартин, нагнувшийся к воде чтобы попить. Вот все вокруг начинает пропитываться тьмой, будто бы на волшебный рисунок случайно капнули чернил. Вот все вокруг меняются. С одной стороны слышен истерический хохот, с другой – безумный плач. Вот кто-то начинает есть траву прямо с землей, вот четверо солдат с диким криком начинают отдирать с себя доспехи, царапая руки в кровь. И мрак, наконец, полностью поглощает картину…
Когда морок рассеялся, кузнец, в ужасе отпрянувший от кристалла (который, впрочем, намертво прилип к его ладони), заметил, что он на поляне не один. На него внимательно смотрят четыре пары глаз. Прямо посредине смертельного приюта стоял паук… обычный лесной паук… Нет! Не бывает таких пауков! Ростом этот паук был с хорошего теленка! Не бывает таких пауков, это ему все от кристалла привиделось!
Но паук и не думал исчезать. Он и любопытством разглядывал кузнеца. Страшная бестия пошевелила жвалами и Эрик вдруг, будто бы снова окунулся в воспоминания кристалла. Та муть, которая затмевала, словно чернила, образ в кристалле, теперь обволакивала сознание Эрика! Перед ним вдруг пронеслись сотни картин леденящих душу ужасов. Создания Бездны, которых не смог бы изобразить никакой художник. Ужасающие вопли и звуки, породить которые не смогло бы живое существо…
Кузнец лишь зарычал и покрепче сжал молот.
- Ты меня не напугаешь! – разорвал тишину кузнец, чтобы подбодрить самого себя, - Тебе нечего у меня отнять! Мне нечего боятся, тварь!
Паук продолжал внимательно смотреть на кузнеца. Он сделал несколько шажков, чуть приближаясь к нему.
- Назад, тварь! – воскликнул Эрик, широким взмахом отгоняя паука, - Я тебя не боюсь!
Паук, кажется немного растерянный, отступил на шаг.
- Ты не был создан Им, тебе место в Бездне! – усилил напор кузнец, вновь и вновь поднимая молот.
Хоть молот и был слишком короток, чтобы достать паука, тот, словно и действительно получал могучие удары кузнеца и, злобно шипя, отступал. Кажется, еще чуть-чуть, и Эрик зажмет его в угол и…
- Мастер Эрик!.. – поляну огласил истеричный крик.
Кузнец оступился. Ему нечего было терять, кроме брата. Именно поэтому он пошел сюда. Но ведь Гилдин… Что он здесь делает? Нет… Гилдин…
- ГИЛДИН!! – во всю мощь своих легких воскликнул кузнец, замахнулся изо всех сил молотом… и тут его окутала тьма…


***

Когда кузнец очнулся от болезнетворного сна, солнце уже выглядывало из-за горизонта.
- Плохо выглядишь, братишка, она тебя все-таки цапнула? – хохотнули у Эрика за спиной. Глаза его расширились, голос несомненно принадлежал… Но может ли это быть? Словно подтверждая свое существование, говоривший зашелся болезненным кашлем:
- С парнишкой твоим все в порядке, он уже побежал в деревню за помощью.
- Что… Что произошло?
- Да что, что… Как будто ты не знаешь что… Когда эта тварь нас одурманила своим ядом, солдаты совсем себя контролировать перестали… Начался какой-то ужас, они как будто все с ума посходили… Рвать на себе одежду начали, дубасить друг друга… Со мной тоже что-то такое приключилось… А потом она нас и покусала всех. Почти всех. У неё же два яда, один она распыляет в воздухе, перед охотой, а второй вводит непосредственно жертве… Ну так вот… Я не знаю, что у вас там с ней было… Но я думал, что мне все, хана уже. Но до меня она так и не добралась. Не успела, что-то её отвлекло. Но мне и так хватило, валялся я в полном отрубе. Думаю, ну, Мартин, все, хватит. Зажился ты, понимаешь. Черная Матка тебе явно не по зубам. И вдруг слышу – голос твой. Думаю, ну нет, сука ты эдакая, еще и брата моего съесть решила? Не бывать этому. Не знаю как, но я перевалился через камни, за которые упал под дурманом, вижу – а она тебя в сторону отшвырнула, и пацана твоего тоже, и как-то так подпрыгивает на месте, словно сбрасывает что-то. Ну я и…
Сзади раздалась вспышка пламени – судя по всему, Мартин продемонстрировал, что он сделал с этой паучихой.
- А кинжальчик славный получился… Даже этой твари шкуру проткнул… Жалко, я его вместе с этой тварью расплавил к чертям…
__________________
"После того, что аффтары делают с русской речью, они, как честные люди, обязаны на ней жениться!" ©
Ведунья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.11.2011, 21:01   #2
Ведунья
Модератор
 
Аватар для Ведунья
 
Регистрация: 23.08.2010
Сообщений: 20
Синий
Отправить сообщение для Ведунья с помощью ICQ Отправить сообщение для Ведунья с помощью AIM Отправить сообщение для Ведунья с помощью Yahoo
По умолчанию

Рассказ №2

Храбрый легат первого легиона

– Я — ужас, летящий на крыльях ночи!
Чёрный Плащ


Решительность. Зерно. Синий

Легат первого легиона Примус осмотрел окрестности и остался доволен расположением своей армии. Практически все бойцы заняли свои позиции именно, там где задумало мудрое командование в лице храброго Примуса. Осталось только отдать команду и слаженные ряды легионеров идеальным строем пойдут в атаку на чудовище. Вот он, монстр не дающий покоя подданным Империи, застигнут спящим и уязвимым. Примус подал условный сигнал и легионеры начали со всех сторон окружать злобное чудище...

Паника. Молоко. Дымчатый

Ужасный монстр открыл глаза, перевернулся на спину и зевнул. Даже храбрый легат Примус умилился, глядя на своего исконного врага. Не умилиться было невозможно, милый вид был одним из самых страшных орудий монстра, наравне с острыми клыками, длинными когтями, отменной реакцией и чудовищной физической силой. Любой боец легиона проигрывал монстру в поединке один на один, слишком неравны силы. Что самое ужасное, потерпевших поражение бойцов чудище неизменно поедает. Если же зверь сыт, то он сначала издевается над храбрым воином, вытягивает из него последние силы, а потом уже снова поедает. Бывали случаи, когда монстр заглатывал двух легионеров за один раз. Слишком уж безрадостные мысли посетили Примуса при виде потягивающегося чудовища, а ведь Примус был самым храбрым во всем легионе. Стоило монстру оглядеться и заметить окружающих его воинов, как вся храбрость первого легиона пропала и армия начала попросту разбегаться.

Безысходность. Лавр. Алый

Язык чудовища был ярко красного цвета, причем красным он был не от крови павших легионеров, а от природы. Легат Примус смотрел на этот язык, оказавшийся слишком близко и понимал что от монстра ему не уйти. Слишком быстрая у чудища реакция, слишком сильны его лапы, слишком остры его когти. Зря храбрый легат пытался образумить бессовестно дезертирующих легионеров и сам отправился на передовую. Ужас перед беспощадным зверем был слишком велик, бесстрашные на плацу, солдаты первого легиона оказались совершенно не готовы встретиться с машиной для убийства лицом к лицу. Розовый язык мелькает совсем рядом, но сожрать легата враг не спешит. Враг сожрал десяток простых легионеров и сыт. Может, чудовище забудет о Примусе и уснет. Не уснёт, глаза монстра уставились прямо на храброго легата.


Игривость. Крупа. Золотой

- Мне скучно - Сказало чудище и легата Примуса пронял настоящий животный страх. Храбрый предводитель первого легиона понял, что лёгкой смерти ему не видать. Сейчас монстр начнет делать вид, что ему нет дела до последнего легионера, но едва Примус попробует сбежать, чудище придавит его к земле когтистой лапой. Возможно, даже когти выпускать не будет, а просто придавит. Шансов выжить у Примуса не было никаких и это пугало храброго легата больше всего.
- Мне скучно - Повторило чудовище и демонстративно отвернулось. Вот оно! Примус со всех ног бросился в сторону, еще пара шажочков и можно будет убежать, будет пересечена невидимая черта, за которой лапы чудовища уже не страшны. А уж в беге-то легат с чудовищем посоперничает, не так страшен зверь как его... мохнатая лапа ударила сверху и прижала Примуса к земле. Чудище даже головы не повернуло и действовало на слух. Первый раунд легат Примус позорно проиграл. Или это уже второй, а первым была бессмысленная атака силами первого по трусости легиона?

Позор. Грибы. Серебристый

Лёжа под тяжелой, но мягкой и пушистой лапой чудовища, легат Примус позорно обмочился со страха. Да и кто-бы на его месте не обмочился? Ужасный монстр вызывающе лениво повернул голову и пристально посмотрел на Примуса, после чего брезгливо убрал лапу. Чистюля проклятый! Чудище внимательно посмотрело на свою лапу и несколько раз лизнуло ее своим красным языком. Примус повторно обмочился, но делать попыток убежать не стал, окончательно смирившись с безысходностью. Лучше уж быстро погибнуть в пасти чудовища, чем раз за разом подвергать себя подобному позору.

Надежда. Молоко. Фиолетовый

- Мне скучно - В очередной раз сказало чудовище - Развлеки меня, малявка
- Я хочу остаться живым - Высказал свое пожелание храбрый Примус
- Зачем - Удивилось чудовище - Твоя жизнь не имеет смысла, ты просто еда
- Я не еда, я легат Первого легиона - Гордо ответил Примус, надеясь разозлить врага своей несгибаемостью и получить быструю смерть
- Еда, вы все моя еда - Не согласилось чудовище - Но ты интересная еда. Давай играть, еда. Я люблю играть с едой
- Зачем мне это - Я ведь все равно закончу в твоей пасти - Не согласился легат
- Я дам тебе фору, я дам тебе шанс убежать - Пообещало чудовище
- Я согласен! - Радостно воскликнул легат Примус и едва не обмочился в третий раз, на этот раз от радости.

Страх. Подсолнух. Черный

Храбрый легат Примус со всех ног бросился в сторону от чудовища, рассчитывая реализовать свою фору самым лучшим образом. На прямой ему от врага не уйти никак, слишком длинные у врага лапы, позволяющие делать просто колоссальные прыжки. Зато легат куда маневренней и увертливей, обладает гораздо меньшей массой и следовательно гораздо меньшей инерцией. Скромные, относительно чудовища, размеры позволяют Примусу забиться в какое-нибудь укромное местечко и пересидеть. Хотя, этого наверняка не выйдет. Чудище обладает воистину колоссальными запасами терпения и способно караулить свою жертву очень долго. И это несмотря на праздность и лень, свойственные чудовищу в то время, когда оно не на охоте. Высыпается впрок, проклятая зверюга! Примус бежал, петлял и маневрировал, а чудовище не двигалось с места и внимательно наблюдало за своей жертвой, за своим развлечением, своей игрушкой. Стоило Примусу подумать что у него есть хорошие шансы уйти, как чудовище потянулось демонстрируя громадные когтищи, махнуло длинным хвостом и сделало несколько ленивых шагов. Храброго легата Примуса прошибли страх и ужас, даже несколько седых волосинок, кажется, добавилось. Слишком грациозно двигается чудище. Разве есть шансы убежать от того, кто столь грациозен?

Страх и ужас. Мясо. Розовый

Психологическая атака удалась чудовищу на славу. Засмотревшись на свою смерть, храбрый легат потерял на мгновение ориентацию в пространстве и споткнулся о маленькую неровность. Чудовище как будто только этого и ждало. Куда девались лень и медлительность? В несколько стремительных прыжков зверь приблизился к Примусу настолько, что легат первого легиона почти обмочился в третий раз. Спас от повторения позора только опустевший мочевой пузырь. Уже не разбирая дороги, беглец бросился со всех ног в первую попавшуюся сторону и побежал, побежал, побежал. Препятствие. Обогнуть слева. Низкое препятствие, прижаться к земле и проскользнуть. Снова препятствие, обогнуть справа. Спасения нет! Сожрет в любую секунду. И зачем только вообще побежал. Не умереть бы от разрыва сердца.

Радость. Крошки. Белый

Щель, узкая щель, чудовище туда не пролезет! Спасительная прекрасная щель! Ужасная лапа мелькает совсем близко! Ну! Как страшно! Уже слышно жуткое дыхание чудовища! Давай, давай, изо всех сил, со всех ног, ради детишек, ради старых родителей. Беги! Беги! Успел! Ха! Успел! Выкуси, чудовище!
Легат Примус чуть было не пустился в пляс, оказавшись в надежном убежище. Пусть опасность не миновала. Пусть, чудовище остается рядом. Подальше, подальше от входа. Вовремя! Выкуси, выкуси, проклятый зверь!
Чудовищная лапа мелькнула прямо перед носом храброго легата. Не отпрыгни он вовремя от входа в щель и был бы заграбастан хитрым чудовищем. А что теперь? Чудовища у входа не видно. Может оно ушло?

Целеустремленность. Сыр. Оранжевый

Так! Не поддаваться на провокации. Чудовище только того и ждет, чтобы жертва выбежала из спасительной щели. Наверняка затаилось возле самого выхода и уж точно не упустит, если Примус просто так возьмет и выскочит наружу. Тут храбрый легат обернулся и на этот раз не удержался от того, чтобы заплясать, благо ширина позволяла. Щель оказалась настоящей расщелиной, идеально прямой и имеющей целых два выхода. А два выхода повышают шансы на спасение с нулевых до невероятно больших. Пятьдесят на пятьдесят. Все зависит от того у какого выхода беглеца поджидает чудовище. Как бы это узнать? Храбрый легат Примус знал всего один выход из подобной ситуации. Он сам затаился, задержал дыхание, перестал шевелиться и начал слушать. Чудовище, при наличии соответствующего желания, может быть тихим, даже очень тихим, но такой громадный зверь не может быть совершенно неслышимым. Надо затаить собственное дыхание, перестать слышать самого себя, стать одним большим слуховым органом... Есть! Примусу показалось что он расслышал приглушенное дыхание чудовища у дальнего выхода, противоположного тому, через который легат проник в это спасительное место.

Решительность. Укроп. Голубой

А что если показалось? Никаких “а что”! Примус прекрасно понимал что у него есть всего один шанс, а не использовать его будет бессмысленно. Ну, давай! Стоп! Сначала надо тихонечко подобраться к выходу, а потом уже бежать со всех ног. Если чудовище услышит шаги, оно не оставит возможности схватить легионера на выходе, даже если сейчас сторожит с противоположной стороны.
Понемногу, помаленьку, шажок за шажком, стараясь быть таким тихим, как некогда в жизни командир первого легиона пробрался к выходу и осторожно выглянул наружу. Успех! Несомненный успех. Примус собрался с силами и рванул вперед по заранее выбранному маршруту. Теперь главное сохранять хладнокровие и следовать плану. Любое проявление страха будет означать поражение. Но разве можно не бояться такого страшного зверя? Нужно!

Страх. Репка. Коричневый

Того, что чудовище спрыгнет откуда-то сверху и окажется прямо перед ним Примус никак не ожидал. Зато, когда его накрыла громадная тень, а с небо бухнулась здоровенная туша зверя, страху легионер натерпелся едва ли не больше чем за все предыдущие испытания. Не испугаться подобного просто невозможно. Легат сам не понял как у него получилось развернуться на месте, не угодив в хищные лапы монстра и побежать обратно к ставшей такой родной и притягательной расщелине. Ну и пусть выходы опасны. Ну и пусть там нечего есть, зато чудовище туда не вмещается. Чудище, меж тем, не стало сидеть на месте и начало преследовать беглеца. Ему это просто, за один шаг покрывает большее расстояние, чем любой легионер за десяток. Удар лапы! Примус увернулся, не иначе, чем чудом. Еще удар! Когти рассекают воздух и проходят совсем рядом с легатом. Расщелина! Успел! Спасен! Быстрее на середину, там чудовище не достанет. Вернулись на исходные позиции. Сейчас сердце перестанет колотиться от страха, рискуя вырваться из груди и можно будет повторить попытку освободиться.

Настороженность. Корица. Салатовый

Итак, надо делать попытку спастись. Но сначала надо понять откуда спрыгнуло чудовище. Не умеет ведь оно летать? Точно не умеет, при всей своей устрашающей мощи и грации чудище бескрыло и к полетам не приспособлено. Пораженный внезапной догадкой легионер посмотрел наверх. Так и есть, расщелина не настолько высока, чтобы подобный монстр не мог на нее запрыгнуть. Шансов достать беглеца сверху лапой у него, правда никаких. Да и не станет враг повторять один и тот-же трюк два раза. Это скучно, а чудовищу надо развлекаться. Так ведь? Словно в подтверждение размышлений Примуса, чудище уселось у дальнего выхода и начало петь свою песенку. Хорошая у монстра песенка, милая, успокаивающая. И не подумаешь, что поёт ее кровожадный монстр, пока этот монстр не выпустит свои длинные когти и не вонзит в тебя свои острые зубы. Монстр играет, монстр доволен, монстру весело, а раз так то можно попробовать монстра перехитрить. Легат Примус не зря получил свое звание, он был лучшим в первом легионе. лучшим во всем, в том числе и в скалолазание. Преодолеть ущелье вверх можно. Особенно, если упираться одновременно в обе стенки, расположенные достаточно близко.

Напряженность. Семечки. Полосатый

Подъем наверх оказался куда более сложным, чем предполагал Примус, однако он все-таки покорился храброму легату. Мышцы легионера под конец подъёма нещадно ныли, но он мужественно терпел и таки сделал это, взобрался на идеально плоскую поверхность. Чудовище все еще внизу, все еще поёт свою изумительную песенку и ждет когда беглец появиться из щели. А он тут, наверху. Даже если монстр заметит, то всегда можно будет успеть снова юркнуть вниз. Каков, однако, простор для действий. Надо только осмотреться вокруг и определиться с дальнейшим планом действий. Ага! Вот он - небольшой выступ, начинающийся немного выше расщелины. Выступ очень узкий, чудовище по нему не пройдет и достаточно высокий, чтобы зверь не смог допрыгнуть. А вот ловкий и лёгкий Примус по этому выступу вполне сможет передвигаться. Медленно и осторожно. Легат первого легиона собрался с силами и прыгнул. Есть! Удалось зацепиться за столь желанный выступ и не сорваться вниз. Чудовище внизу что-то заподозрило и начало приготовление к прыжку.

Счастье. Сало. Белоснежный

Ха! К тому моменту, как чудовище запрыгнуло на плоскость, Примус уже успел пройти по выступу достаточное расстояние чтобы быть в безопасности. Чудище, правда, быстро спустилось вниз и начало сопровождать легионера по низу, пристально на него глядя и недовольно помахивая пушистым хвостом, но легат чувствовал себя в полной безопасности, полностью определившись с маршрутом. Если спасительный выступ не будет прерываться, он должен будет вывести легата первого легиона прямо ко входу в спасительные пещеры, издавна приспособленные соотечественниками Примуса под свои жилища. Вообще, места тут удобные для проживания, если бы не недавнее появление чудовища, так вообще райские. Повезло. Выступ привел прямо ко входу, но чудовище тоже не лыком шито, уселось в самой удобной для перехвата точке. Рискнуть? Рискнуть. Примус спрыгнул вниз, прямо на холку чудовища, чем несомненно шокировал и удивил монстра. Страшный зверь издал дикий рёв и практически мгновенно сбросил храброго легионера на земь. Этого легат и добивался, он мгновенно, пока чудище не опомнилось нырнул в спасительную пещеру. Успех! Жив! Мохнатая лапа проникла в пещеру и полоснула острейшими когтями, заставляя Примуса в ужасе прижаться к стене. Не достала! Лапа не достала! Не дожидаясь пока чудище снова начнет просовывать лапу в пещеру, беглец поспешно ретировался. О своем сражении с монстром и о том каких страха и ужаса натерпелся легат первого легиона Примус будет рассказывать своим многочисленным внукам.


Дед Макар, последние полчаса с интересом наблюдавший за развернувшейся охотой и в глубине души болевший за храброго мышонка встал с печки и налил коту блюдце молока. Хоть Васька с этим мышонком и опростоволосился, все равно он знатный мышелов. Такого страха на серую братию ни один из прежних макаровых котов не наводил.
__________________
"После того, что аффтары делают с русской речью, они, как честные люди, обязаны на ней жениться!" ©
Ведунья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.11.2011, 21:05   #3
Ведунья
Модератор
 
Аватар для Ведунья
 
Регистрация: 23.08.2010
Сообщений: 20
Синий
Отправить сообщение для Ведунья с помощью ICQ Отправить сообщение для Ведунья с помощью AIM Отправить сообщение для Ведунья с помощью Yahoo
По умолчанию

Рассказ №3

Страх и ужас в селе Кукуево

Они появились на закате. Пришли, озаренные последними лучами кроваво-красного солнца, и их бронзовая кожа излучала сия...
Слишком пафосно. Не было ничего такого. То есть да, пришли. И действительно на закате. И кожа у них была гораздо темнее, чем у любого из кукуевцев. Но это абсолютно никого не напрягало. Да и с чего бы кому-то волноваться из-за чужеземной внешности двух мальчишек? А вот то, что пришли они со стороны Леса, да еще в изодранной и окровавленной одежде — вот это было событие, вот над этим стоило поразмыслить.
Ну а с другой стороны — тоже ведь ничего необычного. Ну забрели парни в Лес, ну напоролись на волков, ну отбились кое-как — эка невидаль! Нынче народу в лесу развелось немерено. Может они из Дятлово, а может из Грачево. А может и из самого Ласточкино — в Лесу, знамо дело, лешак так закрутить может, что за один день верст за сто от родного дома окажешься. Прибились парни — ну пусть живут. Авось и выйдет из них что-нибудь путное.
Вообще, в Кукуево жили люди спокойные, флегматичные. Удары судьбы, как и ее милости, они принимали без лишних эмоций. Суету и мельтешение приезжих воспринимали стоически, хотя и с некоторым недоумением. Впрочем, приезжих почти и не бывало. Проедет раз в год обоз, да забредет сбившийся с дороги путешественник... ни к чему из-за этого особо волноваться. А то никаких нервов не хватит.

Мальчишки в Кукуево прижились. Федя и Данька оказались ребятами компанейскими, озорными, к тому же не лишенными талантов. Ловко обращались с ножами, любили лошадей и собак... А кроме того, красивы были на редкость. Не одна кукуевская матрона, кинув случайный взгляд на близнецов, с тайным биением сердца думала о том, какими завзятыми сердцеедами станут эти двое годков через семь. Да и отцы малолетних дочек стали приглядываться к пришельцам — а ну как приветить этих двоих у своего двора, глядишь и будет со временем Дуне/Тане/Ане жених. Но это, конечно, потом.
А пока просто носились по селу два неотличимых друг от друга сорванца. Здесь лошадь вычистят да гриву ей расчешут — им краюху хлеба в благодарность. Там табун постерегут, пока пастух к кузнечихе клинья подбивает — он им по доброте душевной мясца кусманчик отрежет. Тем и жили.

Вышли они в селу аккурат на первое апреля. А к середине мая уже настолько влились в кукуевское общество, что о странных обстоятельствах их появления уже никто и не вспоминал. Поэтому когда они спросили у кузнеца, куда это все жители села так спешно засобирались, он сначала даже не знал что ответить. Только бестолково разевал рот, не понимая, что от него хотят услышать. А потом и вовсе махнул на парней рукой — что, мол, глупости спрашиваете, сами ведь прекрасно знаете — и пошел дальше укладывать в торбу свежий хлеб, флягу с пивом и любимый молот.
А они, между тем, ничего не знали. Поэтому вопрос «куда это вы?» был задан еще пастуху (в ответ — невнятное мычание и мотание головой), старосте (выпученные глаза и отвисшая челюсть) и старшине охотников (дикий хохот, переходящий в кашель).
Однако ребята решили не сдаваться. И с пятой попытки сумели-таки получить внятный (ну относительно внятный) ответ. Его милостиво подарила им дочь плотника, и был он таков: «На Кудыкину гору».
Это стоило хорошенько обдумать.

Никаких гор в селе, рядом с селом и даже в радиусе ста верст от села не было. Все было плоско, как стол. Очень сильно заросший лесом стол. И взяться этим самым горам вроде было неоткуда. Разве что вырасти — но мальчики ничего не слышали о настолько быстро растущих горах. Логичный вывод был только один — дочь плотника бесстыдно врет, а значит добывать интересующую их информацию придется окольными путями.

Окольные пути дали результат. Через какие-то четыре часа стало понятно, что уходить все собираются вглубь Леса на пять верст к специально построенным там навесам. И что назавтра все собираются вернуться обратно, переночевав, так сказать, на лоне природы. А вот причину ребята не поняли. Кто-то что-то лепетал о козлах, а кто-то — о змиях огнедышащих. Маленькая Оксанка так вообще заикнулась про «большую кису», но было абсолютно непонятно, что это за киса такая, от которой все прячутся. Впрочем, особых опасений крестьянские бредни у мальчишек не вызвали. Спешно собранный семейный совет (братья — значит семья) постановил: из деревни не уходить, затаиться в надежном месте и посмотреть. А для верности в стороне устроить приманку. Если какие звери и появятся, то приманку съедят, а братьев не тронут. Железная мужская логика!

Спустя пару часов село покинул последний житель. Чтобы не спалиться раньше времени, ребята вышли вместе с первыми переселенцами — пастухом и его сестрой, потом отлучились в кусты, засветились еще перед пятью-шестью семьями, убежали вперед и, наконец, окончательно запутав всех, вернулись обратно в село огородами. Быстрый рейд по сараям дал результат: кадушку слегка подкисшей сметаны и забытую в спешке кринку молока. И то и другое опрокинули в небольшое корыто и поставили посреди центральной улицы. Рядом навалили стожок недавно скошенной травы и поставили котелок, из которого тщетно пытались выбраться три серые мыши. Мышей Данька извлек из щедро расставленных по амбарам и сараям мышеловок. Этим нехитрым набором продуктов близнецы пытались подготовиться к любому возможному варианту развития событий — и к кисам, и к змиям, и к козлам. Хотя, честно говоря, сильно сомневались в том, что появится хоть кто-то.
Позиция для наблюдения за происходящим была выбрана идеально. Мальчишки забрались на крышу единственного в селе каменного строения — кабака. Оттуда открывался вид на большую половину села, площадку с поставленной приманкой, а также весьма живописный закат. Для защиты от неведомых зверей были припасены две пращи и пара десятков камней. Пользоваться этим оружием детей научил пастух, он же показал небольшую отмель на реке, где можно было набрать гладких обкатанных водой голышей.
Вооруженные таким образом близнецы устроились поудобнее и приготовились ждать.

Ждать пришлось долго. Солнце уже практически село за горизонт, а в селе по-прежнему ничего не происходило. Каменная крыша было уже сплошь расчерчена использованными полями для игры в «крестики-нолики», парням хотелось пить... в общем, предприятие стремилось к полному провалу, когда Денька заметил на фоне оранжевого заката стремительно приближающуюся темную точку. Огромные крылья мерно взбивали воздух, с клыков капала слюна... Чудовище походя плюнула огненным сгустком в один из домов на околице и плавно опустилось неподалеку от наблюдательного пункта мальчишек.
- Химера... - тихо прошептал Федя брату. - Настоящая...
Это действительно была химера: странное существо из ночных кошмаров. Или не кошмаров: вблизи животное вызывало скорее недоумение, нежели ужас. Драконья и львиная головы действительно выглядели страшновато, крылья и когти внушали уважение... но вот торчащая из середины спинного хребта козья голова, а также огромное вымя на брюхе абсолютно нивелировали первое впечатление. К тому же никакой особой агрессии химера не проявляла — все три ее головы тут же уткнулись в приготовленную приманку и перестали обращать внимание на происходящее вокруг. Огромный чешуйчатый хвост с кисточкой на конце заходил из стороны в сторону, как у послушной собаки. Из корыта со сметаной донеслось довольное мурчание.
- Ха! - уже чуть громче сказал Федор. - Да она же совсем не страшная!
И он выпрямился на крыше в полный рост. Это была крупная ошибка — драконья голова, уже покончившая с мышами, заметила движение и плюнула в сторону кабака огнем. Пламенный шар пронесся над головами вновь повалившихся на крышу мальчишек и влетел прямиком в дом старосты. Деревянное здание вспыхнуло как спичка.
- Ах вот ты как! - азартно заорал Данька, раскручивая пращу.
Небольшой камень полетел в сторону химеры и угодил прямиком в ухо львиной голове. От неожиданности зверь опрокинул корыто и рванулся вперед. Благодаря этому рывку дракон, прицелившийся для второго удара, промазал. Очередной огненный шар ушел в дровяной сарай.
- Получай, ехидное отродье! - Федор присоединился к брату. Его камень угодил точно между рогов козьей головы, заставив ее негодующе мемекнуть. - Ага, съела!
Тут он осекся, потому что следующий камень химера действительно съела. Поймала на лету драконьей головой, демонстративно прожевала и проглотила. И для парней началась гонка наперегонки со смертью.
Химера плевалась огнем направо и налево, братья вполне профессиональными перекатами уходили из под ударов, попутно обстреливая животное из пращ. Особой меткости они не проявляли, но камни по крайней мере летели в правильном направлении. Парочка даже угодила в львиную морду... Но самый удачный выстрел принадлежал Даньке — один из его камней угодил прямо в розовое вымя.
От негодующего вопля химеры полопались горшки в домах. Чудовище резко взмахнуло крыльями и взлетело, поливая всю местность вокруг себя струями пламени. Впрочем боль была так сильна, что чудище перепутало направление, и основной удар пришелся на восточную часть деревни.
- Ну вот... Теперь из-за тебя она улетела... - расстроенно попенял брату Федя, не обращая внимания на языки пламени вокруг. - Вечно ты все портишь...
- Я все порчу? Это ты все портишь! Ни одной нормальной шалости с тобой не устроишь!
- Со мной?! Да я между прочим дяде Гере крылья на сандалиях постриг! А ты?
- А я Моньке в сандалики камней насыпал — то-то она забавно хромала!
- А меня бабушка Ида пускала порулить лошадью!
- А папа моим именем лошадь назвал!
- Да не лошадь твоим именем, а тебя лошадиным!
- Ври больше! Мне зато бабушка Эня зуб показывала!
- А вот и неправда! Врешь ты все!
- Нет, ты!
- Нет, ты!
- ***!
Неизвестно, откуда Данька узнал данное непечатное выражение, однако ответ на него последовал незамедлительно. Федя с разбегу повалил брата на землю и активно заработал кулаками. Впрочем, он практически сразу же встретил достойный отпор.

Вокруг того места, где еще недавно стоял дом старосты, бушевало пламя. Огонь охватил соломенную крышу, пробежал по столбам коновязи, перекинулся на соседнее строение.
Скоро полыхала вся деревня. Сельчане, схоронившиеся в лесу, наблюдали за отсветами далекого пожара, мысленно прощаясь с добром и прижимая к себе детей. То, что найденышей нигде нет, заметили только когда было уже поздно. Но никто особо не расстраивался — мутные были мальчишки. Да и взялись непонятно откуда...
В небе что-то громыхнуло. Впрочем на грозу надежды было мало. Опять небось сгорит все до самого основания. Ну ничего, до зимы далеко, успеют отстроить деревню. Если, конечно, еще какая пакость не случится.

А в центре села двое черноволосых мальчишек продолжали увлеченно лупить друг друга, совершенно не обращая внимания на смыкающееся вокруг них огненное кольцо. Один из них уже обзавелся фингалом под правым глазом, у второго была ободрана скула, да еще мизинец левой руки смотрел не туда, куда ему было положено от природы. Пламя, тем временем, подбиралось все ближе, горела уже редкая трава, пробивавшаяся сквозь утоптанный слой глины.
В небе что-то громыхнуло. Потом послышалось ржание лошади и скрип несмазанных колес. Рядом с дерущимися мальчишками приземлилась, заложив крутой вираж, золоченая колесница, и могучий мужчина поднял их с земли: того, что с фингалом, за левое ухо, а того, что с мизинцем — за правое.
- Фобос! Деймос! Что вы тут устроили?! - буквально прорычал вновь прибывший. - Месяц будете сидеть дома и во всем слушаться сестру! Эфебы недоделанные!
__________________
"После того, что аффтары делают с русской речью, они, как честные люди, обязаны на ней жениться!" ©
Ведунья вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.11.2011, 21:09   #4
Ведунья
Модератор
 
Аватар для Ведунья
 
Регистрация: 23.08.2010
Сообщений: 20
Синий
Отправить сообщение для Ведунья с помощью ICQ Отправить сообщение для Ведунья с помощью AIM Отправить сообщение для Ведунья с помощью Yahoo
По умолчанию

Рассказ №4

Помочь Ромчику

- Итак, молодой человек, не могли бы вы подробно описать проблемы, с которыми вы столкнулись, и которые требуют скорейшего их разрешения?
Молодой парень, которого звали Роман Савельев, промолчал. Вся эта затея изначально выглядела глупой, а сама контора представлялась ему этаким пережитком 90-х годов, то есть по существу обманом. С другой стороны, уже неоднократно обжигаясь на собственном желании получить много и на халяву, парень считал себя достаточно осторожным, чтобы избежать ловушки…
Всё началось с того, что Роману в очередной раз понадобились деньги. Сумма была приличная, но далека от того чтобы впасть в депрессию. Сменив несколько мест работы с целью улучшения условий оплаты, и добившись противоположного результата, он не имел никаких накоплений. Пиво, вечерние обязательные посиделки с друзьями, желание выглядеть стильно выгребало все имеющиеся средства подчистую. Хорошо ещё, что не было проблем с жильём – возвращение в родные пенаты было воспринято родителями без особого восторга, но и сильного недовольства не вызвало. Отец вручил комплект ключей, поцокал языком и осуждающе покачал головой, после чего с матерью и младшей сестрой уехал на дачу. Денег Роман у родителей просить постеснялся, тем более минимум для проживания как он знал, в доме всегда был: на холодильнике в жестяной коробке чая «Мериленд».
Сидя вечером перед монитором, Роман тоскливо перебирал вакансии на различные должности. Почти везде не устраивала зарплата, более приличные места требовали квалификации, которой у него не было. Четыре месяца без работы давали о себе знать. Наконец это занятие ему надоело, и Роман встал и потянулся и произнёс в тишине квартиры, нарушаемой бормотанием телевизора и шумящим кулером системника.
- Ромчик хочет пива!
Роман почти всегда именовал себя так в разговорах. Заурядное как ему казалось имя, прикрывалось благозвучной и крутой его вариацией. Иногда, Роман представлял, что какая-нибудь девушка томно произносит «Роооомчик…» после чего смотрит на него полным обожания взглядом и прижимается к его широкой груди. Хотя, пока что подобные свершения у него выглядели более чем скромно.
За пивом Роман решил идти в местный супермаркет, вне зависимости от конца рабочего дня и соответственно длины очередей перед кассами. Цена вопроса – сэкономленная десятка, и гарантия приятной прохладной температуры. Заодно и хлеба нужно купить, а то холодильник полупустой.
Роман в этот раз решил не мелочиться и к холодной «Балтике» прикупить чипсов. Он как раз стоял перед стелажём и выбирал между вкусом креветок и вкусом бекона, когда его окликнули сзади по имени.
- Ррооман!
Савельев обернулся. Рядом с ним стоял человек, с которым он работал короткое время на одном из складов. Не узнать его было невозможно: широкая улыбка во весь рот, бьющая во все стороны энергия и приземистая коренастая фигура. Владислав здорово изменился за прошедший год, но только у него была манера звать Романа по имени, растягивая гласные и с ударением на первый слог. Почему-то при этом возникало ощущение, что Савельев цыган.
- Здорово, Влад. – удивлённо поприветствовал знакомого Роман. Нельзя сказать, что они были приятелями, Влад удерживал дистанцию практически со всеми, но все же факт встречи был ему приятен. – Ты куда пропал? Как сам?
- Да-а-а, мир по прежнему тесен… - несколько туманно ответил ему бывший коллега, поправляя висящую через плечо сумку с ноутбуком. – Куда пропал? Был там, теперь здесь.
- С работы идешь?
- Ага. Ты как, торопишься сейчас?
- Да нет, не тороплюсь.
- Тогда предлагаю забежать в «Шатёр», минут двадцать я могу тебе уделить… – с воодушевлением воскликнул Влад.
- Я не против, только на мели сейчас, – смущённо сказал Роман.
- Да не вопрос, я угощаю. Моя благоверная сейчас с подругами, так что посидеть можно. Пошли.
- Чёрт! Мне хлеба надо купить, займёшь кассу? – вовремя вспомнил Савельев, уже предвкушая холодное пиво, так как день действительно был жаркий.
- Встретимся на выходе… - не слушая, двинулся в сторону касс Владислав. Когда Роман, расплатился за буханку хлеба, он заметил как Влад о чём-то спрашивает сидящую у входа женщину с табличкой «Помогите инвалиду», и достав из пухлой пачки банкнот полтинник, вложил его в тарелку с мелочью, после чего не слушая сбивчивой благодарности, вышел на улицу.
От выхода Влад, заскочив в соседний магазинчик, как он объяснил «кошатину покормить», повёл его в сторону желтеющего тента. Внутри, посоветовал Роману выбрать место, сам направился к барной стойке. Пока тот делал заказ, Роман огляделся: заведение явно пользовалось успехом у торговцев с соседнего рынка, причём в основном из контингента кавказцев и выходцев из Средней Азии. Под тентом буквально текли ароматные запахи шашлыка, и большинство столиков было занято. Савельев остановил свой выбор на ближайшем к выходу и стал ждать Влада. Сам он такие заведения не жаловал. Когда тот вернулся, то сразу пересел ближе к центру, и Савельеву пришлось последовать за ним. Пиво принесли: Владу в стеклянной кружке, Роману в пластиковом литровом стакане, на что последний немедленно обратил внимание.
- Да ты я вижу здесь завсегдатай.
- Ну да, регулярно тут зависаю. Готовят отменно, особенно крылышки на углях. Ну, держи.
Бывшие коллеги чокнулись и некоторое время предавались воспоминаниям.
- Хорошо! – после нескольких глотков Владислав собрал горсть принесённых орешков и забросил их в рот. – Давай, рассказывай.
- А чего рассказывать… Без работы уже четыре месяца, ищу, опять живу с родителями. Кстати, ты какой-то бомжаре 50 рублей дал, лучше бы ты их Ромчику отдал. – недовольным тоном пробурчал Роман.
- А что ты сделал для хип-хопа?! – усмехнулся в ответ Влад. – Кстати, ты неправ. Она далеко не бомж, тем более я восхищаюсь её силой духа. Вот скажи, ты достоин моих 50 рублей? На что ты их потратишь? Подумай. Если убедишь, то дам тебе 200 рублей.
- Ромчик купит себе пива и хорошо проведёт вечер! – незамедлительно последовал ответ.
- Даже не задумался… Как мало тебе нужно для хорошего вечера. Не убедил…
- Влад, - Роман решил не обращать внимания на откровенные издевательства, - надо помочь Ромчику. Есть идеи?
- Ты работу как ищешь?
- Попросил нескольких знакомых, если что появится, то сразу сообщат.
- На сайтах чего не смотришь? В газетах предложений полно, твоё техническое образование позволяет найти работу не напрягаясь.
- Резюме составлять надо, а в газетах не смотрел…
- Тогда есть потрясающее предложение! Ощути своё призвание и признайся себе честно – найди подходящий бордель и стань ш… жиголо! – вовремя поправился Влад и стал развивать мысль дальше.
- Да иди ты!
- Я серьёзно! Ты молод, у тебя красивая фигура. Ты станешь популярен, рано или поздно у одной из твоих пассий возникнут материнские чувства. Твоей задачей на следующем этапе станет применение всех дипломатических способностей, чтобы тебя усыновили… - Видя на лице собеседника искреннее сомнение, Влад перевёл дух, сделав гигантский глоток. - Ну, можно попробовать вариант с девушкой, но тебе в этом случае потребуется реквизит. Кожаная маска, кожаная плётка, хотя у тебя даже кожаной куртки нет… И денег… И вообще, сорок два…
- Чего сорок два?
- Классиков знать надо… Хотя с девушками тебе не везёт…хронически…
С девушками Роману хронически не везло. Как то в очередной раз, столкнувшись на остановке с Владом, он «догадался» поделиться с ним своими последними неудачами. «… Она ушла так быстро, что Ромчик даже пиво не успел допить!..». Хохот Владислава услышали на соседнем рынке, тот долго не мог успокоиться, смеялся, хихикал, даже похрюкивал от изнеможения, а после, утирая слёзы, пробормотал что-то вроде «во ты даёшь, паря!». После этого Роман закаялся рассказывать тому о своей жизни.
- …Ну если тебе и это не подходит, аристократ потомственный, то тебе остаётся только одно! – Всё время, что тот был погружён в свои мысли, Владислав активно развивал понравившуюся ему тему. – Найти свою настоящую любовь. Она, скорее всего старая и страшная, но при этом богатая, что будет утешать тебя долгими зимними вечерами… Оооо! Крылышки несут! Попробуй, они тают на языке!
- Взял бы лучше шашлык. – разочарованно сказал Роман, так как относился к курятине более чем прохладно.
- Ррроман! Вот когда будешь меня угощать, тогда шашлыка хоть объешься! – посуровевшим тоном ответил ему Влад. – Не нравиться - кушай орешки, они калорийные.
Для себя Роман решил, что сегодня к курице не притронется ни при каких обстоятельствах. Недолгое молчание нарушил Влад. Допив первую кружку, и заказав другую у подбежавшей официантки, он заметил нейтральным тоном:
- Чекменёв недалеко отсюда работает.
- Стас?! И где?
- В магазине автозапчастей. Кладовщиком устроился.
- Надо будет к нему заглянуть, пообщаться.
- Загляни, конечно. Может он тебе даст диски с фильмами для взрослых…
Роман снова помрачнел. Как то на той работе он имел неосторожность влезть в чужой разговор. Стас и Влад что-то активно обсуждали, когда Савельев спросил их в вечном: нравятся ли тем блондинки.
- Я больше стройных люблю! – заметил Стас. Среднего роста, худощавого телосложения, со светлыми волосами, собранными сзади в пучок. – Хотя, конечно предпочитаю блондинок.
- Не. Для меня на первом месте брюнетки… или рыжие… или любые… Лишь бы с фигурой, и не бабы. – Внёс своё мнение Влад.
- Да ты вообще только порнуху смотришь! – решил его подколоть его Роман.
- Смотрю. И часто. – спокойно ответил тот. – А ты, Ррроман, смотришь?
- Нет. – Категорически отказался Савельев, и в подтверждение замотал головой.
- И я смотрю, – неожиданно согласился с ним Чекменёв.
-Запомни, Ррроман: мужчины делятся на две группы. Те кто смотрит порно, и те кто в этом никогда не признаются.
В течение этой речи Стас кивал головой, полностью соглашаясь, а когда Роман заявил, что тоже смотрит порно, засмеялся вместе с Владом.
- А мальчик поддаётся внушению!..
Между тем, Роман начал подозревать, что над ним в открытую издеваются. Влад наконец то замолчал, и отдал должное закуске, что позволило бывшему коллеге собраться с мыслями. На некоторое время над столиком стояло молчание.
- Ладно, развлеклись и будет. Что тебе нужно для решения проблем? Кроме денег, конечно. Их ты сам заработаешь…
- Ножик хороший! – быстро ответил Роман. О ноже он думал давно, большого размера и устрашающего вида.
- Зачем тебе нож? – удивился Влад.
- Для самообороны. – последовал ответ. Насчёт фигуры Влад Савельеву безбожно польстил. Низкого роста, весом едва за пятьдесят кг и мускулатурой дистрофика Роман производил впечатление школьника, ему иногда даже пиво не продавали без паспорта.
- Ты им пользоваться то умеешь? Нет? Тогда он тебе без надобности, с ножом тебе скорее …лей дадут, чем без него. – Влад посмотрел на часы и встал из-за стола. – Пора закругляться, Ррроман. Записывай адрес, думаю тебе там помогут. Агентство называется «Валтасар». В своё время я к ним обращался, и не без пользы. Попробуй, потерять ты ничего не потеряешь. Будут спрашивать кто подсказал – называй мою фамилию. Всё, я побежал.
Влад на прощание пожал руку и быстро вышел наружу. Роман только через час вспомнил, что не знает фамилию Владислава, но всё-таки пришёл по указанному адресу через три дня…
Особого впечатления на Романа офис агентства не произвёл: располагался по соседству с ювелирным магазином на первом этаже жилого дома, собственной вывески не имел, стеклянная дверь вела в залу без мебели и с минимумом освещения. Из двери напротив вышел мужчина в возрасте и, узнав о цели визита, пригласил пройти внутрь. В кабинете сидевший за компьютером молодой парень кивком головы поприветствовал гостя и жестом руки предложил расположиться за одним из трёх кресел около журнального столика.
Встретивший Романа представился Петром Алексеевичем и, усевшись напротив Романа, задал вопрос.
- Итак, молодой человек, не могли бы вы подробно описать проблемы, с которыми вы столкнулись, и которые требуют скорейшего их разрешения? – после недолгого молчания, он наклонился поближе, и продолжил. – Смею предположить, что вам нужны деньги.
- Да, нужны, – ответил Роман и начал пояснять. – Понимаете, долгое время без работы, появились долги, часть которых нужно отдать в ближайшее время…
- Почему же тогда вы не пришли с этим в банк? – перебил его собеседник и, видя, что Савельев собирается возразить продолжил. – Нет-нет, ничего не говорите... Понимаете, молодой человек, если вам сейчас вручить сумму немногим более той, что вы указали, то через короткое время ситуация повторится вплоть до деталей, только последствия будут более драматичны. Вам нужно бороться с самой проблемой, а не с её последствиями. Вы улавливаете мою мысль?
- И что же вы предлагаете?
- Нельзя просто хлопнуть в ладоши, и преграда исчезнет. Давайте бороться с причинами, а не симптомами.
Роман неуверенно кивнул, и некоторое время молчал, пытаясь вспомнить с чего начались его злоключения.
- По-моему всё началось, когда меня бросила девушка…
- Ну, допустим… И-и-и-и…
- Может если бы она ко мне вернулась…
- Секундочку! – перебил его Пётр Алексеевич. – Я чего-то не понимаю. Проблемы у вас или у девушки? Причём здесь она? Сколько времени вы уже без работы?
- Достаточно долго.
- В таком случае, мы поможем вам с желанной вакансией. Сергей, - обратился Петр Алексеевич к парню, до этого не проявляющего интереса к разговору. – Твой выход.
После нескольких наводящих вопросов парень быстро что-то набрал на клавиатуре, и развернул монитор в сторону Романа. Данная вакансия уже была проверена Савельевым, и отвергнута сразу. Собеседование с будущим руководителем показало бы, что соискатель не соответствует уровню мастера смены, но на его сбивчивые объяснения не обратили никакого внимания. В конце концов, он смирился и решил просто плыть по течению.
- Кстати, меня к вам направил Владислав. – вспомнил Роман. После ответа, что для него это ничего не меняет, Савельев поинтересовался насчёт оплаты. Его собеседники обменялись ироничными взглядами, после чего Пётр Алексеевич откинувшись назад и демонстрируя неподдельный интерес, стал говорить.
- Учитывая, что денег у вас на данный момент нет, вы можете с нами расплатиться двумя путями. Первый вариант – это… м-м-м… вещь, которую вы не ощущаете, и практически не имеет для вас никакого значения.
- А что это за вещь?
- Оооо… Философы до сих пор не пришли к единому мнению о том, что это такое и нужна ли она вообще. Кто-то ошибочно путает её с совестью, у кого-то она болит. Наука не может её даже определить, так что понятие относится к области метафизики, а там результаты более чем скромные. Служители веры всех мастей за тысячелетия достигли гораздо более значимых результатов, чем самые маститые учёные. Ведь даже попытки измерить её завершились очередным провалом.
- Что-то я совсем запутался… - Роман не особо вслушивался в монолог Петра Алексеевича, в это время представлял, как удивит родителей, получив такую должность сразу. – Вы не можете сказать прямо, чего вы хотите?
- Вот об этом я и толкую! – непонятно чему обрадовался его собеседник. – Если вы даже не осознаёте о чём идёт речь, то зачем она вам?
- А я то думал, что вы – серьёзная фирма, а вы мне тут какую-то ахинею несёте! – начал подниматься со своего места Савельев.
- Либо мы с вами можем подписать соглашение о выполнении в будущем для нас определённой услуги, - невозмутимо продолжил глава проекта. – И судя по всему, для вас сейчас предпочтительней второй вариант. Вот, ознакомтесь с договором и если вас всё устраивает…
Роман пробежал глазами по документу. «Я, нижеподписавшийся, в дальнейшем именуемый… обязуюсь выполнить строго по указанию и в срок… при условии что действие не несёт для меня вреда прямого и косвенного… и не принесёт в дальнейшем урона моей репутации… Имею право не предпринимать никаких действий до трёх месяцев с момента подписания…»
- Как вы собираетесь устроить меня на эту работу?
- Ничего сверхординарного… Вы, Роман Батькович, пройдёте собеседование. Сколько продержитесь после него не наша забота. Сергей составит и отошлёт ваше резюме, я позабочусь, чтобы вы были очень убедительны. Вероятность что вам откажут крайне мала, и в этом случае все ваши обязательства аннулируются.
Роман мысленно махнул рукой на все сомнения и подписал документ, который держал в руках всё это время.
- Постойте, а что нужно было от вас Владу?
- Владислав решил пожертвовать своим по причинам, о которых я умолчу, – ответил ему Пётр Алексеевич, не отрывая взгляда от соглашения. – И сейчас, хотя он об этом и не знает, встал на путь Жнеца. Он выбрал первый вариант, хотя и с оговорками. Но должен сказать, вряд ли у Владислава был выбор.
- Какого Жнеца?
- Это не важно… До скорой встречи, Роман. – с этими словами руководитель проекта «Валтасар» протянул ему руку, которую Савельев машинально пожал, после чего потерял сознание и мягко осел на пол. – Работаем, Сергей.
- Как обычно, Петр Алексеевич? – по-прежнему сидевший за компьютером парень, начал привставать.
- Да. Я немного подчищу ему память и поработаю над структурой личности, чтобы он убедил человека в своей способности руководить коллективом. Матрица продержится пару дней, после чего Роман снова станет Ромчиком. И выкинь ты эту промокашку: нам она без надобности…
Роман Савельев продержался на новой должности две с половиной недели, после чего уволился по собственному желанию под угрозой формулировки о неполном служебном соответствии. Подробностей о своём посещении агентства «Валтасар» он не помнил.
__________________
"После того, что аффтары делают с русской речью, они, как честные люди, обязаны на ней жениться!" ©
Ведунья вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 00:56. Часовой пояс GMT.


©2000-2019 vB™ , Перевод: zCarot

© Рудазов Александр «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге запрещена и преследуется по закону.»